?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Лохотрон "Мемориала" (из черновика к "Троцкизму") часть 21

Я много писал в своем блоге об очевидных нелепостях в тексте приказа №00447, здесь нет необходимости мои «придирки» приводить в полном объеме, укажу только на три самых бросающихся в глаза.
Преамбула:
«Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.»
Специально выделил фразу. Тупому ботанику из «Мемориала», который сочинял преамбулу, что следак, что опер – по барабану. Все-равно - сатрап и садист из НКВД.
Любой же юрист знает, что материалами следствия устанавливается вина, мера, степень, глубина, как сказал один поэт, а не число антисоветских элементов и прочих преступников в населенных пунктах. Это устанавливается в ходе оперативно розыскных мероприятий, проводимых оперативными сотрудниками правоохранительных органов. Следователи не только не относятся к оперсоставу, но они и не имеют права проводить оперативно-розыскные мероприятия. Даже если в ходе следствия будут получены данные о скоплении в каком-то селе бывших кулаков-антисоветчиков, то эти данные для проверки следователь обязан предать оперативникам.
Вот просто невероятно скучно читать и разбирать эту галиматью. Ладно, еще дальше: I. КОНТИНГЕНТЫ, ПОДЛЕЖАЩИЕ РЕПРЕССИИ.
1. Бывшие кулаки, вернувшиеся после отбытия наказания и продолжающие вести активную антисоветскую подрывную деятельность.
2. Бывшие кулаки, бежавшие из лагерей или трудпоселков, а также кулаки, скрывшиеся от раскулачивания, которые ведут антисоветскую деятельность.
3. Бывшие кулаки и социально опасные элементы, состоявшие в повстанческих, фашистских, террористических и бандитских формированиях, отбывшие наказание, скрывшиеся от репрессий или бежавшие из мест заключения и возобновившие свою антисоветскую преступную деятельность.
4. Члены антисоветских партий (эсеры, грузмеки, муссаватисты, иттихадисты и дашнаки), бывшие белые, жандармы, чиновники, каратели, бандиты, бандпособники, переправщики, реэмигранты, скрывшиеся от репрессий, бежавшие из мест заключения и продолжающие вести активную антисоветскую деятельность.
5. Изобличенные следственными и проверенными агентурными материалами наиболее враждебные и активные участники ликвидируемых сейчас казачье-белогвардейских повстанческих организаций, фашистских, террористических и шпионско-диверсионных контрреволюционных формирований».
ЁКЛМН! А что, ВЧК-ОГПУ-НКВД до 13 июля 1937 года не существовал? Или за два дня до этого приказа был создан? Или все кулаки и прочие враги только за неделю до издания приказа посбегали из мест ссылок и заключений и стали вести антисоветскую деятельность?
Не понимаете? Поясняю: борьба с преступностью, посягающую на основы конституционного строя, являлась повседневной служебной деятельность НКВД. Ведущих антисоветскую пропаганду каждый день органы выявляли, арестовывали, вели следствие и направляли в суды. Беглецов выявляли, ловили не дожидаясь отдельных на то приказов, потому что побег из мест ссылки, поселения и заключения являлся преступлением и за него полагалось наказание, определенное УК того времени. Например, УК РСФСР: «82. Побег арестованного из-под стражи или из места лишения свободы -лишение свободы на срок до трех лет.
Побег с места обязательного поселения (ссылки) или с пути следования к нему, а равно уклонение от исправительно-трудовых работ присужденных к ссылке, -
замену ссылки лишением свободы на тот же срок.
Самовольное возвращение высланного в места, запрещенные для проживания, -
замену высылки лишением свободы или ссылкой на тот же срок, причем ссылкой может быть заменена лишь высылка, назначенная на срок не ниже трех лет».
Еще смешнее, органам НКВД, по сути, больше нечем было заниматься на местах, кроме как выявлением лиц, определенных этим приказом и пресечением той их деятельности, которая указана в этом приказе.
Т.е., пока Ежов свой страшный приказ не подписал, НКВДэшники курили бамбук, танцевали в парках с барышнями под «Амурские волны» и остальное служебное время посвящали освоению пыточного оборудования, дожидаясь пинка от наркома?
Дальше. «7. На основании утвержденного списка начальник оперативной группы производит арест. Каждый арест оформляется ордером. При аресте производится тщательный обыск. Обязательно изымаются: оружие, боеприпасы, военное снаряжение, взрывчатые вещества, отравляющие и ядовитые вещества, контрреволюционная литература, драгоценные металлы в монете, слитках и изделиях, иностранная валюта, множительные приборы и переписка».
«Каждый арест оформляется ордером» – ни встать, ни сесть! Я понимаю, что автор о работе правоохранительных органов имел представление на уровне зрителя кинодетективов. Зритель с такой юридической подготовкой и «Место встречи изменить нельзя» смотрит с полным доверием к происходящему на экране. Его даже не настораживает, что к году штрафной роты трибунал приговорить не мог, потому что предельный срок наказания для штрафника – 3 месяца. Его не удивляет, что два оперативника, Шарапов и его начальник Жеглов, решают, будет ли сидеть под стражей подследственный Груздев. И они, оперативники, даже выпускают подследственного из тюрьмы. Но когда ты пишешь подобный документ, даже если ты занимаешься его фальсификацией, то хоть УПК открой, что ли, хоть какого-нибудь правовика пригласи для консультации! Точно историк из «Мемориала» писал! Это профисторическое самомнение наглядно нам представлено.
УПК РСФСР от 1922 года. Статья 149: «О принятии меры пресечения (ареста в том числе – авт.) следователь составляет мотивированное постановление с указанием преступления, в котором обвиняется данное лицо, и оснований принятия той или иной меры пресечения. О принятии мер пресечения немедленно объявляется обвиняемому».
Никаким ордером никакой арест оформить невозможно. Постановление следователя. Более того, с момента принятия Конституции СССР 1936 года – санкция прокурора или решение суда.

Ордер – не процессуальный документ, чтобы им что-то можно было оформить. Ордер выдаёт следователь или начальник следственного органа лицу, сотруднику, не ведущего расследование дела непосредственно, как документ, удостоверяющий полномочия этого лица на проведение процессуального действия (ареста, обыска и др.) по поручению следователя. Вместе с ордером лицу, в отношении которого проводится процессуальное действие, в обязательном порядке предъявляется постановление об избрании меры пресечения (ареста) или постановление на проведение обыска.

Я даже не касаюсь того, что в приказе указано об обязательном порядке изъятия предметов, запрещённых в гражданском обороте, само хранение которых уже является поводом для возбуждения уголовного дела. Юридическая безграмотность документа, подписанного наркомом НКВД, потрясающая.
И последнее. Посмотрим на заключительные положения «оперативного приказа» и будем сдерживать изо всех сил рвущийся из груди восторг.
«5. Тройки ведут протоколы своих заседаний, в которые и записывают вынесенные ими приговора в отношении каждого осуждённого.
Протокол заседания тройки направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. К следственным делам приобщаются выписки из протоколов в отношении каждого осуждённого».
Плюнем на то, что тройка не оформляла приговоры отдельным документом, а записывала их в протокол заседания. Мы с вами понимаем, что писать на каждого обвиняемого приговор – это большая работа, проще в архив засунуть какой-нибудь протокол сразу человек на двести. Но чёрт с ним, с этим протоколом.

Зато мы читаем, что протокол направляется начальнику оперативной группы для приведения приговоров в исполнение. Т.е., начальник оперативной группы, получив протокол, обязан приговоры привести в исполнение. Правильно? А вот и не угадали. Смотрим следующий раздел:
«VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.
Основанием для приведения приговора в исполнение являются – заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осуждённого и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение».
Оказывается – хрен вам! Во-первых, уже не начальник оперативной группы приводит приговоры в исполнение, а лица по указанию председателей троек. Автор забыл то, что написал сам же чуть выше. И, во-вторых, уже не протокол является основанием для приведения приговоров в исполнение, а заверенная выписка из протокола и специальное предписание. А зачем тогда направлять протоколы начальнику оперативной группы? На кой ляд они ему тогда вообще нужны?

Вы верите, что эту белиберду могли сочинить в наркомате? Приказ готовился за подписью наркома, готовят такие приказы несколько человек, текст тщательно прорабатывается, потому что его несут на подпись не бухому бригадиру колхозной бригады, а целому министру! И тут в тексте, в соседних абзацах наворочено чёрт знает что, одно положение противоречит другому. А на «оригинале» этого приказа ещё есть резолюция Сталина: «Согласен». Набухались всем Политбюро, наверно, на даче коктейля из коньяка и «Киндзмараули» и с пьяных глаз согласовали.
Но все-таки нужно отметить, что масштаб работы Политбюро и КГБ СССР по фабрикации документов относительно «большого террора» поражает воображение. И работа, в целом, проведена на достаточно высоком профессиональном уровне. Предусмотрели, практически, всё. Даже документы о списании боеприпасов.
Правда, при этом состряпали кучу откровенно смешных бумажек. Например, есть телеграмма Прокурора СССР А.Я.Вышинского предписывающая прокурорам областей и республик не соблюдать нормы Уголовно-процессуального права при работе в рамках приказа №00447. Правда, через год Андрей Януарьевич про свою телеграмму забыл и начал разборки с нарушениями норм УПК со стороны сотрудников НКВД и прокуроров.
Есть и телеграмма начальника ГУГБ Фриновского о запрете доводить приговоры троек до лиц, приговоренных по 1-ой категории, знакомить с приговорами только 2-ю категорию. С какой целью сочинялась эта чепуха за подписью Фриновского – понятно. Его нам пропаганда представила в виде почти откровенного бандита. Поэтому и такая телеграмма. Расстрел человека, который не ознакомлен с приговором – это не процессуальное действие, а обычное убийство. Даже на фронте дезертиров перед расстрелом знакомили с приговором, больше того, приговор зачитывали еще и перед непосредственно расстрелом. А вот исполняя указание начальника ГУГБ НКВД СССР, чекисты, приводившие расстрельные приговоры в исполнение, становились убийцами, уголовниками.
Хотя, как раз приговоренных к ВМН можно было знакомить с приговорами троек, они тайну о их существовании уносили с собой в могилу, а вот 2-ю категорию – знакомить было невозможно, потому что вся информация о тройках, как я уже писал, была совершенно секретной. В результате мы и получили отсутствие упоминаний о тройках вплоть до конца 80-х годов. При том, что с приговорами, вынесенными ими, должны быть ознакомлены почти 700 тысяч человек. И ни на одном представленном публике решении тройки нет подписи осужденного.
Еще стоит отметить своеобразное исполнение указание наркома НКВД Ежова о том, как запрашивать увеличение «лимитов» в рамках исполнения приказа №00447. Ежов приказал начальника УНКВД и республиканских НКВД запросы направлять в его адрес, но вместо этого требования на лимиты пошли за подписью секретарей республиканских и областных комитетов в адрес Сталина.
Я почти уверен, что такое своеобразное исполнение указания приказа наркома стало результатом того, что в архивных делах НКВД не нашли нужного количества шифротелеграмм, которые можно было подменить. Зато в архивах ЦК ВКП (б) их за последнее полугодие 1937 года должно быть очень много. Нужно вспомнить, что в это время шла работа партии по подготовке и проведению первых выборов в Верховный Совет СССР. Это были первые такие выборы в СССР по новой Конституции. Опыта проведения подобной избирательной компании у правящей партии еще не было, поэтому она должна была сопровождаться масштабной перепиской, в том числе и закрытой, посредством шифротелеграмм, между республиканскими, областными, краевыми комитетами партии и ЦК. Вот эти шифротелеграммы, по всей видимости, и были подменены на требования по «лимитам».
Обязательно подменены, потому что дублирующие друг друга номера шифровок выдали бы фальсификаторов. В этом была еще одна большая проблема фальсификаторов: мало изготовить новые документы, нужно еще гарантированно очистить архивы от настоящих, наличие которых могло выдать подлог.
Но, как всегда бывает, если в преступлении задействовано много организаторов и исполнителей, то, как при ограблении банка большой бандой, непременно найдется идиот, который забудет надеть на свою идиотскую голову капроновый чулок и засветит всю бригаду. Так случилось и с приказом № 00447.
В сборнике «Через трупы врага, на благо народа. «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг. Довбня О.А., Макарова Л.С. (ред.). Роспэн. 2010г» опубликован с указанием архивного исходника «ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 619. Л. 104. Типографский экземпляр» такой документ:
«8 мая 1939 г.
Совершенно секретно
ПРИКАЗ Народного Комиссара Внутренних Дел Союза ССР за 1939 год

СОДЕРЖАНИЕ:

№ 00497. О дополнении директивы НКВД и Прокуратуры СССР от 26 декабря 1938 г.
№ 2709 и приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.
8-го мая 1939 г., гор. Москва

В дополнение к изданной НКВД СССР и прокурором Союза ССР директиве № 2709 от 26 декабря 1936 года и приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ»,

ПРИКАЗЫВАЮ:

При рассмотрении жалобы того или иного осужденного бывшей тройкой, проходившего по групповому делу, одновременно разрешать вопрос о проверке дела и по отношению других лиц. В случае установления неправильности вынесенного решения в отношении всех или некоторых лиц, проходивших по данному делу, пересматривать таковые независимо от того, что от этих осужденных жалоб не поступало.

Если же в результате проверки будет установлена правильность осуждения лиц, не подавших жалоб, то при поступлении от них жалоб оставлять их без рассмотрения и сообщать об этом жалобщикам, за исключением случаев, указанных во 2-й части пункта 7 приказа НКВД СССР № 00116-1939 г.

Кроме того, если при просмотре находящихся в производстве старых следственных дел, по которым арестованные, ранее проходившие по групповым делам, ввиду прекращения их следственных дел будут освобождены, то и дела на осужденных тройками по показаниям этих лип также немедленно пересматривать.

Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности.

К основаниям для проверки дел и возможного изменения вынесенных тройками решений относить не только жалобы осужденных, а также и другие обстоятельства, устанавливающие неправильность приговоров (заявления родственников осужденных, материалы последующих следственных дел, судебные процессы и т. д.).

Заместитель народного комиссара внутренних дел СССР
комиссар государственной безопасности 3-го ранга В. Меркулов»

Это даже не забытый членом банды капроновый чулок. Это в банке оставили план ограбления вместе со списком всех членов банды. Приказ за подписью В.Меркулова превращает всю огромную массу документов о массовом же терроре, начатом приказом №00447 в огромную кучу мусора, рассованного по разным архивам. Вся гигантских масштабов работа по организации «ограбления банка» полетела к чертям из-за халатности украинских КГБэшников (это у них сохранился документ). Проклятые хохлы всю малину «Мемориала» испоганили…

Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Лохотрон "Мемориала" (из черновика к "Троцкизму") часть 22

Вы, если не совсем в теме вопроса или если вам качественно зашлаковали мозги «тройками», можете задать мне правомерный вопрос: почему я пишу об отсутствии упоминаний о «тройках» вплоть до 80-х годов, при этом выкладываю приказ, касающийся работы троек.
Ответ на этот вопрос очень прост. После создания НКВД в 1934 году, Постановлением ЦИК и СНК СССР от 15 ноября 1934 года было создано Особое совещание при наркоме НКВД СССР. Несудебный орган, которому было дано право рассматривать дела, наказание по которым не превышало срок заключения 5 лет. Понятно, что это были преступления за исключением ст. 58, «политической», там сроки по всем пунктам были выше.
В состав ОСО входили 1) нарком НКВД и его заместители, уполномоченный Народного комиссариата внутренних дел СССР по РСФСР; 2) начальник Главного Управления Рабоче-Крестьянской милиции; 3) наркомы НКВД Республик. Обязательно при рассмотрении дел ОСО принимал участие Прокурор СССР.
В связи с большим количеством предполагавшихся к рассмотрению дел, приказом НКВД № 00192 от 27 мая 1935 года на местах, при наркоматах НКВД Республик и Управлениях НКВД в областях и краях, были созданы подразделения ОСО, которые назывались в официальных документах «тройки НКВД, УНКВД (в ряде случаев они применялась не запятая, писали так НКВД/УНКВД) и УРКМ».
Почему НКВД/УНКВД? НКВД – это когда тройка работала в Республике, а УНКВД – областная. В народе эти тройки получили название «милицейская тройка» по аналогии с бывшими тройками УРКМ при ОГПУ и потому, что материалы после рассмотрения их тройкой, вместе с вынесенным решением, на утверждение непосредственно в ОСО направлял не нарком НКВД республики или начальник УНКВД области-края, а начальник Управления РКМ. Ну и рассматривала тройка, как материалы НКВД, так и материалы милиции, но только общеуголовного характера, без 58-ой.
Эта тройка выносила по рассмотрении материалов на уголовников решение, а утверждало решение, после чего оно вступало в законную силу, Особое совещание. Вот поэтому и у Солженицына, и у Шаламова есть тройка ОСО, но нет троек НКВД.
И в приказе за подписью В.Меркулова мы видим, что он создан в дополнение директивы № 2709:
« Директива № 2709 наркома внутренних дел СССР Л. П. Берии и прокурора СССР А. Я. Вышинского об отмене решений бывших троек НКВД

28 декабря 1938 г.

ИЗ МОСКВЫ. № 2709 НИКОЛАЕВ, УНКВД, ВСЕМ НКВД И НАЧ. УНКВД КРАЕВ И ОБЛАСТЕЙ И НАЧАЛЬНИКАМ СООТВЕТСТВУЮЩИХ ОБЛАСТЕЙ, РК МИЛИЦИИ, ПРОКУРОРАМ СОЮЗНЫХ И АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИК, КРАЕВ (ОБЛАСТЕЙ), ЛАГЕРЕЙ, ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ и ВОДНОГО

ТРАНСПОРТА

1. Во всех случаях поступления заявлений и жалоб на решения Троек, действовавших при НКВД союзных, автономных республик и

областных (краевых) Управлений НКВД и Управлений РК милиции, Начальники соответствующих УНКВД или РК милиции обязаны рассмотреть жалобы и заявления и решить вопрос о том, подлежат ли пересмотру решения по этим заявлениям и жалобам.

2. В случае признания неправильности вынесенного решения и необходимости его отмены Начальники соответствующих Союзных, автономных республик НКВД и (краевых) Управлений НКВД или Управлений РК милиции, — выносят постановления об отмене реше¬ния и прекращении дела.

3. Постановления об отмене ранее принятого решения сообщается в 1-й Спецотдел НКВД СССР и заявителю.

Берия Вышинский

28.XII.1938 г.

ОГА СБУ. Ф. 9. Д. 672. Л. 206. Копия. Машинописный документ».
И в дополнение приказа НКВД СССР № 00116 от 4 февраля 1939 года «О порядке рассмотрения жалоб осужденных ранее действовавшими тройками при НКВД, УНКВД и УРКМ».

Т.е., «Усмотрев неправильность рассмотрения тройками следственных дел, не подпадавших под действие приказа НКВД СССР № 00447 за 1937 г., по своему характеру подлежавших рассмотрению судов, решения троек по таким делам отменять, дела доследовать и направлять по подсудности» - Приказ НКВД СССР № 00447 касался работы не каких-то троек, которые созданы этим же приказом... Понимаете? Дела, подпадавшие под действие приказа №00447, рассматривали тройки НКВД/УНКВД и УРКМ, «милицейские тройки». Но они не имели права до 1941 года рассматривать дела по преступлениям, предусмотренных статьей 58-ой УК РСФСР и аналогичными статьями УК Союзных Республик.
Это не гвоздь в крышку гроба «массовых репрессий» 1937-1938 годов, это аннигиляция всей грандиозной лжи о 650 тысячах расстрелянных по приговорам незаконного неконституционного органа – тройкой НКВД. Явное. неоспоримое доказательство того, что настоящий приказ №00447 подменен фальшивкой. Потому он так смешно и выглядит...



Для желающих поощрить меня писать больше: карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927

Яндекс-кошелек https://money.yandex.ru/to/410017582228808


p_balaev

Лохотрон "Мемориала" (из черновика к "Троцкизму") часть 23

И еще одно я предвижу. После всего этого найдутся утверждающие, что Балаев нарисовал какую-то фантастическую картину советской истории, в которой не было ужасов 37-38 годов. Действительно, для сознания массы моих соотечественников-современников эти «массовые репрессии» стали настолько аксиомой, что мы даже не в состоянии очнуться от дурмана этой грандиознейшей исторической мистификации, проведенной в целях… У-у! Ставка была очень высока – государственная собственность СССР…
Но давайте посмотрим еще один архивный документ:

«1938.05.21
Народным комиссарам внутренних дел союзных и автономных республик, начальникам УНКВД, начальникам Управлений рабоче-крестьянской милиции республик, краев и областей
В ходе работы по изъятию социально-вредных и деклассированных элементов, проводимой в целях предупреждения уголовной преступности и осуждения указанных элементов на тройках, органами НКВД на местах допускаются извращения, к числу которых, в частности, относятся:
1) Осуждение колхозников, хотя и имевших в прошлом приводы и судимости, но вернувшихся к общественно-полезной работе, имеющих большое число трудодней, преступной деятельностью не занимающихся и не связанных с уголовно-преступной средой. Такие факты отмечены по Горьковской обл., где они являлись результатом работы арестованных врагов народа; в некоторых районах той же Горьковской обл. имели место факты фабрикации приводов и искусственное увеличение привлекаемых лиц; составление заключительных постановлений, не соответствующих материалам дела и т.п. Виновные мною строго наказаны…»
Зверство? Невинных людей, бывших уголовников, судили преступники в погонах? Какая невидаль для нашей нынешней реальности?! Мы с вами никогда не сталкивались, как полиция фабрикует дела ради показателей? Так за это, если такие факты выявляются, и сегодня дают так по голове, что фуражки слетают, и в 1938 году такие «правоохранители» своё получили. Дальше:
«2) Рассмотрение дел, не подсудных тройкам; в Татарии и других областях тройки выносили решения по делам о грабежах, почему, в результате ограниченных прав троек, грабитель осуждался на меньшие, чем он заслуживал, сроки наказания.
3) Осуждение очевидных воров и уголовников как простых нарушителей паспортного режима и вынесение решений в отношении таких категорий только о выезде из режимных пунктов. Такая практика отмечена в Грузии и Азербайджане, по Тбилиси, Батуми и Баку. Эти решения троек в Грузии и Азербайджане определяли и всю линию работы милиции, которая вместо ареста воров отбирала у них по 5—6 подписок о выезде из режимного пункта, что приводило к полной безнаказанности уголовников.
4) Применение условного осуждения или осуждения к принудработам…»
Ну как? Страшно? А ведь это всё происходило именно тогда, когда по приказу № 00447, стреляли десятки тысяч человек в областях и республиках, даже не знакомя их с приговорами.
Т.е., начальники НКВД и прокуроры утром грабителей, воров и прочих уголовников на заседании одной тройки приговаривают на сроки меньшие, чем они того заслуживают, а после обеда, этих же грабителей, воров и уголовников на заседании другой тройки отправляют «в штаб Духонина»?
Вы это осознаете? Понимаете, что менты, как были ментами, так ими и остались. Они не работают на сдельщине, чтобы выпрашивать себе больше «лимитов» и за ударный труд получать стахановскую зарплату. Служивые сидят на окладе. И в 37-м году им было, как и нынешним, влом расследовать преступления для направления дела в суд на реальных преступников. Это тяжелая работа. Вместо этого, они в 1937-м году, воспользовавшись возможностями ОСО, на своих тройках лиц, совершивших серьезные преступления, приговаривали к незначительным срокам наказания. Только чтобы не напрягаться со следствием по делам. Где вы здесь видите тех морлоков-чекистов, которые вылезли из каких-то фентэзийных пещер мира адского ужаса наружу и стали наводить смертный ужас на население СССР в 1937 году?
Ребята, это не у меня фантастический сталинский СССР, в котором не было массовых репрессий, это у перестроечной шантрапы, которая запустила этот фантастический мир, подобие толкинианы с его орками и морлоками, в историографию СССР, наша Родина стала территорией населенной фантастическими кровожадными монстрами. А сегодня наша историография, которая на самом деле является голой бессовестно лживой пропагандой, при активной помощи организаций, подобных «Мемориалу», изо всех сил держит ваше сознание в плену этой «толкининаны».
Так вы кто? Эльфы или хоббиты? Может, гоблины? А наши предки страдали под игом Сталина-Саурона?