?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Сегодня день памяти И.В.Сталина. 66 лет назад было объявлено о его смерти.

Из моей книги "Берия и ЦК. Два заговора":

"... Не только ради Крупской я начал эту книгу главой о педагогике, конечно. Кое-какие проблемы советской, так называемой, педагогики и вылились в то, что и мое поколение, и нынешнее, само утверждение, что врачи убивали руководителей государства воспринимают, как абсолютно абсурдное. Как так? Врачи? Убивали? Они что – гангстеры? Стоит только сказать человеку моего поколения, что медики залечили Горького и Жданова, как тут же ироническая ухмылка – сталинские бредни маньяка.
А вот люди начала 50-х годов, еще не столь «облагороженные» «лучшим в мире образованием» (тогда семилетка считалась за хорошее образование, а десятилетка – это, как говаривал киноперсонаж Жеглов: у тебя же 10 классов на лбу написаны) информацию в советских газетах о врачах-убийцах восприняли вполне адекватно.
Адекватно – это с доверием к этой информации. Подумаешь, какая невидаль – врач убил пациента лечением! Что в этом невероятного? И гневные отклики советских людей на публикацию в «Правде» были. И простых колхозников-рабочих, и медиков. Медики проклинали этих выродков, опозоривших звание врача.
Убийство врачом пациента путем вредительского лечения – преступление, древнее, как сама профессия врача. Характерно, что народ с семилетним образованием это понимал, а вот уже люди самой читающей в мире страны – нет. Даже сегодня не понимают. Сами проведите такой тест: выберите объект более-менее интеллигентный, интересующийся историей, и задайте ему вопрос: от чего умер Иван Грозный. Гарантирую, большинство опрашиваемых ответит – его отравили придворные медики мышьяком и ртутью. Залечили. И тут же задайте вопрос о Жданове и Щербакове. Сразу в голове щелкает тумблер и начинается поток сознания о том, что Тимашук в карьеристских целях…
Вот вам продукт «самого лучшего в мире образования». Вместо собственной логики, в сознании – знания. Полученные от учителя в школе и из книг. Учитель и книги – это хорошо, разумеется. Но когда свои мозги есть. А когда их нет… Да сами вспоминайте, еще раз, как в «советской» школе вас натаскивали на понимание трактовок литературных произведений, исторических фактов. Как отсекалось всё «еретическое».
Мне даже иногда кажется, что вся сталиниздическая бериеада – это тоже тест, специально проводимый для оценки готовности толпы к внушаемости самого абсурдного.
Ладно, если бы только люди, не связанные с раскрытием и расследованием преступлений, в этой теме могли плутать. Во время написания этой книги разговаривал со знакомым бывшим милиционером, и не просто с милиционером, а с начальником уголовного розыска РОВД. И он ехидно пробовал мне предъявить контр-аргумент: почему тогда этих врачей почти сразу восстановили на работе, более того, после устранения Берии они так и продолжали трудиться в Лечсанупре? Почему им снова стали доверять здоровье и жизни советских руководителей?
А кому они стали опасны после всего, что с ними произошло? Тем более, что по делу Берии под метелку выгребли всех его приближенных, хоть в какой-то степени, со всех органов. Подозреваю, не только за участие в заговоре, но и для гарантии, что не останется ни один, кто бы мог иметь возможность давления на врачей. На всякий случай, так сказать.
И в Лечсанупре работали лучшие врачи СССР, в смысле профессионализма, а не по моральным качествам, конечно. Виноградов – это суперпрофессионал, лучший в своей области. Если он по-настоящему лечил, то это было самое лучшее лечение, какое только можно было получить в СССР. Если ликвидирован тот, кто мог Виноградову заказать пациента, то зачем профессора выгонять? Теперь у него надо лечиться.
Вот именно то, что врачи после ареста Берии остались все на своих местах, как раз является еще одним доказательством, косвенным, разумеется, что преступления они совершали по заданию Берии…

Но решиться Берия на убийство Сталина и заставить врачей его убить мог только в одном случае: если он получал полную гарантию, что никакого расследования этого убийства не будет.
Смерти Щербакова и Жданова пришлись на время, когда во главе МГБ был ставленник Лаврентия Павловича Абакумов. Крыша конкретная, как сейчас говорят, поэтому и на диагноз Тимашук они так нагло наплевали. Ничего не боялись.
При Игнатьеве, который никогда не входил в команду Берии, никто врачей не смог бы заставить пойти на преступление. Это было бы самоубийством. Нужна была гарантия, что Игнатьев будет выключен из игры.
А полной гарантия могла быть только при условии, если МГБ немедленно после смерти Сталина возглавит сам Берия. И еще МВД, чтобы точно иметь в руках все органы, которые могли вести оперативно-розыскные мероприятия и следствие. Именно в этом, считаю, был смысл произошедшего в начале марта 1953 года объединения МВД и МГБ.
Такую гарантию Берии мог дать только человек, а) являющийся одним из представителей антисталинского большинства в ЦК, которому большинство ЦК и доверило организационные вопросы по осуществлению переворота; б) пользующийся абсолютным доверием у Берии.
И никакому сомнению не подлежит, что таким человеком был именно Никита Сергеевич Хрущев. Знакомы они с Берией были уже 20 лет, как сам Микита признавался, приятельствовали. И на первом же Пленуме ЦК после смерти Сталина роль Хрущева и высветилась – ЦК ему доверил руководство Секретариатом.
Но эти двое – не исчерпывающий список организаторов убийства. Сначала Хрущев должен был получить недвусмысленный ответ от большинства членов ЦК, или, по крайней мере, от тех, кто это большинство контролировал и вел с Никитой переговоры от его имени, что после смерти Вождя Пленум проголосует за Никиту во главе Секретариата и за Берию во главе МГБ-МВД. Поэтому о готовящемся убийстве Сталина знало и ждало его большинство членов ЦК.
Вот то большинство, которое выдвинуло во главу партии вместо Маленкова – Хрущева, которое потом дружно затоптало «антипартийную группу». Все эти Брежневы, Сусловы, Громыки, Патоличевы…
Убийца не один Берия, и не на пару с Хрущевым. Убийцы – вся эта ЦКашная кодла.
Про то, как Берия разваливал дело врачей – в главе о его министерских 100 днях. Там – просто песня!
Сталинизды-бериефилы утверждают, что Лаврентий Павлович расследовал убийство Сталина и поэтому его убрали. Как расследовал – они молчат. Мухину пришлось фантазировать с «Лабораторией-Х», иначе на расследование даже намека не было бы.
Никто ничего не расследовал! Извините, но если бы было расследование, то первое, что сделал бы следователь – изъял бы все медицинские документы Сталина и приобщил бы их к уголовному делу. А было уголовное дело по факту смерти Сталина? Вот то-то же.
Ладно, может быть без дела расследовал? Оперативную проверку проводил? Тогда опер, который этим занимался, тоже изъял бы все медицинские документы и приобщил бы их к оперативным материалам. Изъяты они были? Нет. В июле с ними спокойно работал Лукомский.
Более того, Василий Сталин, заявлявший, что его отца убили, не был даже опрошен по факту заявления. Дружок Хрущева Булганин его вышвырнул из армии, а Берия упрятал за решетку.
Потом уже, когда поцапались с Мао Цзедуном, похабным ртом Хрущева распустили сплетню, что Сталин сам в своей смерти виноват. Был таким ужасно страшным и свирепым, что даже охрана боялась его охранять.
В завершение. Есть только одни более-менее адекватные воспоминания о последних часах жизни Сталина. Воспоминания одного человека – А.Мясникова, профессора-невропатолога, которого вызвали вместе с группой других невропатологов к Иосифу Виссарионовичу после того, как с больным порезвился кардиолог Лукомский.
Почему воспоминания Мясникова наиболее адекватные? Потому что он был врачом высочайшей квалификации, он понимал, что происходит с больным и вокруг больного. И еще он был довольно оригинальным человеком. Его книга четко рисует характер автора – стебаться очень и очень любил!
Он единственный вспомнил, что до приезда к больному инсультом уже целый день лекарствовал кардиолог. Стебался Александр Леонидович во всю ивановскую.
Начиная с того, что в аптечке у Сталина даже нитроглицерина не было. Для несведущих – комплектование аптечки охраняемого лица – обязанность охраны. Там всё было, на самом деле. И нитроглицерин, и аспирин, и йод.
Это Мясников просто стебался. По его книге видно, насколько ему была противна вся ситуация. Аптечка – ерунда. Дальше – больше. Оказывается, как Александр Леонидович написал, на второй день кому-то пришло в голову сделать Сталину ЭКГ!
Представляете, второй день у кровати больного лучший кардиолог СССР – Лукомский, но ЭКГ только на второй день кому-то пришло в голову сделать! Что сутки делал у постели больного лучший кардиолог страны без ЭКГ?
Сделали ЭКГ и тут врачиха, которая проводила исследование, как только на кардиограмму глянула, сразу заорала: ИНФАРКТ!!!
Вся бригада лекарей выпала в осадок. Представляете, вторые сутки человека лечат от инсульта, на вторые сутки сделали ЭКГ, а там – ИНФАРКТ!
Бледные от испуга врачи молча пялились на женщину-кардиолога. Онемели! Их коллеги еще сидели по камерам за то, что также лечили инфаркты. Финальная сцена из комедии Гоголя «Ревизор».
Спас всех Мясников. Выступил с речью, что такую ЭКГ, как при инфаркте, может и инсульт давать. Все выдохнули. Сразу поверили и стали дальше лечить инсульт. Пиявками!!! Ставят диагноз – кровоизлияние в мозг! И тут же – пиявки вместо препаратов, повышающих свертываемость крови. Это чтобы крови из лопнувшего в мозгу сосуда больше вытекало? Чтобы товарищ Сталин быстрее отмучался?
И строфантин – каждый час!
Конечно, Сталин умер. От инсульта, а не от инфаркта. Вскрытие подтвердило. Пришли на вскрытие те, кто лечил его от инсульта, во главе с министром здравоохранения, который тоже лечил от инсульта, вскрыли труп и увидели, что инфаркта не было, был инсульт. Это вот всё так и было. Особенно вскрытие. Кто ставил диагноз и лечил, тот и на вскрытии присутствовал. Да, и заключение уже в июле 1953 года, после ареста Берии, написал Лукомский. Кардиолог, который Сталина лечил от инсульта.
Так кто медицинские документы Сталина уничтожил так тщательно, что в архиве остались только какие-то разрозненные непонятные бумажки? Есть варианты?
И чего там Берии было расследовать, в детектива Анискина играть? Хватай, сажай – вся банда на лицо.
Да, Мясников как только написал мемуар, так сразу в 1965 году умер. Это был первый умерший невропатолог из той бригады. В 1966 году умер второй невропатолог – Н.В.Коновалов. И третий, последний невропатолог И.Н.Филимонов умер (татарам!) тоже в 1966 году. И их начальник, министр здравоохранения Третьяков (ДЫЦ!) тоже умер в 1966 году.
А кардиолог Лукомский еще долго жил. Это невропатологи про инфаркт языки распускали, а кардиолог молчал, как рыба. И потому долго прожил".


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

бендер
bulgat
reposted by p_balaev

[reposted post]Сталин о отношении коммунистов к НЭПанам в СССР и Китае.

reposted by p_balaev


Известно, что при НЭПе в СССР как и в Китае сейчас, начала резко расти буржуазия. Она стала вырастать до очень крупных размеров. Коммунисты в СССР очень переживали по этому поводу. Некоторые тогда считали, что коммунизма в СССР теперь нет и он ушел в капитализм, то что сейчас говорят про Китай. Оказывается этот вопрос уже давно обсудили, что сказал нам на это товарищ Сталин?



В связи с вопросом о крестьянстве у нас наметились в партии два уклона. Уклон в сторону преуменьшения кулацкой опасности и уклон в сторону её преувеличения, в сторону преуменьшения и недооценки роли середняка. Я не скажу, что эти уклоны представляют что-либо смертельное для нас. Уклон есть уклон, уклон есть нечто, еще не оформившееся. Уклон есть начало ошибки. Либо мы дадим этой ошибке развиться,- тогда дело плохо, либо мы эту ошибку подсечём в корне,- и тогда опасность ликвидирована. Уклон есть нечто ошибочное, которое даст результаты потом, если ты вовремя его не остановишь.

Два слова о недооценке кулацкой опасности. Говорят о кулацком уклоне. Это, конечно, глупо. В партии не может быть кулацкого уклона. Речь идёт не о кулацком уклоне, а об уклоне в сторону недооценки кулацкой опасности. Если бы даже не было людей, которые стали жертвой этого уклона, которые стали на почву этого уклона, они всё равно появились бы, потому что развитие у нас идёт в сторону некоторого оживления капитализма, а оживление капитализма не может не породить сумятицу около нашей партии. С другой стороны, у нас развивается социалистическая промышленность и идёт борьба между нею и частным капиталом. Кто кого перегонит? Перевес сейчас на стороне социалистических элементов. Мы подчиним себе и кулака и частного капиталиста в городе. Но пока факт является фактом, что кулак растёт, и мы его экономически далеко еще не поколотили. Кулак собирает силы бесспорно, и кто этого не замечает, кто говорит, что это пустяки, что кулак-жупел, тот ставит партию перед опасностью потерять бдительность и оказаться разоружённой в борьбе с кулаком, в борьбе с капитализмом, ибо кулак есть агент капитализма в деревне.

Говорят о Богушевском. Конечно, у него не кулацкий уклон. У него уклон в сторону недооценки кулацкой опасности. Если бы у него был кулацкий уклон, его надо было бы исключить из партии. Но до сих пор никто, кажется, насколько мне известно, не требовал его изгнания из партии. Этот уклон-уклон в сторону недооценки кулацкой опасности в деревне,- уклон, который мешает держать партию в состоянии постоянной готовности к борьбе, который разоружает партию в её борьбе с капиталистическими элементами, этот уклон осуждён, как известно, решением Центрального Комитета партии.

Но есть другой уклон – в сторону переоценки кулацкой опасности, в сторону растерянности перед кулацкой опасностью, в сторону паники: “кулак идет, караул!”. Странное дело! Люди вводили нэп, зная, что нэп есть оживление капитализма, оживление кулака, что кулак обязательно подымет голову. И вот стоило показаться кулаку, как стали кричать “караул”, потеряли голову. И растерянность дошла до того, что забыли о середняке. А между тем основная задача в деревне состоит теперь в борьбе за завоевание середняка, в борьбе за отрыв середняка от кулака, в борьбе за изоляцию кулака путем установления прочного союза с середняком. Об этом забывают товарищи, ударившиеся в панику перед кулацкой опасностью.
Я думаю, что если доискаться корней этих двух уклонов, то можно было бы их свести к следующим исходным пунктам.
Первый уклон состоит в преуменьшении роли кулака и вообще капиталистических элементов в деревне, в замазывании кулацкой опасности. Он исходит из того неправильного предположения, что развитие нэпа не ведет к оживлению капиталистических элементов в деревне, что кулак и вообще капиталистические элементы отходят или уже отошли у нас в область истории, что дифференциации в деревне не происходит, что кулак– это отзвук прошлого, жупел, и только.
К чему приводит этот уклон?
На деле этот уклон приводит к отрицанию классовой борьбы в деревне.

Второй уклон состоит в раздувании роли кулака и вообще капиталистических элементов в деревне, в панике перед этими элементами, в отрицании того, что союз пролетариата и бедноты с середняком возможен и целесообразен.
Уклон этот исходит из того, что у нас происходит в деревне будто бы простое восстановление капитализма, что этот процесс восстановления капитализма является всепоглощающим процессом, целиком или в подавляющей части захватывающим и нашу кооперацию, что в результате такого развития должна непрерывно расти дифференциация крестьянства в большом масштабе, что крайние группы, т. е. кулаки и бедняки, должны усиливаться и возрастать год за годом, что средние группы, т. е. середняки, должны ослабевать и вымываться тоже год за годом.
На деле этот уклон ведет к разжиганию классовой борьбы в деревне, к возврату к комбедовской политике раскулачивания, к провозглашению, стало быть, гражданской войны в нашей стране и, таким образом, к срыву всей нашей строительной работы, тем самым – к отрицанию кооперативного плана Ленина в смысле включения миллионов крестьянских хозяйств в систему социалистического строительства.

Вы спросите: какой уклон хуже? Нельзя так ставить вопрос. Оба они хуже, и первый и второй уклоны.

И если разовьются эти уклоны, они способны разложить и загубить партию. К счастью, у нас в партии есть силы, которые могут отсечь и первый и второй уклоны. (Аплодисменты.) Хотя оба уклона хуже, и глупо ставить вопрос о том, какой из них опаснее, но есть другая точка зрения, с которой нужно подходить к этим двум уклонам. К борьбе с каким уклоном больше всего подготовлена партия, – к борьбе с первым или со вторым уклоном? – вот как нужно ставить вопрос практически. Оба уклона опасны, оба они хуже, нельзя говорить, какой из них опаснее, но говорить о том, к борьбе с каким уклоном больше всего подготовлена партия, – можно и нужно. Если задать вопрос коммунистам, к чему больше готова партия, – к тому, чтобы раздеть кулака, или к тому, чтобы этого не делать, но идти к союзу с середняком, я думаю, что из 100 коммунистов 99 скажут, что партия всего больше подготовлена к лозунгу: бей кулака. Дай только, – и мигом разденут кулака. А вот, что касается того, чтобы не раскулачивать, а вести более сложную политику изоляции кулака через союз с середняком, то это дело не так легко переваривается. Вот почему я думаю, что в своей борьбе против обоих уклонов партия все же должна сосредоточить огонь на борьбе со вторым уклоном. (Аплодисменты.) Никаким марксизмом, никаким ленинизмом нельзя прикрыть того положения, что кулак опасен. Кулак есть кулак. Он опасен, сколько бы Богушевский ни твердил о жупеле. И этого не вытравишь у коммуниста никакими цитатами. А вот то положение, что с середняком нужен прочный союз, между тем как Ильич пишет в резолюции II конгресса о нейтрализации середняка, – это положение всегда можно замазать, затмить фразами о ленинизме, о марксизме. Тут богатое поле для цитат, тут богатое поле для всякого, кто хочет запутать партию, кто хочет скрыть правду от партии, правду о том, что у Ленина в отношении крестьянства был не один, а три лозунга. Тут можно насчет марксизма проделывать всякие манипуляции. И именно поэтому надо сосредоточить огонь на борьбе со вторым уклоном.
Сталин XIV СЪЕЗД ВКП(б) 18-31 декабря 1925 г.


Заметим, Сталин и его команда не боится крупной городской буржуазии, у которых есть большие предприятия и куча наемных рабочих, они о них даже не заикаются, они больше боятся сельскую среднею буржуазию, с незначительным числом наемных рабочих - кулаков, которых очень трудно отличить от обычных крестьян.

Городская буржуазия всегда на виду, ее легко контролировать, поэтому особой опасности, она не представляет.

Сталин призывает активно бороться с левым уклоном при НЭПе, который очень сильно преувеличивает силы буржуазии. Он требует вести осторожную политику по развитию страны, с помощью буржуазии, не забывая держать в руке камень, что бы в случае опасности ударить эту собаку по зубам. Но и не забывать, что ведя, якобы активную борьбу с капиталистическим базисом, можно сорвать развитие страны, а это уже вредительство, вот такой трудный курс, которого очень не просто держаться.

Также Сталин различает НЭП от капитализма:

Вопрос о нэпе. Я имею в виду тов. Крупскую и ее речь, сказанную по вопросу о нэпе. Она говорит: “Нэп является в сущности капитализмом, допускаемым на известных условиях, капитализмом, который держит на цепи пролетарское государство”… Верно ли это? И да, и нет. Что мы держим капитализм на цепи и будем держать, пока он существует, это факт, это верно. Но чтобы нэп являлся капитализмом, – это чепуха, несусветная чепуха.
Нэп есть особая политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках пролетарского государства, рассчитанная на борьбу элементов капиталистических и социалистических, рассчитанная на возрастание роли социалистических элементов в ущерб элементам капиталистическим, рассчитанная на победу социалистических элементов над капиталистическими элементами, рассчитанная на уничтожение классов, на постройку фундамента социалистической экономики. Кто не понимает этой переходной, двойственной природы нэпа, тот отходит от ленинизма. Если бы нэп был капитализмом, то тогда нэповская Россия, о которой говорил Ленин, была бы Россией капиталистической. Но разве нынешняя Россия есть капиталистическая, а не переходная от капитализма к социализму? Почему же тогда Ленин не сказал просто: “Россия капиталистическая будет Россией социалистической”, а предпочел дать другую формулу: “из России нэповской будет Россия социалистическая”? Согласна ли оппозиция с тов. Крупской, что нэп есть капитализм, или не согласна? Я думаю, что не найдется ни одного члена съезда, который бы согласился с формулой тов. Крупской. Тов. Крупская (да простит она мне) сказала о нэпе сущую чепуху.
И.В. Сталин. XIV съезд ВКП(Б) 18–31 декабря 1925 г


Здесь Сталин дружески поправляет даже Крупскую. Оказывается вся политика НЭПа - это использовать капиталистов, как дойную корову и строить социализм. А наверху сидит пролетариат, который позволяет эксплуатировать своих представителей, для общей пользы.

Постепенно, в ходе конкуренции капиталистов вытесняют социалистические элементы.

Например: феодалы - правящий класс, но и при феодализме отдельные феодалы поступали на службу к евреям-банкирам (капиталистам), но когда те настырно требовали вернуть долг, их могли просто изгнать из страны, в лучшем случае. Проблема у феодалов - они были регрессивным классом и постепенно вытеснялись прогрессивной буржуазией, коммунизм это другая формация, пролетарии - прогрессивный класс и они будут вытеснять постепенно регрессивную буржуазию, которая не сможет выдержать конкуренцию.

А как понять, что страна приняла правый уклон и прогнулась под капиталистами? По способности бить буржуев, если за крупное воровство или коррупцию, капиталиста отпускают на волю, под легкое порицание, как Васильеву и Сердюкова, а работяге за кражу курицы дают десять лет, то капиталисты победили, демократии рабочих(дикт. прол.) нет, там капитализм.



Кто эти люди, которым Сталин старательно объясняет, что бы они успокоились, что в СССР не капитализм, а коммунизм?

Не все разделяли надежды и расчеты Ленина, на что указывают выступления некоторых делегатов XI съезда РКП(б) и поданные Ленину записки. Главным оппонентом Ленина продолжал оставаться Троцкий. Он был согласен с Лениным в отношении использования госкапитализма, как в 1918 г., так и в условиях НЭПа, но «свободная торговля»! Для него это означало возврат к капитализму. И он как мог боролся с этой перспективой. Фронт разногласий между Лениным и Троцким значительно расширился: к указанным выше тактическим по характеру разногласиям прибавились новые – по принципиально важным политическим и теоретическим проблемам. В результате борьба между ними на почве НЭПа стала приобретать еще более острый характер, а политическая дистанция между ними увеличивалась.
Троцкий не разделял оценок и надежд Ленина. Его собственный прогноз был другим.
25 августа 1921 г. на заседании Политбюро Троцкий заявил, что «дни Советской власти сочтены», что «кукушка уже прокуковала», что гибель советской власти неизбежна, если не будет принят предложенный им, Троцким, курс экономической политики и в соответствии с ним перестроено управление народным хозяйством. Вопрос, почему именно в это время Троцкий решился дать такой прогноз, специально не изучался. Сам он прямого ответа на него тоже не дал.


Оказывается основными ораторами, что в СССР уже давно сдох коммунизм, и он тайно перешел в капитализм, являются Троцкисты. Они сперва требовали от Ленина срочно свернуть НЭП, а потом продолжили требовать этого от Сталина. Сталин упорно продолжал поддерживать НЭП до необходимого времени, отбиваясь от троцкистов.

Сталин еще был "молодым и зеленым" и не понял, что данная публика, уже давно объявила НЭПовский СССР капиталистической страной и стала вести подпольную работу, против, якобы, "новых капиталистов" - сталинской бюрократии, как когда-то против Российской Империи, готовить бомбы, тайные партийные фракции, распространение прокламаций.

Когда Сталин, наконец начал сворачивать НЭП, радости троцкистов не было предела! Проблема была одна, они уже были репрессированы.

Поэтому крики левых, которые кричат, что в Китае НЭП затянулся и там уже давно капитализм, выдает в них обычных троцкистов.

Движущим мотивом стахановцев является, однако, не "веселое" настроение само по себе, а стремление больше заработать. Эту поправку к Сталину внес Молотов: "непосредственным толчком к высокой производительности труда стахановцев - заявил он, - является простой интерес к увеличению своего заработка". Действительно: в течение нескольких месяцев успел выдвинуться целый слой рабочих, которых называют "тысячниками", так как их заработок превышает тысячу рублей в месяц; есть такие, которые зарабатывают даже свыше 2.000 рублей, тогда как рабочие низших категорий получают нередко в месяц менее 100 рублей.
Стахановцев буквально осыпают привилегиями: им отводят новые квартиры или ремонтируют старые; их отправляют вне очереди в дома отдыха и санатории; им посылают на дом бесплатных учителей и врачей; им выдают даровые билеты в кино; кое-где их даже стригут и бреют бесплатно и вне очереди. Многие из этих привилегий как бы нарочно рассчитаны на то, чтоб уязвить и оскорбить среднего рабочего. Причиной назойливой благожелательности властей является, наряду с карьеризмом, нечистая совесть: местные правящие группы жадно цепляются за возможность выйти из изоляции, приобщив к привилегиям верхний слой рабочих. В результате реальная заработная плата стахановцев превосходит нередко в 20-30 раз заработок рабочих низших категорий. Что касается особо удачливых специалистов, то их жалованьем можно во многих случаях оплатить работу 80-100 чернорабочих. По размаху неравенства в оплате труда СССР не только догнал, но и далеко перегнал капиталистические страны!
Когда новая конституция заявляет, что в СССР достигнуто "уничтожение эксплуатации человека человеком", то она говорит неправду. Новое социальное расслоение создало условия для возрождения самой варварской формы эксплуатации человека, именно покупки его в рабство, для личных услуг.
Троцкий


Ну мы видим знакомое недовольство троцкистов, что в Китае и СССР при НЭПе, очень сильно эксплуатируют рабочих, что они сильно получают по разному. Знакомое порицание социального расслоения по зарплате - которого марксизм не знает, он признает только по средствам производства. Это все наши знакомые троцкисты.

Но нам скажут что в СССР не было крупной буржуазии, а в Китае сейчас есть, и это в корне отличает ситуацию? Хм.. нет, в СССР тоже была крупная буржуазия, с гигантскими предприятиями и банками, ее тоже никто не собирался резко мочить, планировали с ней жить дальше, как с нелюбимой женой.



27 (14) ноября 1917 г. Советом народных комиссаров было издано «Положение о рабочем контроле». Производство, купля-продажа, финансы заводов, фабрик и т. д. ставились под контроль выборных рабочих органов. Как владельцы предприятий, так и представители рабочих и служащих, выбранные для осуществления рабочего контроля, объявлялись ответственными перед пролетарским государством за строжайший порядок, дисциплину и охрану имущества предприятия.
«Положение о рабочем контроле» было первым шагом в утверждении планового социалистического хозяйства. Главный смысл этого исторического мероприятия заключался в том, что оно организовывало творческую активность рабочего класса, подготовляя переход к планомерному регулированию всего народного хозяйства, к государственному управлению производством.
В задачу рабочего контроля входило наблюдение за производством, установление минимума выработки и принятие мер к выяснению себестоимости производимых продуктов. Органы рабочего контроля имели право контролировать всю деловую переписку предприятия. За сокрытие корреспонденции владельцы отвечали по суду. Таким образом, был сделан первый шаг к организации учета и контроля над производством и распределением продуктов в стране, к овладению рабочим классом средствами производства.
Эксплуататоры и их пособники яростно боролись против рабочего контроля. Они распространяли в печати гнусную клевету об анархии, саботировали мероприятия советской власти. Всероссийский съезд заводчиков и фабрикантов в ноябре 1917 г., обсудив декрет о рабочем контроле, принял резолюцию: не признавать рабочего контроля и оказывать всяческое противодействие его введению вплоть до закрытия фабрик и заводов. Петроградское общество заводчиков и фабрикантов еще резче выступило против советской власти и проводимых ею мероприятий: решено было закрыть предприятия там, где будет сделана попытка ввести рабочий контроль. Буржуазию поддерживал Московский союз инженеров, предлагая своим членам всемерно «отстаивать общественно-государственную точку зрения», противопоставляя ее классовому рабочему контролю [«Труд» от 2 декабря 1917 г.].
Саботаж буржуазии принимал самые разнообразные формы. Так, капиталисты вредительски вели техническое и финансовое хозяйство на своих предприятиях, провоцировали конфликты с рабочими на почве отказа признать новые тарифы, сознательно обостряли отношения между рабочими и инженерно-техническим персоналом путем подкупа отдельных служащих и лиц технического персонала. На заводах, фабриках скоплялись огромные запасы товаров, предприятия терпели финансовые затруднения, на рынке же не оказывалось необходимых товаров. Текстильная, табачная и спичечная промышленность переживали затоваривание. В угольной и нефтяной промышленности росли запасы вследствие разрухи на транспорте. Многие предприниматели с целью спекуляции практиковали обмен своих изделий на предметы первой необходимости и накопляли запасы, лишая потребителей необходимых товаров. Саботаж предпринимателей дополнялся саботажем буржуазных кооператоров.
.....
До национализации банков советская власть стремилась через Госбанк подчинить своему контролю частные банки. Госбанк, как «банк банков», предоставлял кредиты частным банкам. Кроме того, частные банки держали в Госбанке свои денежные резервы и получали наличность почти исключительно от Госбанка. Таким образом, частные банки находились в зависимости от Госбанка. Но воздействие на частные банки через Государственный банк затруднялось саботажем служащих Государственного банка.
Частные банки, как в Петрограде, так и в Москве, пытались создать собственный, независимый от советского государства расчетный отдел при одном из частных банков. В Петрограде такой отдел был создан при Азовско-Донском банке, где 29 ноября была проведена операция по взаимному зачету выданных банками чеков. Однако частные банки нуждались в наличности, которую можно было получить только у Государственного банка. Прекращение в декабре забастовки служащих Государственного банка дало возможность возобновить получение денежных подкреплений из Государственного банка. Но последний находился уже целиком в руках советской власти. Государственный банк заключил с частными банками соглашение, по которому денежные подкрепления должны выдаваться лишь при условии действительного подчинения этих банков контролю советской власти. По этому соглашению частные банки обязаны были представлять ежедневно Государственному банку сведения о том, кому, для чего и с какого счета произведена выдача средств (обязательно надо было указывать при этом адрес и род занятий получателя).
Приняв формально условия соглашения, частные банки на деле стремились уклониться от их выполнения и использовать получаемые из Государственного банка денежные подкрепления для борьбы с рабочим контролем на производстве, а также для того, чтобы дать возможность капиталистам извлекать из банка их денежные накопления. Часть банков вообще не давала требуемых сведений, а другая часть банков давала заведомо ложные сведения, скрывающие действительный характер их финансовых операций.


После революции 1917 года, Ленин не собирался резко отнимать собственность у крупной буржуазии, как думают многие либералы - все отнять и поделить. Он собирался просто поставить "рабочий контроль", над ними и пускай они дальше занимаются своим бизнесом, развивают экономику, а в это время, правительство будет развивать социализм, двигаясь параллельным курсом.

Почему Ленин не хотел, все сразу национализировать?

Он был реалистом, понимая, что бизнес должен работать, иначе при резкой национализации, прервется куча контрактов и связей, куча рабочих останутся безработными, новые хозяева, будут некомпетентными и развалят все, пока научатся (кухархи должны научится! А не брать быка за рога), да и у партии не хватало членов, чтобы всем руководить, были дела поважнее.



Главный принцип строительства коммунизма - постепенно вытеснять капитализм, без резких движений.

Сработал неучтенный фактор - начало гражданской войны и постоянные мятежи, капиталисты вдохновленные слабостью Советской властью, думая, что новый строй, это безумная фантазия религиозных фанатиков, "свидетелей Маркса", которая скоро рухнет, из-за отрыва фантазий от реальности, не подозревая в своей массе, что Марксизм это наука, буржуазия начала все саботировать. Рабочий контроль из-за неподготовленности не справлялся. Начались мятежи - пришлось вводить военное положение, а при военном положение, даже царь Николай 2 проводил национализацию, то Ленину сам бог велел. Да и не мог Ленин контролировать национализацию, она сама пошла стихийно, без его участия, рабочие сами выгоняли капиталистов и чихали они на требование наркомов.

После окончания гражданской войны и упрочнения государства, Ленин начал обратно возвращать национализированные предприятия буржуазии, возвращать страну на прежний курс. Если бы не было гражданской войны с мобилизацией и национализацией, мы бы увидели таких же миллионеров как и в Китае сейчас, но не срослось. НЭП в СССР из-за внешних обстоятельств был короче, чем планировалось. Хотя, если считать с октября, миллионеры в СССР формально были, но не долго. Так что наличие миллионеров при НЭПе, никак не противоречит ленинизму.



Вывод

Истерика левых, что в Китае НЭП это есть капитализм или его нет, являются левым и правым уклоном по Сталину, он призывает с ними бороться, особенно с боязнью капиталистов.

Истерика левых, что в Китайский НЭП - есть капитализм, является троцкизмом.

Наличие миллионеров в Китае, никак не противоречит развитию страны по Ленину.

Призыв что нэп являлся капитализмом – это чепуха, несусветная чепуха. Нэп есть политика пролетарского государства, рассчитанная на допущение капитализма, при наличии командных высот в руках пролетарского государства, рассчитанная на постепенное возрастание социалистических элементов над элементами капиталистическими.