?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

- Что у нас происходит с Бухенвальдом?
- Уже ничего. Я ваш Бухенвальд закрываю к чертовой матери. Предписание вынес…
     Только вы не подумайте, что этот диалог имел место в кабинете рейхсфюрера СС Гиммлера. Это мы с директором совхоза «Богуславский на совещании в его кабинете друг на друга орали с обильным использованием ненормативной лексики на виду у раскрывших рты совхозных специалистов.
    На должность главного ветврача совхоза «Богуславский» меня сосватал главный ветрач района Туров. Отрекомендовал директора совхоза Андрея Григорьевича Жученко как грамотного руководителя, авторитетного в районе.
    Знакомство с самим Жученко неприятных эмоций не вызвало. Скорее, наоборот. Директор совхоза сразу пообещал любое содействие в работе, поведал о своих планах развития совхозного производства с главным упором на животноводческую отрасль. Красиво излагал, сволочь. Как на партийном собрании. Да он и был членом КПСС, как все, за редчайшим исключением, директора совхозов и председатели колхозов. Т.е., штампованной мразью, как все руководители с партбилетами, за редчайшим исключением. Речь, разумеется, идет не о коммунистах образца до 50-х годов. Это уже реалии конца 80-х.
     Будь я тогда немного постарше и поопытнее, я бы уже знал, что доверять любому коммунисту-руководителю крайне глупо. Но тогда еще в моей голове существовали иллюзии насчет человеческих качеств представителей этого «авангарда пролетариата».
     Первым делом, знакомя меня с совхозом, Андрей Григорьевич показал свой недавно отстроенный дом. Трехэтажный кирпичный особняк.
-Поджечь еще не обещали? – спросил я его.
-Завидуют, конечно, - ответил он: Но давай посмотрим, что я делаю для рабочих и специалистов.
    Проехали на его «Уазике» по селу. В Богуславке возводилась целая новая улица из кирпичных четырехкомнатных домов с великолепнейшей планировкой. Они уже были на стадии – под крышей. Один из этих домов отводился мне, как главному специалисту совхоза.
      Уже потом, когда я познакомился с работами И.В.Сталина, с партийными материалами того времени, я понял, почему они еще при Хрущеве стали недоступны. Их спрятали от народа. Нельзя было их показывать советским людям ни в коем случае, иначе народ обо всем догадался бы.
    В селе Богуславка именно подрывной троцкистский проект Н.С.Хрущева, эти «агрогорода», и реализовывался. И такое шло по всей стране. 80-е годы ознаменовались масштабным сельским жилищным строительством. Ничего в этом плохого не было бы, если бы… Я начал знакомиться с совхозом и понял, что перспектив дождаться, когда выделенный мне дом будет достроен, мне не светит. Совхоз был на грани разорения.
     Совхозу «Богуславский» выделили 400 голов закупленных на средства государства в Новой Зеландии племенных телок голштино-фризской породы. Но, так как совхозом велось масштабное строительство жилья, средств для строительства помещений для скота уже не хватало, поэтому племенных телок всю зиму держали просто в базу, навалив туда кучи соломы. Думали, что телки в ней выроют норы и перезимуют. Треть теплолюбивых новозеландок, как немцы под Москвой, погибла от морозов. Выжившие обросли медвежьим мехом, только в росте не прибавили. Племенной молодняк был безнадежно загублен.
     А основное молочное стадо совхоза почти полностью оказалось поражено лейкозом, надои на корову были в пределах 1200 литров в год. Молочное производство было убыточным.
      Совхозный свинарник получил название у работников совхоза– «Бухенвальд». В сараях была такая загазованность, что уже в пределах 5 метров свиней с трудом различить можно было. Плюс – их подтапливало тем, чем свиньи писают и какают. В этой навозной жиже несчастные животные плодились и росли. Выживали, конечно, только сильнейшие. Естественный отбор в условиях, созданных человеком, во всей его наглядной жестокости. О рентабельности этого производства тоже речи не шло.
     Так, главное, в этих условиях люди работали. Здоровья им это не добавляло.
- И вы это терпите? – я орал на свинарок, ошарашенный первым впечатлением от «Бухенвальда».
-А что мы можем? – забитые женщины почти плакали.
   И правда, орать легко. Только недовольных жизнью директор уволит и куда ты пойдешь, если другой работы, кроме как в совхозе, в селе почти нет, а до районного центра, в котором она есть, 40 км и туда ходит один рейсовый автобус раз в сутки?
    На планерках у директора совхоза начали выясняться еще другие интереснейшие вещи. В тот год, когда я туда пришел работать, урожайность сои составила 2 центнера с гектара. Оказалось, что Жученко с главным агрономом решили заменить минеральные удобрения на соевых полях органическими. Минеральные продали в Китай, планируя зимой засыпать поля вывезенным с ферм навозом. Навоза было, конечно, много. Вывозить было что. Только нечем. Потому что и новые трактора, поступавшие из «Сельсхозтехники» тоже продали в Китай. А старая техника отказалась работать на грязной навозной работе и ломалась. Навоз не вывезли. Без удобрений соя тоже отказалась давать урожай. Собрали меньше, чем засеяли.
     Потом оказалось, что с совхозного склада выписывают мясо, которое не проходило через ветеринарную лабораторию. У меня появилось горячее желание уволить всех совхозных ветврачей. С этого мяса начались трения с директором. В совхозе забивают на мясо корову, я отправляю пробы в лабораторию. Получаю результат – обсеменение микрофлорой, утилизировать.
    Директор орет, что я не могу договориться с лабораторией. Я его посылаю … далеко, потому что в совхозе нет убойного пункта. Скот забивают и разделывают прямо в сараях, в навозе.
   Узнаю, что для школьной и детсадовских столовых  в Бухенвальде режут свиней. Опять мимо ветслужбы. Запрещаю выдавать мясо до получения результата исследования ветлабораторией. Приходит результат – лептоспироз.
«По тундре, по железной дороге, где мчится поезд «Воркута -- Ленинград» - начинает звучать в голове старая зэковская песня. Если бы дети заболели лептоспирозом, бесплатное путешествие на этом поезде мне было бы гарантировано. Я вынес предписание о запрете содержания животных в «Бухенвальде».
    Но зато совхоз строил очень хорошие дома для специалистов и рабочих. Всё по заветам дорогого Никиты Сергеевича уже при таком же дорогом Михаиле Сергеевиче. Правда, достроить так и не успел. К концу 1991 года не только не на что строить было, зарплаты платить нечем было…

Buy for 100 tokens
***
...