?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

       Показательно и то, что окончательно Красная Надя на меня обиделась, когда я ей прямо написал – жена номенклатурного работника жизни обычного советского человека знать не могла. Она в другом мире жила. Надя здесь забилась в истерике. За номенклатурную жену обиделась. Она никакая не номенклатурная. Просто жена сотрудника 1-го управления Минздрава. Наверно, в Кремлевской больнице и доярки-трехтысячницы лечились?! И квартира у них с мужем была в правительственном доме на Кутузовском проспекте. Но Надя объяснила, что они квартиру получили по обмену. Жили на окраине Москвы, меняли-меняли квартиру и доменялись до Кутузовского. Так и объяснила.
      Есть еще категория граждан, боготворящих брежневскую эпоху. Попавшие на обочину жизни при капитализме и теперь фантазирующие о прошлом, в котором они были значительными персонами, творцами-созидателями. Капитализм, конечно, штука жестокая и достойные люди в нем далеко не всегда место находят, но зачем же фантазировать о том, чего не было и представлять себя тем, кем ты не был? Вот это уже точно закомплексованность.
   И чего только все эти страдальцы, выжигающие себя и всё вокруг своей тоской по СССР, не выдумывают! Я давно уже пишу, что такое впечатление, будто я и мои знакомые в каком-то другом СССР жили, в параллельном мире.
    Я придерживаюсь принципа никогда не писать о том, чего сам лично не видел. И доверять окружавшей и окружающей меня действительности, а не колонкам цифр в таблицах статистических сборников. Я сам такую красивую статистику рисовал! 
   Понимаете, у этой категории граждан, размазывающих сопли по щекам в тоске по СССР, даже советский общественный транспорт был идеальным! Они даже на самолетах когда хотели и куда хотели летали на зарплату в оба конца. Только мне они не отвечают – сколько давали кассиру Аэрофлота на лапу, чтобы билет на самолет купить без брони в любое нужное им время, без предварительного заказа билета минимум за неделю. Самолет, конечно, это не повседневный транспорт. Это ерунда.
    В 1970 году отец повез меня во Владивосток. По направлению из районной поликлиники в краевую больницу на прием к ЛОРу, было какое-то осложнение после ангины. От Хороля до Владивостока 180 км. От с.Ленинского до Хороля – 12 км. Из Хороля во Владивосток первый рейсовый междугородний автобус отходил в 8 часов утра. Первый рейсовый автобус из Ленинского в Хороль – тоже в 8 часов утра. Мы не успевали на владивостокский автобус. Второй рейс во Владивосток был в 13 часов. На нем ехать было бессмысленно, потому что на прием к врачу нужно было до обеда попасть. После обеда  поликлинического приема уже не было в больницах.
   Поехали на поезде «ст.Хорольск – ст.Уссурийск». Выехали в 10 часов вечера. Через три часа, пройдя расстояние 70 км, поезд прибыл в Уссурийск. В Уссурийске через час сели на проходящий «Чугуевка-Владивосток» и в 3 часа ночи были на ж\д вокзале Владивостока.
   Просидели до семи часов на вокзале и поехали на трамвае в краевую больницу. Назад возвращались тоже на поезде, потому что не успели на автобус, он отходил в Хороль в 15 часов. Совсем немного не успели. Снова поехали на поезде.Точнее, до Уссурийска мы доехали на автобусе. Только уже когда были в Уссурийске, отходил последний рейсовый автобус в Хороль, все билеты были распроданы. Поехали на ж\д вокзал г. Уссурийска. Просидели там до 5 утра, в 5 утра сели на поезд «Уссурийск-Новокачалинск» и к 8 утра были на ст.Хорольск. Уставшие, измотанные.
    Согласен, что ничего особенно ужасного. Но! Через одиннадцать лет, когда я закончил школу и поступил в 1981 году во Владивостокский мединститут – тоже самое. И потом еще через десять лет, в 1991 году, когда я в последний раз ездил из Ленинского во Владивосток – то же самое. Точно такое расписание и такая же транспортная нервотрепка…

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

От села Ленинского до Хороля, районного центра, – 12 км. Автобусное сообщение было такое: в 7.00 утра из Хороля выходил автобус «Хороль-Ленинское-старая Бельмановка», обычный ПАЗик,  в 7.45 он был в ст.Бельмановке и делал обратный рейс. В 8.00 был в Ленинском. Все сидящие места были уже заняты бельмановцами. В Ленинском автобус набивался битком, как правило, несколько человек уже не могли в него протиснуться. Им оставалось только материться и ожидать чуда в виде остановки проходящего в 8.10 через Ленинское автобуса «Сиваковка-Хороль». Чудо было редким, потому что из Сиваковки то транспортное средство уже шло в загрузке, при которой и открытие дверей было проблематичным. Оно проезжало Ленинское чаще всего не останавливаясь. После этого оставалось только шагать вдоль обочины грунтовки в сторону районного центра, надеясь остановить попутную машину.
   Те, кому в Хороль не надо было особенно срочно, еще могли подождать до 10 часов. В это время через Ленинское проходил автобус «Петровичи-Хороль». Этот уже останавливался пусть и не всегда, но чаще.
  Следующий рейс «Старая Бельмановка- Хороль» был в 14 часов. Автобус уже шел с нормальной загрузкой. Полный, но не как селедки в банке. После обеда меньше народа хотело попасть в районный центр, потому что часть жителей Ленинского в Хороле работала, поликлиника тоже с утра, совхозная контора, райсобес, другие учреждения – всех там с утра ловить нужно было.
    Вообще почти все элементарные для жизни вопросы приходилось ездить решать в районный центр. В 50-е годы в Ленинском сельский магазин был нормальный, там даже моя бабка еще в те годы купила стиральную машинку, в 70-е в сельмаге тарелку, носки, рубашку далеко не всегда купить можно было. В 50-е годы в селе работали патентчицы, как их тогда называли, парикмахерша и портниха, в 70-е пацана постричь – вези в Дом Быта в районном центре.
  Но в Хороль приехать – это еще полдела. Из Хороля нужно возвращаться в Ленинское. И здесь начинался настоящий театр абсурда. Когда битком набитый автобус ехал из Ленинского в Хороль, вопрос о безопасности пассажиров не стоял. Он становился в полный рост, когда этим же людям нужно было ехать из Хороля в Ленинское. Поэтому нужно было на автостанции с.Хороль купить билет на автобус. Если точно помню, в ПАЗике 27 сидячих мест было. Вот 27 билетов автостанция и продавала. Но приехало то людей в два раза больше! Как им уезжать? А плевать – как! Вот не берет водитель пассажиров без билетов – и всё.
  На автостанции у отходящего автобуса – маты, крики возмущенных людей. Бывало штурмом озлобленный народ возьмет автобус, администрация автостанции плюнет и даст водителю добро везти. Чаще ругающие эту власть люди, нагруженные сумками женщины идут пешком в направлении с.Ленинского, голосуя попутные машины.
  И это – 20 лет! Каждый день 20 лет одно и то же. С момента, как я начал себя помнить и до 1991 года, когда я в последний раз на автобусе ездил в Ленинское. 20 лет!
  С 1917 по 1937 год – революция, гражданская война, индустриализация, коллективизация… 20 лет – каждый день в Хороле ругань на автостанции.
  Китай за 20 лет страну почти заново отстроил. В Хороле 20 лет не могли решить проблему, как из Хороля в Ленинское увезти на автобусах всех, кто приехал из Ленинского в Хороль.
  Если вы 20 лет каждый день будете кушать на обед один и тот же даже вкусный борщ – вы повара убьете задолго до истечения этих двадцати лет!

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 Хорошо студенту иметь родителей в деревне! Можно на выходные съездить и привезти в общагу картошки, капусты и сала. Минимум за три дня до предполагаемой поездки нужно взять на автовокзале г.Владивосток билет на автобус до Хороля. Позже – бесполезно, уже билетов не будет. Обратный билет от Хороля до Владивостока тоже можно было взять. Если ума нет и деньги есть лишние. А билет стоил не так уж и дешево – 4 рубля 10 копеек.
   В субботу в 8 утра выезжаю из Владивостока. 180 км. В пути автобус 4 часа 20 минут. В 12.40 я в Хороле. В 13.00 от автостанции с.Хороль отходит рейсовый «Хороль-ст.Бельмановка», следующий через с.Ленинское. Билеты на него, конечно, уже раскупили те, кто утром приехал из Ленинского в Хороль. Остается только ждать удачи, что будет возможность прорваться с толпой возмущенного безбилетного народа в автобус. Но такое удавалось редко. Можно еще было также попытать счастья на автобусах «Хороль-Петровичи», «Хороль-Сиваковка», они тоже шли через Ленинское, но уже в 15.00 и в 15.15. Это два с лишним часа торчать в Хороле, да еще с не стопроцентной перспективой уехать. Лучше – пешком. Может, получится попутку остановить. Попутки были. Автомобили в те годы между селами ездили почти исключительно грузовые, в кабине кроме шофера – еще два места. Но ты же не один попал с автобусом, поэтому чаще 12 км приходилось от Хороля до дома проходить на своих двоих.
   Путь домой – это ерунда. Интереснее – путь обратный. В воскресенье нужно возвращаться во Владивосток, потому что в понедельник – занятия, да и работал я уже. Расстояние – 200 км. Всего 200 км. Поэтому возвращение начинаем прямо в 8 утра, чтобы преодолеть эти 200 км до утра понедельника.
   Мать грузит сумки, полные харчей. Ругаясь, я сумки разгружаю, оставляя веса 5-6 кг. Почему так мало оставляю? Да потому что есть шанс не пролезть с сумками в автобус, следующий в Хороль. И тогда с ними – пешком, голосуя попутки. Вот я добрался до Хороля, до автостанции. В 9 часов отходит автобус во Владивосток (через 10 лет расписание догадались сдвинуть с 8 до 9 часов, чтобы люди из окружающих сел успевали на этот автобус), пытаюсь купить на него в кассе билет. Неудача, билетов нет. Но не сдаемся. Может. Кто из пассажиров опоздает или откажется от поездки – появится свободное место. Шанс призрачный. Если не получилось, ждем следующего автобуса до Владивостока, в 15.10. Билетов в выходные на него купить тоже невозможно. Пробуем также уехать хоть до Уссурийска, от Уссурийска до Владивостока добраться уже легче. Но тоже билетов нет, надеемся на опоздавших, что вместо них уехать можно.
   Конечно, когда покупал билет до Хороля во Владивостоке, можно было сразу и обратный взять. Если бы была уверенность, что ты из Ленинского вовремя приедешь в Хороль с таким транспортом и не выбросишь на ветер 4 рубля 10 копеек.
   Когда ты уже пролетел и с Уссурийскими, и с Владивостокскими автобусами, возвращаешься домой, в Ленинское, готовясь к путешествию на поезде, в битком набитом общем вагоне.
К 9 вечера шлёпаем 7 км до железнодорожной станции «Хорольск», на которой за полчаса до отхода в 22.00 транзитного поезда «Новокачалинск-Уссурийск» начинается продажа билетов. Покупаем билет и – до Уссурийска, в Уссурийске пересаживаемся на поезд «Чугуевка-Владивосток» и – вуаля! В 3 часа утра я во Владивостоке, на ж\д вокзале. Ждать на нем, когда заработает  городской транспорт нет желания - на вокзале приткнуться негде, он битком набит. Сумки – в зубы и пешком до общаги. Через час уже стучишь в дверь, поднимая старушку-дежурную.
   Конечно, после такой дороги идти утром на занятия – пытка. Но зато привез сало и картошки дня на три-четыре. И червонец на билеты выбросил. А я работал на полторы ставки санитаром. Получал сто рублей. 10 рублей – это очень большие деньги по тем временам, что бы их вот так хотя бы раз в месяц тратить на дорогу.
  Но раз мне совсем уж не повезло. На ст. Хорольск закончились билеты и на поезд, на меня не хватило. И до Владивостока я добрался только к вечеру в понедельник, пропустив занятия и опоздав на дежурство в больнице.
    200 км от Владивостока до моего дома. Я к матери студентом погостить ездил раз в полгода, после сессии, на каникулах. Потому что и работал, часто дежурства на выходные выпадали, то на субботу, то на воскресенье, редко оба выходных свободны были. И желания совершать такой вояж с таким идеально работающим советским общественным транспортом, да еще совсем не дешевый, 10 рублей, у меня не возникало чаще.
   Так что, никакого толку у таких, как я, сельских ребят-студентов, от родителей в деревне не было. Корми себя сам, советский студент. Картошки из деревни много ты не навозишь, если только у твоих родителей не случится оказия, вдруг какая-то машина со знакомым пойдет в город и попутно тебе не закинет мешок в общагу.
   Да ладно, жили и не плакались. Но – это же 20 лет без всяких изменений! Сегодня говорят, что застой – выдумка гнусных либералов.  А вы уже всё забыли, господа советские патриоты? Вы это считаете социализмом?
  Тогда я вам напомню: 1917 – 1937 – революция, гражданская война, индустриализация., коллективизация. От сохи до трактора. За 20 лет. Про скорость восстановления страны после Великой Отечественной войны я даже не говорю. Вот там был социализм. КНР – за 20 лет города заново отстроены. Вот там – социализм.
   А за 20 лет по одной и той же дороге – одни и те же ПАЗики (только год выпуска их менялся), с одной и той же частотой рейсов – это не социализм, уважаемые. Это – дерьмо.

p_balaev

Мои твиты

Tags:

1957anti wrote in 1957_anti
reposted by p_balaev

[reposted post]Джамбул Джабаев. Анонс

reposted by p_balaev

Вспомнить про забытого и замалчиваемого ныне казахского поэта заставили попавшиеся на глаза в сети байки о том, что никакого поэта Джамбула никогда не существовало, а все стихотворения за него писала какая-то таинственная «бригада». Никакой фантазии у клеветников, мало им Шолохова.

Что характерно, эти байки с огромным удовольствие обсасывают, как либералы, так и нарождающиеся во все большем количестве русонацисты, что в очередной раз свидетельствует об их полнейшем «духовном» родстве. История и литература давно уже являются ареной классовой борьбы.

Разумеется, стало очень интересно, откуда пошли эти слухи. Как оказалось, оттуда же, откуда и все остальные подобные выдумки. Жил в СССР некий Соломон Волков. Окончил консерваторию, в качестве музыканта ничего не добился, и стал журналистом, пописывающим на музыкальные темы. В 1976 году эмигрировал в США, там оказался никому не нужен иначе, чем в качестве клеветника на СССР. И вот в 1979 году в США выходят «мемуары» Шостаковича, которые тот якобы надиктовал Соломону Волкову до его отъезда. Вот в этой косноязычной книжонке, полный русский оригинал рукописи которой никто так и не видел, и была впервые запущена клевета на Джамбула. Кстати, забавно, что вся наша нынешняя версия истории стоит на «мемуарах». «Мемуары» Хрущева и Судоплатова, записанные на пленки, которые никто никогда не слышал; «мемуары» Молотова, якобы записанные за ним Чуевым, как и Шостаковича – Волковым; «мемуары» Жукова, содержание которых меняется с каждым новым посмертным изданием; «мемуары» Серова, найденные в гараже (!) и обработанные Хинштейном (!!!).

Но вернемся к Джамбулу. Вот, что писал о нем Волков: «…Джамбул Джабаев существовал как человек, и существовали русские тексты его стихов — так сказать, переводы. Только оригиналов никогда не существовало. Джамбул Джабаев, возможно, был хорошим человеком, но он не был поэтом. Допускаю даже, что он был им, но это никого не волнует, потому что так называемые переводы его несуществующих стихов были написаны русскими поэтами, и те даже не спрашивали разрешения… За Джамбула работала целая бригада русских рифмоплетов, среди которых были и известные имена…».

Опровергается этот бред легко. Любой может найти стихотворения Джамбула в оригинале и, даже не зная казахского, проникнуться оригинальными ритмами «Ленинградцы, дети мои!»:

Ленинградтық өренім!
Мақтанышым сен едің!
Нева өзенін сүйкімді!
Бұлағымдай көремін.

Көпіріне қарасам,
Көмкерген су көлемін,
Өркеш-өркеш жарасқан
Шоқылардай дер едім...

Чем для нас важен образ Джамбула. Многие считают, что для коммунизма будет нужен какой-то особый «новый человек», которого надо предварительно воспитать. Националисты любят нести пургу про отсталые народы. Джамбул одним своим существованием опровергает множество мифов.

Самобытный казахский поэт еще до революции писал замечательные стихотворения, в том числе и на остросоциальные темы. Октябрьская революция, была встречена старым акыном с восторгом, а социалистическое строительство дало его творчеству новый импульс. Ведь коммунизм и социализм, как начальная его стадия – это воплощение в жизнь давно назревших и перезревших требований народа, веками мечтавшего избавиться от гнета.

Когда я, как снег Ала-Тау, стал сед,
Узнал я счастливое слово «Совет», –
Пришла в моей жизни вторая весна,
Прекрасна, свежа и ясна.

Поднялся и ожил казахский народ,
Отнял он у баев джайляу и скот,
Навеки ушел, как от солнца туман
Проклятый байский заман.

Естественно, что сейчас такая поэзия непопулярна. Впрочем, замалчивать Джамбула начали еще при Хрущеве. Троцкистам были страшны его стихотворения, в которых разоблачались враги народа, к примеру, «О солнечном Горьком»:

Ты жил бы средь нас еще долгие годы,
Когда б не змеиное жало Ягоды,
Когда бы не яды убийц-палачей,
К тебе приходивших в халатах врачей.

Какое невиданное лицедейство.
Какое неслыханное злодейство
Ползучих гадюк, черноликих зверей,
Продажных ублюдков, фашистских псарей!

Как день, было ясно бандитскому сброду,
Что ты никогда не изменишь народу.
И жабы боялись тебя, как огня.
Как совы боятся сияния дня.

Они за вождем всех народов следили.
Они полководцев народа травили,
Торгуя страной, предавая народ,
Готовили тайно кровавый поход,

И страх их томил, что поймешь ты их планы —
И голос твой громом раздастся по странам.
Ты пал на посту, как бесстрашный боец,
Как песнями в битву зовущий певец…

Вот еще одна народная мудрость старого акына, которую, к сожалению, настоящие коммунисты слегка подзабыли в пылу войны и послевоенного восстановления страны, позволив недобитым троцкистам захватить партию:

Мы жизненный опыт копили веками,
И опыт нас учит бороться с врагами,
Быть твердыми и беспощадными к ним.
Себя и детей свои помнить заставим:
«Когда мы змеиную голову давим,
То хвост у змеи остается живым».

Знаменитое стихотворение «Ленинградцы, дети мои!» печаталось при Брежневе с огромными купюрами, из него были удалены упоминания Сталина, Ворошилова и Жданова. В нашу подборку мы, естественно, включили полную версию. Надеемся, что данная публикация поможет вам лучше понять дух той эпохи и мироощущение человека, который родился при Николае Первом, застал революцию, социалистическое строительство и дожил до Победы в Великой Отечественной войне.

Джамбул Джабаев. Анонс