April 28th, 2019

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Юрий Иванович Минаев заканчивал институт в 1982 году. Родился он в городе Дальнереченске, вырос и закончил школу в городе Дальнегорске. Туда и мечтал попасть по распределению. Вопрос можно было попытаться решить, лазейки были. Взять отношение из больницы, но это – вилами на воде, на усмотрение комиссии по распределению. Или если есть больной близкий родственник – справку, что требуется уход и ты единственный, на кого родственнику можно надеяться. У Юрия Ивановича жила мать в Дальнегорске, как многие наши матери, работавшие на производстве, она инвалидность себе уже успела «заслужить». Можно было попробовать через местную больницу справку сделать. Народ в стране был, в общем-то, отзывчивый. Нормальный, а не как в антикоммунистических страшилках.
     В Дальнегорск мы с Юрием Ивановичем летом на несколько дней в гости к его матери выбирались. Специально за грибами. Город посреди красивейшей и богатейшей дарами тайги. Пятиэтажный, чистенький – заглядение. Первый же наш поход в магазин показал, почему Юрий Иванович хотел туда распределиться – снабжение. Несколько сортов колбасы, сыра, мясо, фрукты в свободной продаже по госцене! Это тогда было фантастикой.
    В городе был горно-обогатительный комбинат, продукция которого шла на экспорт. Валюта. Государство четко показывало, что ему интересны те, кто приносит прибыль. Особенно в валюте. Остальные – как-нибудь выживут.
    Единственное – там выбросы с горно-обогатительного комбината были такими, что несколько сопок вокруг города стояли лысыми. Елки-сосны засохли. Зима еще как в Магадане. Зато и районный коэффициент повыше, зарплата больше.
    Но шестикурсников, учившихся раньше одним курсом, разбитым на два потока, поделили на будущих терапевтов, хирургов и гинекологов, потоки и группы перемешали. Те, кто раньше почти не сталкивался друг с другом, оказались в соседних или даже в одной группе. И Юрий Иванович познакомился с Еленой Николаевной Гусевой.
     Потом он шутил, что женился по моему совету. Действительно, так и спрашивал:
-Петруха, как скажешь, так и сделаю. Скажешь жениться – женюсь. Скажешь – нет, значит – нет.
      Конечно, если бы я ему отсоветовал, то он все-равно женился бы. Просто шутил. Лена Гусева была из тех достаточно редких девушек, пройдя мимо которой, ты потом всю жизнь будешь жалеть, что не остановился. Юрию Ивановичу можно было только завидовать. Ему и завидовали, по курсу поползли слухи, что он женится на Гусевой ради распределения во Владивосток и квартиры. Щепетильный Минаев заметно переживал.
Как там у Булгакова в «Мастере и Маргарите» про квартирный вопрос? Роман был в те годы популярным, мне кажется, в основном из-за этой фразы Воланда.
     Лена Гусева студенткой тоже работала фельдшером на «Скорой», жила вдвоем с матерью, инвалидом, если точно помню, первой группы. Матери требовался уход, поэтому с распределением во Владивосток дочери вопросов не возникало. Естественно, и мужа Елены Николаевны должны были во Владивосток распределить.
    Вот именно то, что предстояло жить с тёщей в одной квартире, еще до шутливого вопроса ко мне, тормозило процесс предложения женихом невесте руки и сердца. Юрий Иванович долго не решался.
   К счастью, мать Елены Николаевны, тетя Галя, оказалась замечательнейшей женщиной. Ужились. Не без проблем, но ужились.
    Не знаю почему, но я тете Гале особенно нравился, всегда ждала меня в гости.  Она и внешне, и манерами, и юмором напоминала Фаину Раневскую. Мы с ней часами сидели на кухне, курили «Беломор» и о чем только не болтали.
    К сожалению, когда я познакомил с четой Минаевых свою жену, тети Гали уже не стало. Но Минаевы для моей жены – самые лучшие на свете люди. Юрий Иванович для нее вообще – идеал.
       Казалось бы, проблем с распределением Минаева быть не должно. По закону его обязаны были распределить по месту жительства жены. Тем более, что с врачебными вакансиями во Владивостоке тоже проблем не было. Распределили в … город Артем участковым терапевтом. Только через год получилось переиграть.
    Такое впечатление, что партийные крысы, сидевшие в  комиссиях, специально делали всё, чтобы люди их ненавидели. 
     В 1983 году у Минаевых родилась дочь, моя крестница Настя. Квартира у них была – двухкомнатная хрущевка. Тете Гале, как инвалиду, была положена отдельная комната. Т.е., жилплощадь семье надо было расширять. СССР жил после рождения Насти еще 8 лет. Кто вам рассказывает сказки, как давали квартиры в Советском Союзе, рождались дети – давали квартиры еще просторней? Кому давали, а кто и перетопчется.
  Само собой, завести еще одного ребенка в таких условиях – это свести раньше срока в могилу больную мать. А потом – ушло время. Это только Алла Пугачева в 60 лет какие-то зародыши себе в матку вживляла, нормальные люди так не делают.
    Конечно, трагического у Минаевых ничего не было. Счастливая семья. Вот в 2007 году я встретил во Владивостоке своего одногруппника, хирурга-травматолога. Он был местный. Жил с матерью в кирпичном полубараке сталинских времен, в одной комнате. С удобствами на улице. Так он там с семьей в 2007 году и жил.
   Сегодня тоже, кто-то покупает квартиры, а кто-то – перетопчется. Разница принципиальная  есть хоть на миллиметр?
     Нет, есть, конечно. В правящей КПСС были все члены КПСС, а в правящей «Единой России» - почти все бывшие члены КПСС. Принципиальная разница.
Buy for 100 tokens
***
...

Совкодроческий союз.

nadkin_muzh и red_nadia      

https://nadkin-muzh.livejournal.com/1347716.html

Про мужа женщины Надьки я даже не хочу ничего писать - там явные проблемы с психикой.

Но Красной Наде, понравилось, как псих написал про мою мать:
https://nadkin-muzh.livejournal.com/1347291.html
"Во-вторых, любая женщина (понятно, что не полковая блядь, поселённая Ворошиловым в селе Хороль) знает, что портки надо гладить ЧЕРЕЗ ТРЯПОЧКУ. Влажную тряпочку. Тогда и блестеть не будут. Это знает любая приличная женщина. И передаёт это тайное знание своим детям.
Ещё полезно портки - стирать. Ну хотя бы раз в месяц.
Но вот полковая ворошиловская блядь, мама Пети Балаева, этого не знала никогда. Ну откуда ей знать, в самом-то деле. Она не по этой части. Потому и не смогла передать сей завет своему выблядку".

Надькин Муж меня не волнует, свою родную мать он еще хлеще полощет. Видно, что человек совершенно неадекватный.

Но вот Красная Надя...! Я даже не знаю как реагировать. Вот эти твари, жившие на Кутузовском, теперь страдают по СССР. Тогда они были элитой, а сегодня - как все.

И просьба  - не шлите мне больше ссылок на этих уродцев. Я больше на них реагировать не буду.




Мои твиты

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Позвонил однокурссник, который тогда был на Конференции. Кое-что уточнил. Сейчас подправлю.


  А вообще – студенческие годы, несмотря на всё, лучшие годы жизни. Да и нынешние студенты живут не так, как себе представляют те, кто не может заснуть без молитвы с проклятиями в адрес Путина. Путин-Путиным, капитализм-капитализмом, но молодость  - она и есть молодость. Только я ведь пишу не о том, как мы в юности весело время проводили.

  Первым экзаменом весенней сессии после третьего курса мы сдавали предмет «Пропедевтика внутренних болезней». Один из моих самых любимых предметов. Вообще, для врача главные предметы – нормальная физиология, патологическая физиология и пропедевтика. Не зная их, врач получает не диплом лекаря, а удостоверение убийцы. И там зубрить наизусть бесполезно. Нужно понимать и представлять.
   Я сдавал первым в группе, взял билет и, не глядя в него, вызвался отвечать без подготовки. Пижон. И завалил экзамен. Вышел из аудитории в полном недоумении.
Билет знал, на вопросы ответил. Более того, сдавал своему преподавателю, у которой был любимцем.  Но она после ответа, не задав ни одного дополнительного вопроса, сказала, что я предмет не знаю и поставила в ведомость «неуд.».
  На следующий день внаглую пошел сдавать с другим потоком, у которого моя преподавательница не принимала, попал на зав.кафедрой, который меня не знал, уговорил принять экзамен и сдал его на «отл.».
Так и не понял этого прикола. И большая часть экзаменов этой сессии у меня прошли с пересдачами. Пока не встретил  в общаге доцента с кафедры госпитальной хирургии по кличке Бегемот, который меня выручил еще на вступительных экзаменах. Бегемот тогда ухаживал за одной из моих знакомых девчонок, которая жила на нашем этаже, в ее комнате я на Бегемота и наткнулся.  Оказалось, что меня гнобят из-за знакомства с профессором Борисом Николаевичем Стрельниковым.
А это я попал под раздачу в «андроповском потоке». Уже и Андропова в живых не было, но меня зацепило. Сейчас это вспоминается так, что даже сам не веришь в такое.
Еще на первом курсе, половина вчерашних абитуриентов рванули становиться будущими знаменитыми учеными в разные научные кружки. В мед же поступали одни из лучших выпускников школ, было много очень талантливых ребят и на первом курсе их еще не сравняло косой бесперспективности бытия. Все были настроены проявить свои таланты.
  Я с двумя приятелями-одногруппниками пошел на кафедру с громким названием «Оперативная хирургия». Наш кружок из трех вчерашних школьников вел м.н.с., который решил, что сразу нужно браться за «Шекспира».
Мы начали заниматься острой проблемой в травматологии – сухожильными швами.
Разрезали кошкам и собакам сухожилия, потом их сшивали разными швами, гипсовали конечности, после заживления животных  усыпляли, сухожилия вырезали, делали гистограммы и сравнивали клинические результаты с применением разных сухожильных швов. А сшивать мелкие сухожилия далеко не проще, чем сосуды. Но первокурсники ничего не боятся!
  И я придумал модификацию сухожильного шва Ланге. Так, как я и придумал, то на студенческой научной конференции я от нашей группы и докладывал результаты клинических испытаний этой модификации. На кошках и собаках получилось хорошо, шов лучше заживал, давал лучшие показатели по подвижности суставов, на гистограммах это было отчетливо видно.
Наш доклад на конференции занял второе место. Только потому второе, что мы были первокурсниками. Мы же и с шестым курсом соревновались. Нам вообще хотели отдать место за пределами «пьедестала почета», но вмешался член жюри профессор Шапкин, зав.кафедрой факультетской хирургии, заявивший прямо в зал, что оценивать работы кружковцев нужно не по тому, на каком курсе они учатся. А еще один член жюри, зав.кафедрой госпитальной хирургии профессор Стрельников предлагал первое место нам, но пришли к компромиссу – второе…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Мне из жюри конкурса передали от профессора Стрельникова записку с его домашним адресом и предложением прийти к нему вечером в гости. В гостях за бутылкой коньяка (с первокурсником!) он меня расспрашивал о жизни, родителях, интересах и сам рассказывал поразительные вещи, которым я почти отказывался тогда верить. По словам Бориса Николаевича нами правили бляди и сволочи (он хоть и профессор, но хирург. А это люди откровенных выражений), вся наша наука состояла из партийной бездарности, которая уже почти вытеснила настоящих ученых.
   Что у него, как организатора и создателя первого (и единственного до сих пор) ожогового центра на Дальнем Востоке, спасшего тысячи людей от смерти, украли с его же молчаливого согласия партийно-хозяйственные чинуши столько, что можно было еще один Центр сделать. А не согласиться было нельзя, потому что и этого не было бы.
   От Бориса Николаевича я получил совет прекратить заниматься студенческой научной деятельностью, никуда не соваться, просто учиться и ждать распределения на шестом курсе по специальностям. Там уже будут его проблемы. А пока не распространяться о нашем знакомстве даже друзьям, а он раз в полгода будет давать мне знать, что не забыл. Выходило так, что чем раньше ты в СССР высунешься, тем тебя более успешно вобьют в землю ударом по макушке. Я вышел от профессора в шоке. Как будто, как в «Матрице», меня перекинуло из глючного мира в реальность.
    А уже перед самой смертью Андропова профессора Б.Н.Стрельникова арестовали за злоупотребления при строительстве ожогового центра…
   

Маленький анонсик к продолжению "Троцкизма"

Знаете, с чего началась Перестройка в отношении ВЛКСМ? У нас в институте была введена такая почти драконовская форма "Ленинского зачета", что несколько челоовек были из-за его несдачи исключены из комсомола и автоматически из института. Я сам прошел по "лезвию бритвы". Со второго раза сдал "Ленинский зачет".
И все студенты стали ненавидеть комсомол. Этого вам историки не расскажут.