?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Мои твиты

Tags:

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Но этой байке то ли услышанной Солженицыным, то ли им сочиненной (он мастер на такие вещи), нужно было придать вид реальности. Просто так приплюсовать к статистике НКВД-КГБ полмиллиона трупов было нереально. Полмиллиона выдуманных смертей, да еще за столь короткий срок, сразу дали бы расхождение с демографической статистикой. Да и публике нужно было представить сведения о реально умерших людях. Проблему решили просто и изящно.
    Снова открываем статью В.Земскова: «« Утверждение О.Г.Шатуновской о том, что «большинство остальных погибло в лагерях» (надо полагать, 7—10 млн., если считать от её виртуальных почти 13 млн. «остальных»), разумеется, тоже не соответствует истине. Подобные утверждения могут восприниматься как достоверные только в той среде, где господствуют ошибочные представления, что в ГУЛАГе якобы умерли и погибли десятки миллионов людей. Детальное же изучение статистической отчётности о смертности заключённых даёт иную картину. За 1930—1953 годы в местах лишения свободы (лагеря, колонии и тюрьмы) умерло около 1,8 млн. заключенных, из них почти 1,2 млн. — в лагерях и свыше 0,6 млн. — в колониях и тюрьмах. Эти подсчёты не оценочные, а основаны на документах. И здесь возникает непростой вопрос: какова доля политических среди этих 1,8 млн. умерших заключённых (политических и уголовных). Ответа на этот вопрос в документах нет. Думается, что политические составляли примерно одну треть, то есть порядка 600 тыс. Этот вывод базируется на том факте, что осуждённые за уголовные преступления обычно составляли примерно 2/3 заключённых. Следовательно, из указанного в таблицах 1 и 2 количества приговорённых к отбыванию наказания в лагерях, колониях и тюрьмах приблизительно такое количество (порядка 600 тыс.) не дожило до освобождения (в промежутке времени между 1930 г. и 1953 г. (В.Н.Земсков. О масштабах политических репрессий в СССР)».
    Здесь сразу хочется отметить, каким бессовестным лжецом был покойный. Он не смог установить точную цифру умерших в лагерях «политических» и установил ее приблизительно. Проблема только в том, что любому человеку, сталкивавшемуся с оперативными учетами в правоохранительных органах (а мне по роду своей службы за справками и в ОРАФ ФСБ приходилось обращаться сотни раз), известно, что умершие в местах заключения осужденные снимаются с оперативных учетов путем соответствующих отметок в карточках и эти сведения суммируются в отдельную учетную статистику. Они имелись в 1-м Спецотделе НКВД и в ОРАФ КГБ. Комиссия Яковлева и любой историк, получивший допуск к этим данным, могли установить число умерших в лагерях «политических» с точностью до одного человека в течении одного дня по запросу в КГБ.
    Только я подозреваю, что по запросу им ответили из КГБ. И цифру назвали точную. 656 548 человек. Но Комиссии ее нельзя было озвучивать, потому что сразу вскрылся бы подлог. Поэтому Земсков и ограничился – «порядка 600 тысяч». Но даже это, «порядка 600 тысяч» удивительно совпадает с числом расстрелянных в 1937-1938 годах по приговорам несудебных органов. Дальше мы получим подтверждение этому подлогу, когда станем разбираться с тем, как умерших в заключении в 90-х годах «перерабатывали» в расстрелянных, подменяя документы ЗАГСов.
     Но здесь возникает вопрос к тем, кто поверил в расстрел сотрудниками НКВД за менее, чем полтора года, 656 тысяч граждан. Граждане соотечественники, вы, кажется, и в рептилоидов верите.  Ведь это только кровожадные рептилоиды, принявшие облик советских чекистов, могли перебить за столь короткое время такое количество народа.
Я дам такую красноречивую цитату: «Первая серьезная попытка определить уровень военных потерь России была сделана В.Аврамовым, который в 1920 году опубликовал в «Известиях Народного комиссариата здравоохранения РСФСР» анализ материалов Главного военно­санитарного управления Военного министерства. Его данные касались только Западного театра военных действий за период с августа 1914 по сентябрь 1917 года. В.Аврамов пришел к выводу, что потери составили: 664 800 человек убитыми (в том числе 12 813 офицеров и 652 077 солдат)…» (К.Залесский. Потери русской армии в Первой мировой войне. Журнал «Москва». 2014).
     Т.е., в мирное время, за год с небольшим чекисты в СССР перестреляли почти столько же людей, сколько погибло в русской армии в мясорубке германской войны за 4 года? И вы в это поверили?!
  Хотя, после сеансов Чумака и Кашпировского… «Лучшее в мире образование» и самый читающий в мире народ…
   Менее 30 тысяч сотрудников НКВД за год с небольшим убили из наганов столько же людей, сколько многомилионные армии немцев, австрийцев и турок за 4 года мировой войны на русском фронте из винтовок, пулеметов и пушек.
  Действительно, в НКВД служили одни пришельцы-рептилоиды с планеты Нибиру. Звероящеры-терминаторы.
   Только самого А.И.Солженицына, арестованного на фронте за антисоветскую пропаганду, как он сам и свидетельствовал, никто из этих звероящеров даже по лицу ладошкой ни разу не ударил. Только представьте себе, идет война, а офицер ведет пропаганду в пользу противника – современных сотрудников ФСБ поставьте на место тех чекистов военного времени. Думаю, что ни у кого из них не хватило бы выдержки… Получил бы Санёк тяжелые побои.
   Облик советских чекистов тех времен был далек от образа звероящера. В органы тех лет не шли желающие поиграть в детективов. Комплектовались они совершенно не так, как сегодня. Туда направлялись люди по комсомольским и партийный путевкам. Лучшие из лучших. Самые достойные. Выдвигаемые трудовыми коллективами и общественными организациями. Попадались и среди них проходимцы, замаскировавшиеся. Но не все же поголовно!

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Теперь Комиссии оставалось списать эти вымышленные расстрелы на какой-нибудь орган. Суды для этой цели не подходили. Судебная статистика публиковалась и добить в нее 656 тысяч расстрельных приговоров было невозможно. Да и сочинять потом липовые судебные приговоры – это слишком большой объем работы. Кроме того, судебные приговоры – это законность. Какая никакая, но законность.
    Выход из ситуации тоже был найден оригинальный. В системе советских репрессивных органов существовали, так называемые «тройки», которые выносили приговоры в несудебном порядке. У кого-то «гениального» из членов комиссии А.Яковлева родилась в голове идея «создать» известную нам «тройку», внесудебный орган, которого в реальности никогда не существовало. По аналогии с существовавшими тройками ОГПУ и еще одними «тройками», создаваемых в рамках работы Особого совещания (ОСО).
     Из «Стенограммы заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг.
26.10.1988
«А.Яковлев …За повесткой дня я хотел бы посоветоваться. Было много разговоров о работе Комиссии, и в воздухе повис такой вопрос: а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые? Но надо себе отдавать отчет, что это акт политический. Мы с вами только его решить не можем, я ставлю его на сегодняшнее предварительное обсуждение.
Потому что здесь содержатся и определенные противоречия. Ведь «тройками» осуждены и лица, которые занимались шпионажем, бандитизмом, диверсиями и т.д., то есть практически действиями, подсудными по уголовному закону. Тогда что же выходит? Мы отменим все решения «троек», но тогда нужно заводить уголовные дела на лиц, которые занимались уголовно наказуемыми делами. Или же пойти на решительный шаг отмены решений «троек» и сделать оговорку, что: «те, кто уже отсидел за уголовные дела...» и т.д. И что получится? Это будет и их реабилитацией, или как?
Тов. Савинкин Н.И. Надо и КГБ, и Прокуратуре, и Минюсту, и Верховному суду посмотреть.
Тов. Теребилов В.И. Все решения «троек» подлежат пересмотру и отмене, потому что обвинять могли только юридические органы. 90 с лишним процентов этих дел не содержат никакого практического материала. Мы реабилитируем фактически на чистом листе, потому что нет толком обвинений.
Но, может быть, это сделать так: ограничить временем – до начала войны. Потому что в военное время и после есть часть таких дел, а до начала войны – я еще не встречал такого дела…».
     Тов. Теребилов – это, для сведения не просто товарищ Теребилов, а целый Председатель Верховного Суда СССР, постоянный член комиссии А.Яковлева.  И мы читаем, что в стенограмме идет речь о признании всех приговоров «троек» незаконными, только члены комиссии никак не могут решить, как поступать с осужденными «тройками» диверсантами и шпионами. Их тоже реабилитировать? Но что же говорит товарищ Председатель Верховного суда? Он говорит о том, что «тройки» работали во время войны и даже после нее.
        Но тройки НКВД были распущены Берией в 1938 году. Осталось только Особое совещание при наркоме НКВД. Но, как мы увидим дальше в приказах о предоставлении родственникам репрессированных справок, тройки НКВД-УНКВД и ОСО четко разделены. Ни Берия, ни Серов, Семичастный, Крючков их не смешивают. Может, тов. Теребилов имел ввиду, что ОСО – это тоже «тройка», ведь и сам А.Яковлев говорит «…а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые?».
      Значит, были самые разные «тройки», среди них могли быть и тройки НКВД-УНКВД, которые приговорили к расстрелу 600 тысяч человек.
    Но здесь встревает в разговор товарищ Лукьянов, тоже член Комиссии, с предложением, как все «тройки» сделать незаконными: «Было постановление ВЦИК, которым эти «тройки» узаконены. Поэтому речь идет о том, чтобы отменить это постановление в сущности, признать его утратившим силу. И я за то, чтобы сделать так – до войны».
       Т.е., комиссия считает «тройками» несудебные органы, которые узаконены ВЦИК. А их, действительно, было несколько: тройка Коллегии ОГПУ, тройка ПП (полномочных представителей ОГПУ и ОСО, которое тоже называли тройкой, и которое создавало свои тройки на местах. Вот все они узаконены постановлениями ВЦИК.
    Больше того, тройкам ОГПУ высший законодательный орган страны даже предоставлял право выносить расстрельные приговоры, например, когда в 20-х годах разгулялись фальшивомонетчики. Страна была наводнена поддельными денежными знаками, что создавало серьезную угрозу ее экономической безопасности, ВЦИК разрешил ОГПУ расстреливать фальшивомонетчиков в несудебном порядке и этот вид преступности за считанные месяцы был сведен к ничтожным цифрам. Когда в Сибири возникла сложная ситуация с бандитизмом, ВЦИК еще раз предоставлял право на расстрелы тройкам ОГПУ. Все делалось по закону – по решению высшего законодательного органа.
    ОСО тоже введено законодательно. Т.е., комиссия имела ввиду «тройки», введенные постановлениями ВЦИК. И на этом застенографированном заседании члены комиссии решают, как «тройки» сделать незаконными. Они нашли выход – постановление ВЦИК признать незаконным.
     Но еще 26 октября 1988 года, в день, когда шло это заседание, никто из членов комиссии не вспомнил, про «тройку», которая постановлением ЦИК не была узаконена. Про ОСО, решениями которого 10 тысяч человек приговорены к расстрелу вспомнили. А про тройку НКВД-УНКВД, за которой более 600 тысяч трупов – нет. Ведь постановления ЦИК по тройке НКВД не было.
    Вам в голову не приходит такая крамольная мысль, что до 26 октября 1988 года тройка НКВД-УНКВД, которая упоминается во всех приказах по выдаче справок родственникам со времен Берии, еще не существовала, если о ней не было известно таким суперкомпетентным в этой теме лицам, как члены реабилитационной комиссии Политбюро ЦК КПСС? Что эта комиссия по состоянию на 26 октября 1988 года знала только о тройках Коллегии ОГПУ, ПП ОГПУ и ОСО? О тех тройках, которые были введены ВЦИК.
        Чтобы полностью осознать произошедшее с этими загадочными «тройками», о существовании которых еще в октябре 1988 года не подозревали сами члены комиссии А.Яковлева, нужно, первое, вспомнить, о чем я писал в первой главе, когда мы разбирались с тем, как переселение людей было представлено депортацией и геноцидом целых народностей Советского Союза путем вброса Указов Верховного Совета СССР с грифами «без публикации» и «совершенно секретно».
    Таким способом получили жизнь, так сказать, законы, никогда не имевшие место быть в СССР. А массовая публика, разумеется, не догадалась, что Закон, вводящий уголовную ответственность за оставление места поселения, не может быть не опубликован. Тогда уж можно и Уголовный Кодекс засекретить.
      И второе. Если вы думаете, что поменять целые блоки распорядительных документов во всех архивах ведомства, да еще с сохранением тайны этой операции – это очень сложная задача, то вы глубоко ошибаетесь.   
    Это делается элементарно просто. На примере архива КГБ это выглядело так: в центральном архиве, в Москве, в архивных делах с распорядительными документами выбираются те документы, которые нужно сфальсифицировать. По рассылке на этих документах определяются управления НКВД-МГБ-КГБ, по которым были разосланы копии, в адрес этих управлений направляется указание под грифом «Секретно» об изъятии копий из архивных дел и пересылке их в Москву. Из Москвы в адрес архивов управлений направляются изготовленные фальшивки с секретным указанием подшить их в архивные дела вместо изъятых. И всё. Указания были секретными, они не подлежат разглашению. Если какой-нибудь сотрудник архива проболтается, то ему может грозить уголовная ответственность за разглашение сведений, составляющих государственную тайну. Следствие и суд легко натянут эту ситуацию до того, что это разглашение нанесло серьезный ущерб интересам государства.
     Мне оппоненты довольно часто заявляют, что причастность такого большого числа людей к работе по подмене документов в архивах КГБ не могла не пройти без расшифровки, утечка информации была бы довольно значительной. Вот я, например, не веду дискуссии с физиками о технических проблемах работы синхрофазотрона. Я в его устройстве ничего не смыслю. Но зато наша публика смело обсуждает вопросы сохранения гос.тайны, понимая в этом столько же, сколько я в синхрофазотроне.
    Ребята, сотни тысяч сотрудников правоохранительных органов знакомятся, изучают и применяют в работе нормативные ведомственные приказы, касаемые приобретения агентуры и работы с ней. Огромное число людей допущено к этим документам. А вы хотя бы названия этих приказов знаете? Вот то-то и оно.