?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)



      Мне уже давно доброжелатели советуют сменить стиль изложения вопроса по теме исторической проблематики относительно репрессивной политики Советского государства 1937-1938 годов в разрезе массива рассекреченных и введенных в научный оборот документов, касающихся деятельности спецслужб, правительства и  партийных органов СССР.

      Ничего проще нет, как об этом вопросе написать «научным» языком. Для меня это не проблема, в этом стиле писать намного проще, чем нормальным публицистическим языком. Заодно можно и себя публике презентовать в качестве «серьезного исследователя». Такая публика, которая, открыв рты,  глотает псевдонаучную муть от С.Е.Кургиняна, завороженная концентрацией  «ученых» слов в единице его текста, будет довольна. Довольны будут и ученые-историки, которых я прямо называю тупорылыми баранами, которые даже не в состоянии состряпать более-менее правдоподобную фальшивку. Довольны будут и многочисленные писатели-историки-сталинизды, которые растиражировали антисталинскую клевету комиссии А.Яковлева, изображая из себя защитников Сталина.

     Ведь они только и ждут момента, когда им предложат дискуссию о «Большом терроре» вести в русле научной проблематики. Заболтают и замотают. Завалят сверху кучей псевдонаучного мусора и похоронят вопрос.

    Представьте, что вам в магазине на сдачу дали купюру  в 120 рублей. Вы что, понесете ее эксперту на экспертизу по предложению продавца, который ее вам подсунул? Чтобы эксперт «научно» доказал ее поддельность? Так знакомый с продавцом эксперт вам выдаст справку, что это Монетный двор виноват, а не продавец-фальшивомонетчик. Понимаете, о чем я?

    Да и какая может быть научность в этом вопросе? Если описывать особенности анатомии и физиологии деревянного гоминоида Буратино, то в этом описании научности будет на порядок больше. Какое отношение к науке имеет наглейшая и тупейшая фальсификация? К области уголовного права – имеет. К науке –нет. Но я же сейчас пишу не постановление о возбуждении уголовного дела.

    Итак, мы уже с вами видели, как загадочно сошлись цифры умерших в местах  заключениях «политических»за тридцать  лет, число расстрелянных и посаженных в 37-38-м годах, видели дикие несообразности в документах, запустивших «Большой террор» и я показал вам опубликованный архивный документ, в котором прямо говорится, что настоящий приказ наркома НКВД № 00447 не имеет никакого отношения к «Операции по репрессированию…», он касается работы ОСО. Там было много смешного.

    Дальше смешного будет еще больше.  Особенно с учетом того, что я покажу вам документы, которыми само общество «Мемориал» объясняет, почему советские люди, жившие в 37-38-м годах не заметили расстрелов 656 тысяч человек, как советские власти скрыли от страны своё зверство. Эти документы на сайте «Мемориала» под рубрикой «как скрывали террор» и выложены.

    Начнем с первого. Когда я сравнивал внешний вид приказов НКВД, я показал первым приказ Л.И.Берии, продублирую его еще раз:

    

     

          Я не вижу здесь абсолютно ничего, к чему бы можно было придраться. Абсолютно достоверный и грамотно составленный документ. Но это только первая его страница. Теперь глянем на вторую:

     Здесь мы уже видим, что даже шрифт текста заметно отличается, но, тем не менее, бумага старая и вся почерканная, на ней видны следы резолюций и пометок, сделанных чернилами на первой странице, пропитавших лист насквозь.  Но настоящий приказ Берии № 00515 был изготовлен (в этом у меня даже сомнений нет) не на одном листе, отпечатанным с двух его сторон, а на двух листах.  Фальсификаторы второй лист выбросили и на обратной стороне первого вписали ими сочиненный нелепый текст.

    Читаем: «7. Наркомам внутренних дел республик и начальника УНКВД дать указание начальника ОГАСов в случае обращения к последним жен арестованных о разводе, учинять акты о разводе беспрепятственно, не требуя от заявителя никаких справок».

    Автор этого пункта в НКВД, разумеется, не служил. Это написал человек, вдохновленный чем-то наподобие фильма «Холодное лето 53-го года», где жена бросает арестованного героя в исполнении Папанова, а сын отрекается от отца.

   Из данного пункта следует, что наши предки жили в какой-то паскудной стране, где особым паскудством отличались женщины. Мужа только арестовали, еще не осудили, а она, курва, уже бежит с ним разводится!

   Вот советские мужики так не поступали, поэтому про мужей арестованных жен  в приказе ничего не говорится. Вот с какими паскудными бабами приходилось жить советским мужчинам.

   Либо, дело обстояло еще интересней. Где-то в архиве должно быть письмо Политбюро и приказ НКВД о запрете на арест и привлечение к ответственности за любые преступления замужних женщин, поэтому у мужчин не было поводов добиваться разводов с арестованными женами. Жен в СССР не арестовывали.

  Я же не просто по злобе называю сочинителей этих фальшивок бакланами! Как можно было сочиняя этот текст, сделать его юридически даже не бессмысленным, но комичным?!

   Да Берия, получив на подпись подобное, с криками и матами, вычеркнул бы слово «жен» из текста и вписал «супругов». Тогда пункт хоть какое-то правдоподобие и имел бы.

    Но зато в предыдущем пункте, в шестом, читаем: «В отношении осужденных Военной коллегией и тройками НКВД (УНКВД) к высшей мере наказания…».

    Вот уже есть расстрелянные по приговорам троек НКВД. А Военная коллегия  - чего она коллегия? Исполнителю текста приказа лень было дописать «Верховного суда»? А как информировать насчет осужденных по делам НКВД Спецколлегиями областных судов и военными трибуналами? Они же тоже к вышке приговоры выносили. Да никак не информировать – в задницу посылать граждан, которые с такими запросами обращаются. Устно посылать.

     А вы говорите – написать в «научном стиле». Как это описывать научным языком?...


Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Но у «Мемориала» есть еще один документ, которым лежит в комплекте бумаг, обосновывающих действия властей по сокрытию репрессий, это же одним приказом нельзя сделать. Смотрим на него:
«Сентябрь 1945 г.
Докладная записка Кузнецова

Согласно существующему порядку, при выдаче справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, указывается, что эти лица осуждены к лишению свободы на 10 лет с конфискацией имущества и для отбытия наказания отправлены в лагери с особым режимом, с лишением права переписки и передач.
В связи с истечением десятилетнего срока в приемные НКВД — УНКВД поступают многочисленные заявления граждан о выдаче справок о местонахождении их близких родственников, осужденных названым выше порядком.
Наряду с этим граждане ходатайствуют о выдаче им письменных справок об осуждении своих родственников, мотивируя необходимостью представления соответствующего свидетельства в суды в связи с рассмотрением гражданских дел (развод, оформление наследства и т.д.).
Докладывая об изложенном, полагал бы необходимым установить следующий порядок выдачи справок о лицах, осужденных к высшей мере наказания:
1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их близких родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД — УНКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР с применением закона от 1 декабря 1934 года и в особом порядке, сообщать им устно, что их родственники, отбывая срок наказания, умерли в местах заключения НКВД СССР.
1-м спецотделом выдачу подобных справок производить только после получения на это санкции соответственно Народного Комиссара Внутренних дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области).
В отношении осужденных Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания в период Отечественной войны 1941–1945 годов давать устные ответы через 1-е спецотделы НКВД — УНКВД в прежнем порядке.
2. О выдаче сведений о смерти лиц, осужденных к ВМН, производить отметку в учетах НКВД — УНКВД и высылать соответствующие извещения в 1-й спецотдел НКВД СССР для отражения в оперативно-справочной картотеке.
3. 1-м спецотделам НКВД — УНКВД сообщать о выдаче указанных выше справок в ОАГС, а последним, в случае обращения к ним родственников осужденных, выдавать соответствующие свидетельства о смерти, согласно установленному порядку.
Прошу Ваших решений.
Начальник 1 спецотдела НКВД Союза ССР
полковник КУЗНЕЦОВ

Резолюция:
Тов. МЕРКУЛОВУ В.Н., тов. ЧЕРНЫШОВУ В.В., тов. КОБУЛОВУ Б.З.
Прошу Вас совместно рассмотреть эти предложения и дать свое заключение.
Л. БЕРИЯ»

     И следующий:
« Докладная записка В.Н. Меркулова, В.В. Чернышова, Б.З. Кобулова

По существу предложения начальника 1 спецотдела НКВД СССР полковника тов. КУЗНЕЦОВА о порядке выдачи справок членам семей лиц, осужденных к высшей мере наказания бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда ССР и в особом порядке, считаем целесообразным:
1. Впредь на запросы граждан о местонахождении их родственников, осужденных к ВМН в 1934–1938 годах бывшими тройками НКВД, Военной Коллегией Верховного Суда СССР и в особом порядке, сообщать им устно, что осужденные умерли в местах заключения.
2. Выдачу подобных справок производить 1-м спецотделам только с санкции в каждом отдельном случае Народного Комиссара Внутренних Дел союзной (автономной) республики, начальника УНКВД края (области) соответственно.
3. В отношении осужденных Особым Совещанием при НКВД СССР к высшей мере наказания в период Отечественной войны 1941–1945 годов давать устные справки через 1-е спецотделы НКВД — УНКВД в прежнем порядке (осуждены к лишению свободы на 10 лет, с лишением права переписки и передач).
4. О выдаче сведений о смерти лиц, осужденных к ВМН, производить отметку в учетах НКВД — УНКВД и высылать соответствующие извещения в 1-й спецотдел НКВД СССР для отражения в оперативно-справочной картотеке.
5. Одновременно с выдачей справок о смерти заключенных, указанных в п. 1, объявлять их родственникам, что соответствующие свидетельства они могут получить в ОАГСе.
1-м спецотделам НКВД — УНКВД сообщать о выдаче указанных выше справок в ОАГС, а последним, в случае обращения к ним родственников осужденных, выдавать свидетельства о смерти, согласно установленному порядку.

Резолюция: Согласен
Л. БЕРИЯ. 29.IX.45 г.

Архив НИПЦ «Мемориал». Коллекция документов»
       Здесь всё совершенно замечательно. Здесь аж дыхание перехватывает. Теперь получается, что в СССР никто не знал, что шпионов, диверсантов, членов заговорческих организаций, лиц, подготавливающих и совершающих террористические акты и вообще всех арестованных и осужденных по делам НКВД – хоть кого-то расстреляли. Даже четвертака никому не дали, даже двадцатки или пятнашки. Всем – по десятке. Аж сама Военная коллегия Верховного суда СССР за самые тяжкие контрреволюционные преступления давала максимум десятку. Да еще без права переписки. Было применено наказание, которого в уголовном кодексе не было. Для сохранения тайны.
    Если бы реальный .Берия увидел эту докладную. то он на ней написал бы совсем не слово «согласен». Там было бы длинное выражение, состоящее из одних нецензурных слов. Потому что такая практика, когда от людей скрывают расстрельные приговоры и большие сроки (25, 20, 15 лет) ведет к поощрению преступности. Берию за это на Политбюро разорвали бы на куски. Уголовный Кодекс и предусмотренные в нем наказания за тяжкие преступления, сами приговоры являются мощной профилактической мерой против преступности. И здесь скрывать нечего. Но извещать всех родственников преступников, осужденных по 58-ой, что их близкие получили всего десятку – это круто. Скажите еще, что в СССР весь народ так и думал, что никого из арестованных НКВД ни разу не расстреляли.
    Вот то, что суды по делам НКВД, по всем без исключения, давали максимум 10 лет и никого к расстрелу не приговорили – это по-настоящему креативно. Снимаю шляпу перед человеком, который сочинял эти портянки. Это высший класс!
     Но теперь получается,  советский народ знал, что именно в 1934-1938 годах смертная казнь для диверсантов, шпионов, предателей, заговорщиков и прочих «политических» в СССР была отменена. Их никого не расстреляли, всем только по 10 лет без права переписки дали. Это из текстов записок прямо следует.
    У вас может даже сомнение возникнуть – разве такой бред можно обществу показывать? Это же почти невероятное!
   А чего здесь невероятного?! Фильм «Штрафбат» можно было обществу показывать? Там меньше бреда? Так показали и не комплексовали.

p_balaev

Мои твиты

Tags: