?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

 Но не только у Серова была озабоченность информированием о решениях органов, на которых Берии было наплевать. Серова на посту Председателя КГБ СССР сменил Семичастный и выдал своё указание по теме, перед этим обратившись с письмом в Политбюро:
«Совершенно секретно
Экз. № 1

26 декабря 1962 г. № 3265-с
гор. Москва
ЦК КПСС
В 1955 году с ведома инстанций и по согласованию с Прокуратурой СССР Комитетом госбезопасности было издано указание № 108сс органам КГБ, определяющее порядок рассмотрения заявлений граждан, интересующихся судьбой лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов (б. Коллегией ОГПУ, тройками ПП ОГПУ-НКВД-УНКВД и Комиссией НКВД СССР и Прокурора СССР)….
Полное впечатление, что каждый новый вождь чекистов начинал с того, что выискивал новый репрессивный орган, о расстрельной практике которого нужно информировать общественность. Теперь появилась еще  Комиссия НКВД СССР и Прокурора СССР.  Но ведь Семичастный набрехал Политбюро! В указании № 108 сс за подписью Серова про Комиссию НКВД  СССР и Прокурора СССР нет даже намека. Похоже, И.А. Серов еще не был допущен к архивам, в которых хранились расстрельные приговоры за подписью Ежова и Вышинского. А вот Семичастному такой пропуск оформили, и родилось такое:
«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО
ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ
НАЧАЛЬНИКАМ УПРАВЛЕНИЙ КГБ при СОВЕТЕ МИНИСТРОВ СССР по КРАЯМ и ОБЛАСТЯМ
О порядке рассмотрения заявлений граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов.
В целях упорядочения рассмотрения заявлений граждан о судьбе их родственников, расстрелянных по решениям несудебных органов.
ПРЕДЛАГАЕТСЯ:
1. По заявлениям граждан о судьбе лиц, расстрелянных по решениям Коллегии ОГПУ, троек ПП ОГПУ и НКВД – УНКВД, Особого совещания при НКВД – МВД СССР, Комиссиями НКВД и Прокурора СССР, расследование по делам которых производилось органами госбезопасности, смерть этих лиц регистрировать в загсах по месту их жительства до ареста датой расстрела, без указания причин смерти, а заявителям сообщать, в каком загсе они могут получить свидетельства о смерти. Такие решения принимать, как правило, по заявлениям близких родственников (родители, дети, усыновители, усыновленные, родные браться и сестры, дед, бабка, внуки, а также супруг).
2. На запросы родственников лиц, расстрелянных в несудебнном порядке, о причинах их смерти сообщать устно действительные обстоятельства смерти; заявителям, проживающим в местностях, где отсутствуют аппараты КГБ, давать устные ответы о причинах смерти через районные отделы (отделения) милиции, которым направлять соответствующие уведомления.
3. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти лиц, расстрелянных по решениям несудебных органов и впоследствии реабилитированных, сообщать об их расстреле. Такие ответы в секретном порядке направлять:
– в отношении рабочих и служащих – соответственно в министерства социального обеспечения союзных и автономных республик, краев и областные отделы социального обеспечения.
– в отношении военнослужащих – с соответствующие пенсионные аппараты Министерства обороны СССР, КГБ и министерств охраны общественного порядка союзных республик.
4. В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам.
5. Порядок сообщения за границу дат смерти лиц, осужденных к расстрелу, предусмотренный инструкциями об исполнении запросов исполкома союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР о розыске на территории СССР советских и иностранных граждан, а также лиц без гражданства, объявленными в 1961 году приказом КГБ при Совете Министров СССР и МВД РСФСР № 0019/003 и соответствующими приказами по союзным республикам, не изменять.
6. Указания Комитета госбезопасноти при Совете Министров СССР № 108сс от 24 августа 1955 года и № 6сс от 11 января 1957 года считать утратившим силу.
Настоящее указание двести до сведения прокуроров республик, краев и областей, а также военных прокуроров и председателей военных трибуналов военных округов и флотов.
Для сведения прилагается указание Министерства юстиции РСФСР от 4 февраля 1958 года о порядке регистрации смерти ли, умерших в местах лишения свободы, а также расстрелянных по приговорам судов.
Председатель Комитета государственной безопасности при Совете Министров СССР
В. СЕМИЧАСТНЫЙ
№ 20сс
21 февраля 1963 года
г. Москва.»


      Ну и еще раз внимательно прочтем четвертый пункт:
«В отношении лиц, расстрелянных в несудебном порядке, родственникам которых уже сообщалось о их смерти, как якобы наступившем в местах лишения свободы, ранее принятые решения не изменять. На запросы органов социального обеспечения о причинах смерти этих лиц давать те же ответы, которые сообщались родственникам».
      Председателю КГБ СССР, человеку в должности ранга министра, принесли на подпись документ, в одном абзаце которого сразу две грамматические ошибки. И он его подписал. И разослал по всем управлениям КГБ, чтобы там, на местах, оценили уровень грамотности Председателя. И хихикали.
    Разумеется, каждому, кто сталкивался с административной деятельностью в более-менее серьезном учреждении, кто знает, через сколько согласований и правок проходят такие документы, понятно, что это такая же лажа, как и недавно обнародованная историками Исаевым и Дюковым фотокопия оригинала Пакта Молотова-Риббентропа, в котором «обои Стороны».
   Самое смешное насчет этого «Пакта», Дюкова почти сразу ткнули носом в «обои». Он стал оправдываться тем, что в те времена правила в русском языке были несколько другими, в подтверждение привел фотокопию газетного информационного сообщения о том договоре, там именно так – «обоих Сторон».
Т.е., эти придурки ничего более умного не придумали, как состряпать фальшивый Пакт Молотова-Риббентропа на основе газетной публикации о нем, внеся в текст фотокопии «оригинала» газетную опечатку.
   А господин Дюков оправдывается тем, что раньше так писали… Да нет, господин Дюков, так пишут и сегодня: «Хады на мой старана» или «Ухады с мой старана».
   Но в настоящем русском языке слово «сторона» и в 1939 году было существительным женского рода.
Да о чем мы?! Если сразу в шапке указания Семичастного: «ПРЕДСЕДАТЕЛЯМ КГБ при СОВЕТАХ МИНИСТРОВ СОЮЗНЫХ и АВТОНОМНЫХ РЕСПУБЛИКАХ…»…
     «Хады мой сторона»…

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)



  И, наконец, последнее указание, уже за подписью последнего Председателя КГБ Крючкова. Я привожу его не в текстовом виде, а фотокопию:


      В этом документе стоит обратить внимание на правки, внесенные в текст авторучкой. И на дату. Он издан после завершения работы реабилитационной комиссии А.Яковлева.

   Корректуры в тексте документа явно свидетельствуют о том, что это рабочий документ сотрудника КГБ, который отвечал за предоставление ответов гражданам о судьбе их репрессированных родственников. Чтобы не копаться в нормативных документах, которые вводили изменения в порядок, определенный Указанием, он прямо в текст Указания их и вписывал. Фальшивкой этот документ быть не может.

Но тогда как расценивать предыдущее указание за подписью Семичастного, которым предписывалось сообщать родственникам, расстрелянных по решениям троек НКВД, действительные обстоятельства смерти осужденных? Не понимаете, в чем дело?

     Вернемся еще к самому первому документу по этой теме, к приказу Берии, на первом листе которого, в пункте 3: «…об осужденных сообщать: когда, КЕМ, по какой статье осужден, на какой срок…».  Т.е., уже в 1939 году родственники примерно 700 тысяч человек, которых тройки НКВД приговорили не к расстрелу, а к десятке лагерей, могли получить справки, из которых они узнали о существовании этого репрессивного органа?

    Наш Президент В.В.Путин уважает Солженицына и его вдову. Советует книги Исаича читать, даже в школьную программу «Архипелаг ГУЛАГ» включили. Мы упираемся и читать не хотим. А зря. Потому что там особенно интересно не то, что написано, а то, что не написано. А не написано там ровно ничего, еще раз об этом напоминаю, про тройки НКВД-УНКВД. Солженицын на момент написания своего «опыта художественного исследования» в 1973 году знал только о тройках ОСО. Тройки ОГПУ Солженицын вспоминает, а насчет троек НКВД в «Архипелаге…» ничего нет. Ничего о тройках НКВД не упоминал и полусумасшедший троцкист Варлам Шаламов. Он тоже вспоминал только тройки ОСО: «Машина ОСО- две ручки и колесо». И, конечно, абсолютно ничего нет у них о странной комиссии в составе Наркома НКВД и Прокурора СССР, которую потом обозвали «двойкой».

   Больше того, на момент начала работы комиссии А.Яковлева, об этой тройке НКВД еще не знали и члены комиссии, как мы видели из стенограммы протокола заседания этой комиссии.

  И не могли знать, потому что Постановление Политбюро и приказы Ежова о создании этих троек к тому моменту были еще не рассекречены. Сама информация о их существовании была совершенно секретной, но Берия в своем приказе даже не счел нужным оговорить отдельно порядок выдачи справок по приговорам троек, если эти приговоры не предусматривали применения ВМН.

     Не напрягает, что информация об органе «тройки НКВД-УНКВД» до рассекречивания Приказа Ежова № 00447 была секретной, а родственники осужденных могли получать информацию о том, что этот орган приговаривал их близких к ВМН и различным срокам заключения, но еще в 1973 году главный разоблачитель зверств чекистов об этих «тройках» был не в курсе?

    Появляется подозрение, что к моменту подписания Крючковым Указания в самом КГБ был сфабрикован весь блок фальшивок, касающийся деятельности троек НКВД-УНКВД, не относящихся к ОСО (которое тоже свои тройки имело – тоже дальше об этом будет) в период 1937-1938 годов, а в ходе проведения работы по реабилитации, которая не прекращалась с хрущевских времен, были «переработаны» не только следственные дела на известных троцкистов?

   И как только в 3 января 1989 года было опубликовано «Постановление Политбюро ЦК КПСС «О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30–40-х и начала 50-х годов», потомки «жертв сталинизма», ранее получившие извещения о смерти родственников в местах заключения, стали повторно обращаться в КГБ, собирая справки в надежде получить компенсации за страдания родственников.

   А дальше произошло следующее, о чем свидетельствуют эти два документа из ЗАГСа, тоже выложенные на сайте «Мемориала»

Интересная комбинация? Вот так умершие в заключении превратились в расстрелянных в годы «Большого террора». В новом свидетельстве просто изменили дату смерти с 45-го года на 1938 год.


p_balaev

Мои твиты

Tags: