June 15th, 2019

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

   Когда я, разбираясь с «Большим террором»,  собрал и разложил в хронологическом порядке все, какие смог найти, опубликованные документы по этому вопросу, поразило, насколько халтурно-безалаберно всё было сляпано.
   Ну, ладно, можно допустить - пара нестыковок и разночтений, ну три, четыре. Но не сплошь же! В каждом документе и между каждыми документами! Между любыми документами!
     Особая тройка выносит решение о расстреле тысяч заключенных еще до того, как эта тройка создана.
     Приказом № 00447 Н.И.Ежов предписывает запросы на лимиты по арестам 1-ой и 2-ой категории направлять лично ему, и направлять их предписывает начальникам УНКВД.
     Но то ли начальники УНКВД своего шефа ни в грош не ставят, то ли секретари партийные решили, что они главнее члена Политбюро Ежова, поэтому телеграммы по лимитам идут за подписью секретарей в адрес Сталина.
    Кажется, приказ № 00447 сочинили, но потом в архивных делах НКВД не нашли достаточного числа шифротелеграмм, которые можно было подменить фальшивками с лимитами. Зато таких шифротелеграмм в делах Политбюро было завались, как раз в этот период, когда, якобы, секретари на местах заседали сутками в «тройках», шла подготовка к первым выборам в Верховный совет по новой Конституции. Само собой, эта подготовка контролировалась Политбюро и шла активная переписка с партийными организациями областей, краев и республик.
    Переделывать приказ? Да, ладно! Сойдет и так! «Пипл схавает»!
    А в Западно-Сибирском крае вообще мочить народ по решениям «тройки НКВД» начали до того, как Ежов подписал свой приказ. Нигде не начали, а сибиряки начали. Самыми горячими и быстрыми парнями оказались. Или ямщик, который вез им секретное письмо от Ежова, в котором было написано, что спешить пока не надо, заблудился в сибирской тайге, его съел сибирский медведь вместе с секретным пакетом.
  Группа, которая занималась изготовление выписок из решений «троек НКВД» (конечно, разные категории документов делали разные группы «специалистов»), сразу решила взяться за самый кулацкий край и там набить виртуальные  рвы тысячами  виртуальных ударников единоличного труда в сельском хозяйстве, и успела нашлепать кучу протоколов и выписок.
    Переделывать? Да жалко такую работу херить! «Пипл схавает»! Сделали стенограмму совещания у начальника УНКВД края, на котором он коряво всё объяснил. Стенограмма такая, что я даже не могу преодолеть чувства брезгливости, чтобы с ней разбираться. Не говоря уже о том, что совещания такого уровня и плана не стенографируются, а протоколируются.
    Но зато Юрий Жуков зацепился за раньше всех начатый западно-сибиряками террор и придумал несуществующую записку Эйхе, в которой тот требовал расстрелов, и нафантазировал заседание Политбюро, санкционировавшее расстрелы в Сибири.
    Человеку, который плотно не разбирался с тем, как работают историки (а основной блок документов, конечно, делали они. Сотрудникам КГБ компетенции и подавно для этого не хватило бы), может показаться, что халтурили специально, чтобы потомки потом могли разобраться в этой лжи. Не специально. Это стиль. Школа. Научная советская историческая школа. Точнее – позднесоветская. Как поставил  им дорогой Никита Сергеевич задачу на 20-м съезде переписать книги и учебники по истории, так они и переписали, выполняя решение партии, так, как партии было нужно. А если некому ученого-бракодела за ухо вывести к аудитории и прилюдно отхлестать по щекам за его «научную» работу, то научная братия теряет чувство страха опозориться и начинает безбоязненно халтурить.  Так наша советская историческая школа и приобрела после 20-го съезда вид сборища умственно недоразвитых.
       Что там «Большой террор»?! Это ерунда, в общем-то. Вот партия приказала обосрать Семена Михайловича Буденного, так ученые-историки придумали, что Семен Михайлович не умел танками командовать, поэтому Сталин держал его в Ставке командующим кавалерией. Кавалерией Семен Михайлович в Ставке и командовал. А почему в Ставке не было командующего бронетанковыми войсками? Да потому, что фигня – эти танки, тачанки – это вещь, оружие массового поражения почти.
     Семен Константинович Тимошенко отказался на Верховного клеветать. Задача – обгадить маршала. Обгадили, придумали, что после неудачи под Харьковом Сталин его в отставку отправил… в Ставку. В отставке Тимошенко получил три ордена Суворова 1-ой степени и орден Победы. А так-то Сталин ему после Харькова больше не доверял командования фронтами.
     Ворошилов… Если вам, уважаемые читатели, придется присутствовать на встречах с какими-нибудь нашими военными историками, я предлагаю вам лично удостовериться в том, что они кретины. Обычные кретины. Задайте им вопрос: как относился Сталин к Клименту Ефремовичу, как военачальнику?
   Получите ответ: не доверял после Ленинграда командовать фронтами. Это ответ кретинов. Так вам ответит любой наш военный историк.  Они не понимают, что для того, чтобы Ворошилову быть командующим фронтом, его нужно было сначала выгнать с должности члена Государственного Комитета Обороны, высшего органа власти страны во время войны, с должности заместителя председателя правительства и с должности члена Ставки ВГК. Т.е., занимать каждую из этих трех должностей, по уровню неизмеримо выше, чем комфронтом, Ворошилову Сталин доверял, а должность какого-нибудь Еременко – нет?! Кретины этого не понимают. Они не понимают, что человек такого уровня, как Климент Ефремович, на фронты направлялся только в крайне экстраординарной ситуации, когда там никто, кроме него не мог справиться. Да он и после Ленинграда на фронты выезжал. Снятие блокады Ленинграда под его руководством и проходило, еще и освобождение Крыма.
   А вы знаете хоть одного нашего историка, который понимает эту очевидную вещь с командованием фронтами Ворошиловым? Вообще ни одного такого историка нет. Вот вам приговор нашей исторической науке – сборище кретинов.
     Поэтому и «Большой террор» у них получился так, как будто все документы по нему изготовили пациенты дурдома…
Buy for 100 tokens
***
...