?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Есть у Общества «Мемориал»  еще сайт «Мемориал «Коммунарка», на котором опубликованы списки захороненных на этом кладбище. Я взял оттуда несколько показательных примеров.
Кольберг Ирина Андреевна. Род.1908, г.Рига (Латвия); латышка, член ВКП(б), обр. высшее, инженер ст.Москва-товарная Ленинской ж.д., прож. в Москве: ул.Красина, д.14, кв.28.
Арест. 3.12.1937. Приговорена ОСО при НКВД СССР 1.04.1938 по обв. в вредительской деятельности. Расстреляна 3.04.1938. Реабилитирована 13.09.1989.

Сольница (Сольниц) Станислав Петрович.
Род.1894, с.Кобыляны Опоковского уезда Радомской губ. (Польша); поляк, б/п, обр. низшее, котельщик депо Кашира Московско-Донбасской ж.д., прож. в Московской обл.: Кашира, ул.Халтурина, д.9.
Арест. 8.10.1937. Приговорен ОСО при НКВД СССР 28.11.1937 по обв. в к.-р. деятельности. Расстрелян 28.11.1937. Реабилитирован 30.09.1989.

    Здесь Особое совещание приговорило к расстрелу в 37-м и 38- м годах, а право такое получило только в 1941-м. Дальше.

Альберт-Такэ Эрих Альбертович.
Род.1894, г.Лаутерберг, Ганновер (Германия); немец, член ВКП(б) с 1924 г. (в 1919-1924 гг. - член КПГ), обр. среднее, редактор издательства иностранных рабочих, прож. в Москве: ул.3-я Мещанская, д.60/2, кв.11.
Арест. 22.04.1936. Приговорен Комиссией НКВД СССР, Прокурора СССР и Председателя ВКВС СССР 2.09.1937 по обв. в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 2.09.1937. Реабилитирован 18.06.1959.

   Тут вылез какой-то фантастический репрессивный орган «Комиссия НКВД СССР, Прокурора СССР и Председателя Военной коллегии Верховного суда СССР».
Федоров Андрей Павлович.
Род.1888, с.Мангуш Мариупольского р-на Донецкой обл.; русский, член ВКП(б), обр. незаконченное высшее, начальник ИНО УНКВД по Ленинградской обл., майор госбезопасности.
Арест. 3.08.1937. Приговорен Комиссией НКВД СССР и Прокуратуры СССР 20.09.1937 по обв. в шпионаже. Расстрелян 20.09.1937. Реабилитирован 14.04.1956.

   Можно допустить, что Комиссия НКВД СССР и Прокуратуры СССР – это «двойка», Ежов и Вышинский, созданная в рамках «национальных» репрессивных операций. Но эта «двойка» постановила расстрелять русского, да еще и сотрудника госбезопасности. За шпионаж. Сотрудника госбезопасности за шпионаж!  Хотя, его должен был судить военный трибунал, никакому другому суду сотрудники НКВД были неподсудны.
Вознесенский Александр Николаевич.
Род.1893, г.Варшава (Польша); русский, б/п, обр. среднее, контролер Чупинского «Леспромхоза», прож. в Карельской АССР: Лоухский р-н, пос.Чупа.
Арест. 20.10.1937. Приговорен Тройкой при УНКВД КАССР 29.11.1937 по обв. в участии в к.-р. повстанческой организации. Расстрелян 5.12.1937. Реабилитирован 31.03.1989.

  В этом примере человека арестовали в Карелии, приговорили в Карелии, но расстреляли и похоронили в Москве, на «Коммунарке».  Зачем и почему?
И последний пример:
Балицкая Людмила Александровна.
Род.1894, г.Харьков; русская, б/п, обр. незаконченное высшее, домашняя хозяйка, прож. в Москве: ул.Мархлевского, д.9, кв.7.
Арест. 17.07.1937. Приговорена Комиссией НКВД СССР и Прокуратуры СССР 28.10.1937 по обв. в том, что, будучи осведомленной об антисоветской деятельности мужа, не сообщила об этом органам власти. Расстреляна 28.10.1937. Реабилитирована 30.06.1992.

   Загадочная Комиссия НКВД СССР и Прокуратуры СССР зверствовала напропалую, применив к несчастной женщине меру наказания (расстрел) за преступление, по которому УК РСФСР предусматривал только лишение свободы:
«58_12. Недонесение о достоверно известном готовящемся или совершенном контрреволюционном преступлении влечет за собой -

лишение свободы на срок не ниже шести месяцев».

     Совершенно ясно, что такие сведения о репрессированных «Мемориал» не мог получить из официальных источников, из Прокуратуры и ФСБ. Ну никак оттуда не могли прийти сведения о приговоре ОСО к расстрелу в 1937 году. Откуда «Мемориал» их взял – непонятно, но понятно, что вся его база данных – это такой же «опыт художественного исследования», как и «Архипелаг ГУЛАГ» А.И.Солженицына.
   Единственной базой данных по репрессиям, в том числе по «Большому террору» могут служить только опубликованные в печати результаты проверки прокуратурой, как это определено Законом о реабилитации. Но таких публикаций не было, хотя Законом предусмотрена обязательная реабилитация ВСЕХ, осужденных внесудебными органами. И по обращениям родственников, и тех, родственники которых не обращались с ходатайствами о рассмотрении дел осужденных. ВСЕХ. И если бы Закон исполнялся, то мы бы имели опубликованные списки реабилитированных, жертв «троек НКВД» 37-38 –го годов. Прокуратура по какой-то причине отказалась исполнять обязательное к исполнению требование Федерального Закона, но ни Президент, ни Федеральное Собрание, принявшее этот Закон, не напомнили Генпрокурору о его обязанности разоблачать сталинскую сатрапию, выставляя на всенародное обозрение сотни тысяч неправедно осужденных жертв. Почему? Нами правят маскирующиеся под демократов сталинисты?
    Конечно, они не сталинисты. Причина единственная. Если приказ НКВД № 00447, основной документ по «Большому террору», как мы видели из случайно сохранившегося и опубликованного еще одного приказа НКВД, является фейком, если он, этот приказ, настоящий,  подмененный фальшивкой,  регламентировал работу не какой-нибудь «тройки», которая имела право выносить расстрельные приговоры, а обычной «милицейской» тройки, НКВД/УНКВД и УРКМ, а там максимум – 5 лет, то посаженных на 10 лет или  расстрелянных  по фейковому приказу №00447 просто не существует. Реабилитировать некого, за исключением крайне немногочисленного числа «жертв», родственники которых, надеясь получить компенсацию, обратились в ФСБ за сведениями и получили из ЗАГСов повторные Свидетельства о смерти. За исключением тех, умерших в местах заключениях, которых фальсификаторы «переработали» в расстрелянных.  Сколько таких обращений было, десятки, сотни, тысячи – мы не знаем.  Но тысячи следственных дел еще можно за несколько лет «откорректировать», а вот сотни тысяч дел, а при реабилитации следственное дело иметь нужно обязательно – задача настолько масштабная, что она нерешаемая. Это вам не таблицы в архиве 1-го Спецотдела НКВД нарисовать!
  И смысла публиковать сведения о реабилитации даже нескольких тысяч, тех, на кого оформлены повторные Свидетельства о смерти и сделаны выписки из приговоров «троек НКВД»  никакого нет. Потому что тогда у публики возникнет вопрос: тысячи есть, а куда исчезли сотни тысяч?
   В итоге мы имеем сюрреалистическую картину –  в ходе «Большого террора» было только расстреляно больше 656 тысяч человек, но сколько из них было реабилитировано – мы не знаем. Официальных сведений об этом не имеется. Есть опубликованные приказы и какие-то расстрельные списки, таблицы и статистика, но нет сведений о реабилитированных. А эти сведения должны были публиковаться в виде списков. У нас имена жертв террора потерялись. Но, может, хоть трупы остались?..

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты

Tags:

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

С трупами история еще более … непонятная, так скажем. Показательный пример.
Очень известное для всех жителей Иркутской области место – Пивовариха. Цитирую из статьи «Прокурор-криминалист Николай Ерастов: "Жертв политических репрессий хоронили слоями» http://baikal-info.ru/ Михаил Колотушкин. Фото автора и Бориса Высоцкого. , СМ Номер один , № 18 от 12 мая 2005 года :
«— Каждое утро в так называемый приемник-накопитель НКВД, расположенный напротив железнодорожного вокзала Иркутска, свозили до трехсот человек, обвиненных в измене Родине, — рассказывает бывший прокурор-криминалист, в настоящее время начальник отдела криминалистики областной прокуратуры Николай Ерастов. — Тем же вечером их расстреливали. Об этом свидетельствует обнаруженная в архивах УКГБ разнарядка на поставку очередной партии репрессированных: "Пришлите 200 кусков мыла" и ответ: "Высылаем 230", то есть план даже здесь перевыполняли... В столовой нынешнего ГУВД на улице Литвинова раньше располагалась мастерская. Уже в пять часов вечера там задергивали шторы на окнах и заводили дизель. Под этот грохот и приводили в исполнение высшую меру наказания "врагам народа", трупы из подвала подавали на транспортере. И если этот факт практически ни для кого не был секретом, оставалось непонятным, куда увозили тела после этих ночных казней. Предполагалось, что в окрестностях Иркутска имелись два таких места: район поселка Ново-Разводная (это место позднее затопило Иркутское водохранилище) и село Пивовариха...»
      Про дизель – верю. 37 год – Ангару еще не перекрыли. Электричество как только не приходилось добывать.  И удачно дизель-генератор поставили в здании НКВД. Можно, когда темнеет, его заводить, чтобы ток подавать в расстрельный подвал, и светло от лампочек расстреливать и, заодно, транспортер можно включить и трупы на нем транспортировать прямо в кузов полуторки. А иркутяне даже не догадывались, что тот дизель нужен не для того, чтобы лампочки в кабинетах чекистов горели, а для заглушения выстрелов. Ловко всё было устроено.
    Но всё тайное когда-нибудь да становится явным. Наступил 1989 год.
«— Никаких документов, обозначавших точные схемы захоронений, не существовало, все было уничтожено, скорее всего, еще до войны. Понятное дело, не дожили до девяностых годов и сами палачи. По заведенному порядку, НКВД избавлялся от непосредственных исполнителей смертных приговоров. Так что место братской могилы пришлось разыскивать, основываясь на косвенные признаки.
В сентябре 1989 года поисковая группа приступила к работе. Начали с заброшенного поля недалеко от проселочной дороги, в километре от дачи Лунного Короля (дом отдыха работников НКВД. Понятно, что эти морлоки-чекисты ночью при луне плясали в голом виде на свежих могилах своих жертв, проводя свои сатанинские обряды - авт.) Плодородная здешняя земля, неизменно дававшая местным жителям хороший урожай картофеля, была брошена, казалось бы, из-за суеверия: старожилы говорили, что кормиться с этого места грешно. Мол, нехорошо, да и опасно.
— Мы сделали несколько пробных шурфов и практически сразу наткнулись на останки человека, — продолжает Николай Васильевич. — Они находились на глубине всего 50 сантиметров. Это был скелет молодой девушки (пол опередили по сохранившейся кофточке и длинным русым волосам, заплетенным в косу, примерный возраст позднее установила экспертиза). Дальше больше, этот шурф был расширен до прямоугольника размерами 4 на 15 метров. Повсюду находили костные останки людей. Они лежали друг на друге, вперемежку: мужчины, женщины, подростки. Дальнейшие раскопки показали, что трупы сбрасывали сюда слоями, каждый раз присыпая их опилками. В общей сложности было восемь слоев... Первые четыре слоя были сухими, а глубже пошла глина, почти пятьдесят лет они хранились там, как в консервной банке. Жуткое, конечно, зрелище...»
          У меня есть подозрение, что иркутское отделение «Мемориала» попутно со своей основной деятельностью подрабатывает рекламой сибирской древесины. 60 лет опилки лежали в земле и – как новенькие, наверно. Суперкачество.
«Здесь мы нашли калошу, на которой сохранился оттиск 36-го года, расчески, курительные трубки, толстые кожаные кисеты, кошельки, железную посуду, пенсне. Было много самодельной охотничьей обуви — так называемых ичиг, истлевших шинелей с пуговицами железнодорожников и армейцев. Все указывало на то, что здесь лежат люди разных возрастов, полов, социальной принадлежности и национальности...»
    Про калошу я еще могу понять – почему она одна. После выстрела приговоренный на одну ногу разулся. Но как удержалось пенсне на переносице жертвы после выстрела в подвале и транспортировке по транспортеру, да еще после перевозки в грузовике?! Да еще и посуду с трупами повезли хоронить.
«Перечень найденных предметов также нес информацию для следствия. Все эти вещи были разрешены для арестантского пользования, ничего лишнего. Но главным подтверждением того, что в эту яму были свалены именно жертвы сталинских репрессий, а не какой-нибудь эпидемии (нельзя было исключать и такую версию), являлись повреждения на костных останках.
— На черепах имелись пулевые отверстия, как правило в затылочной части, — вспоминает начальник отдела криминалистики областной прокуратуры. — Кроме этих ранений имелись также следы от ударов прикладом и трехгранным штыком. Переломы лицевых костей свидетельствовали о том, что перед расстрелом людей жестоко избивали. Здесь были найдены пули и гильзы калибра 5,6 миллиметра, подходившие к револьверам-наганам, а также калибра 6,35 — от пистолета системы Коровина…»
    Я даже не буду ничего о штыках и прикладах. Известно, что чекисты – зверьё бешенное, перед тем, как расстрелять, обязательно два раза штыком проткнут и прикладом череп проломят. Но… Господа гусары, не ржать!!! Револьверы системы «Наган» калибра 5,6 мм советской промышленностью выпускались. Но эти «Наганы» были спортивным оружием, на вооружении ЧК-ГПУ-НКВД они никогда не состояли. На вооружении были револьверы калибра 7,6 мм. Какая жестокая чекистская мразь  приказала расстреливать людей из спортивных револьверов?! И где-то же достали трехгранные штыки. Это какой ыксперд осматривал трупы, увидевший следы от трехгранного штыка, при том, что трехгранные штыки ушли давным-давно в прошлое вместе с дульнозарядными винтовками,  последний такой штык был на винтовке Бердана? Все винтовки Мосина уже были с четырехгранными штыками, след от которого перепутать с трехгранником не мог ни один эксперт.

    А калибр 6,35 – не только у пистолета Коровина был. Это калибр Браунинга. А с браунингами в России еще с начала века дефицита не было. Зато пистолетом системы Коровина вооружали… а дальше будем цитировать:
«Хранящийся в архивах ФСБ документ свидетельствует, что в подвале НКВД, стены которого были обиты железом, а пол посыпан опилками, расстрелы производил мужчина, вооруженный маленьким пистолетом. Он вызывал людей по списку, приказывал встать на колени и производил выстрелы в мозжечок. Во время расстрелов во дворе находился трактор с включенным двигателем. Тела отвозили в совхоз имени 1 Мая. Так кем же был этот человек с маленьким пистолетом, творившим великое зло? Получается, не таким уж рядовым винтиком системы — миниатюрными, практически бесшумными пистолетами Коровина вооружали высший командный состав Советской армии предвоенного времени и партийную верхушку...»
     Понятное дело, что такое ответственное задание, как секретный расстрел, можно было только генералу НКВД или члену Политбюро доверить. На крайний случай, первому секретарю обкома. Вот он после пяти часов вечера, закончив свой рабочий день, приходил в подвал НКВД и там из именного пистолете «приговаривал». Но как пули от пистолета Коровина могли долететь от подвала НКВД в Иркутске до Пивоварихи, если расстреливали в Иркутске, а хоронили за городом? Да не только пули! И гильзы долетели!
«Осенью 1989 года под селом Пивовариха было обнаружено три рва-накопителя с неровным, воронкообразным основанием (торопившиеся выполнить приказ палачи не рыли, а взрывали эти котлованы), в которых находились останки людей.
— Только из одного рва нами были извлечены останки 402 человек; установить их личности, к сожалению, не удалось, — рассказывает Николай Ерастов. — После всех необходимых экспертиз, которые проводились в рамках возбужденного уголовного дела, эти останки были перезахоронены. Большее на тот момент нам было не по силам. А вообще, по самым приблизительным подсчетам, в районе Пивоварихи было погребено до 15 тысяч казненных...»
      И тут начинается самое знойное. Общество «Мемориал» раскатало губу на 171 гектар территории Пивоварихи, которая находится в пригороде Иркутска. Земля в пригороде областного центра-  это ой-ой! Это большие деньги. И «Мемориал» заявил, что в районе Пивоварихи находятся захоронения многих тысяч жертв 37-38 годов, и что обнаружено на этих 171 гектарах 35 мест предполагаемых захоронений. «Отдайте нам 171 гектар с закопанными в них жертвами сталинизма!».
     Иркутские власти слегка охренели от этой наглости и … профинансировали изыскательские работы на всех предполагаемых местах захоронений: «Как отметил заместитель  руководителя Центра по сохранению историко-культурного наследия Иркутской области Григорий Устинов, окончена вторая часть заверочных работ. В прошлом году проведены геофизические исследования, в ходе которых на 171 га «Зоны скорби» было выявлено 35 аномальных мест.
«Соответственно шесть гектаров были выделены для проведения заверочных мероприятий. Специалисты отнеслись к своей работе более чем добросовестно, выкапывались не стандартные археологические шурфы, а крестообразные раскопы 10 м на 10 м. По результатам работ никаких захоронений найдено не было», — отметил Григорий Устинов. (https://lenta38.com/).
       А если убрать одну калошу, которую нашли в могиле люди с очень честными глазами, да прикинуть, что калибры пуль вполне могли быть от оружия, которым пользовались в Гражданскую войну, да еще если вспомнить, где был расстрелян Колчак… У вас не возникает подозрения, что «Мемориал» «омолодил» захоронение лет на двадцать?
     Но ладно, 402 трупа нашли. А еще четырнадцать с половиной тысяч где?...

p_balaev

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    А совсем недавно немало повеселила публику попытка активиста «Мемориала» по фамилии Дмитриев свежеобнаруженное захоронение в Карелии, в Сандармохе, выдать за расстрельные рвы времен «Большого террора». Почти уже случилось найти тысячи жертв сталинской сатрапии на карельской земле, уже строились планы открытия мемориального комплекса с прилагающимся к нему освоением бюджета и грантов,  но тут оказалось, что это тела красноармейцев, расстрелянных финнами. А Дмитриев оказался педофилом, за что его и прихватили органы правопорядка.
     Самые же веселые поминки происходят, если на них употреблять горилку с салом. Обычно траурное мероприятие под такое меню заканчивается гимном «Запрягайте, хлопцы, коней…» и гопаком.  Я привожу сообщение с украинского сайта «Главред» от 9 мая 2013 года:
«В Тисменицком районе Ивано-Франковской области перезахоронили останки 600 жертв НКВД, казненных в 1939-1941 годах.
Об этом сообщает УНИАН.
По данным Ивано-Франковского общества "Мемориал" имени Василия Стуса, по историческим данным, от рук сотрудников НКВД погибли более 600 человек, останки которых были обнаружены и эксгумированы в селе Пшеничники Тисменицкого района.
В "Мемориале" решили перезахоронить их именно 9 мая, чтобы "напомнить обществу обо всех ужасных сторонах советско-немецкой дружбы, советско-немецкой бойни в годы Второй мировой войны".
"Ведь был уничтожен лишь один тиран – гитлеровский. Другой же – сталинский – оставался и остается безнаказанным, несмотря на свои преступления против человечества и в период 1939-1941 годов, и в послевоенные годы. Свидетельством этих преступлений является массовое захоронение жертв НКВД в селе Пшеничники, где из более чем шести сотен уничтоженных людей 82 – дети", - заявили в "Мемориале".
Раскопки захоронений и заключение независимого судмедэксперта показали, что на телах погибших не было одежды. Перезахоронение останков погибших по христианскому обычаю состоялось возле села Хомяковка Тисменицкого района.
Недалеко от дороги возникнет братская могила, на которой установят крест и пройдут поминальные мероприятия.
В перезахоронении приняли участие руководители и депутаты Ивано-Франковской областного и городского советов, народные депутаты от оппозиционных фракций, жители прилегающих сел.
Отметим, что активисты общества "Мемориал" имени Стуса начали раскопки в Пшеничниках в 2010 году. На эксгумированных останках нет огнестрельных ранений, и все они без одежды. Предполагают, что для казни использовали электрический стул. По данным "Мемориала", погибшие были жителями тогдашнего Станислава, нынешнего Ивано-Франковска…».
   Судя по версии насчет электрического стула, горилку украинские активисты Общества весьма уважают. Подозреваю, что даже закусывать забывают. А может, приобщаясь к европейской культуре, местные активисты перешли на что-то более веселое, медикаментозное, потому что еще в 2011 году с обнаруженными в Пшеничниках останками произошла забавная штука:
«     http://www.iarex.ru/interviews/34419.html: «Массовое захоронение вблизи села Пшеничников Тисменицкого района на Прикарпатье часто называют вторым Демьяновым лазом. В течение двух лет члены областного общества «Мемориал» нашли там останки более 600 человек. По мнению их, э-э-э, экспертов - это жители Станислава, которых подразделения НКВД расстреляли в 1939-41 годах. И вот на заседании сессии облсовета, Роман Иваницкий, заместитель председателя ОГА, а вместе с тем и председатель областной комиссии по делам увековечения жертв войны и политических репрессий, зачитал заключение экспертизы специалистов Франковского медуниверситета по «костных остатках 11 видов» с Пшеничников. Экспертиза утверждает: некоторые остатки пролежали в земле 500 лет, другие - несколько тысячелетий. Такая новость просто шокировала сессионный зал. «Так что - это наши предки-трипольцы?", - пошутил председатель облсовета Александр Сыч. Иваницкий ответил коротко: «Это исследование этих фрагментов, которые были переданы по акту». И добавил - не он это придумал, он лишь зачитал официальный документ.
Правда, в итоге депутаты приняли решение, что в захоронении погребены жертвы сталинских репрессий, а на каком-то этапе произошла сознательная подмена доказательств и вместо остатков человеческих фрагментов тел, захороненных в 1940-50 годах, в медуниверситет попали какие-то неизвестные остатки трипольской культуры. Также решили на следующей сессии проголосовать за создание временной контрольной депутатской комиссии именно по Пшеничниках. Председателю же областного совета Александру Сычу поручили написать письма главы СБУ и Генпрокуратуры».
    Вы понимаете, насколько важно найти трупы жертв «Большого террора», если за них выдают даже кости возрастом в несколько тысячелетий? «Нет тела – нет дела». Как бы ни пыжились историки и разные правозащитники, прикрывшись бумажками из архивов, они прекрасно понимают, что все бумажки ничего не стоят, пока сведения в них не подтверждены археологией, раскопками, обнаруженными вещественными доказательствами.