June 20th, 2019

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

    Да, репрессии в отношении преступников были. Да, расстреливали. И не редко расстреливали. Но если посмотреть на судьбы некоторых «жертв», то встает вопрос, что же нужно было при Сталине совершить такого, чтобы заслужить расстрел?
   Например, комдив Кузьма Петрович Подлас в 1938 году в период боев с японцами на Хасане в результате вопиющей халатности сдал им высоту Заозерную. Разумеется, действия комдива Подласа привели к очень серьезным последствиям, к большим жертвам.
    Идет 1938 год. Год «Большого террора». Подгадал Кузьма Петрович со своим раздолбайством как раз вовремя. Стоять ему у стенки. Но не тут-то было. Суд приговаривает комдива к 5-ти годам заключения в ИТЛ. А через год его амнистируют. Амнистируют, не реабилитируют. Судимость в его биографии остается. И тут происходит настолько невероятная вещь, что в свете ее сталинское время вообще представляется полнейшей загадкой. Кузьму Петровича, человека с судимостью, возвращают в армию, восстанавливают в звании и назначают с повышением заместителем командующего КОВО.
       Вы можете себе представить ситуацию, чтобы офицера с судимостью, освобожденного по амнистии, вернули в армию и восстановили в звании в брежневские времена, в наше время?!
     Это невозможная ситуация, разумеется. Всё, ты сидел, к тебе на всю жизнь прилипла судимость, ты вышвырнут навсегда из профессии, теперь государству до тебя нет дела.
     Еще раньше. 1930 год. Громкое дело «Промпартии». Пятерым из восьми главных обвиняемых суд вынес приговор – расстрел. ЦИК СССР по ходатайству приговоренных заменил им ВМН 10 годами заключения. Возглавлял подпольную группу осужденных вредителей инженер профессор Л.К.Рамзин.
     Всё, ты поднял хвост на государство. Тебя если не расстреляли, то сотрут в порошок, в лагерную пыль, отсидишь и выйдешь никем, потеряешь профессию, никогда тебе не светит занять хоть какую-то руководящую должность. Ты на дне и никогда из него не выплывешь. Какой руководящий, научный работник после отсидки в лагере смог при жизни нашего поколения вернуться к прежней работе?
     С Рамзиным же происходят невероятные вещи. Специально для него, осужденного заговорщика-вредителя, государственного преступника, создаётся Конструкторское бюро, в котором осужденный Рамзин продолжает заниматься своей профессией. Досрочно выходит на свободу. В 1943 году бывший государственный преступник получает Сталинскую премию, в 1948 году – орден Ленина.
     Авиаконструктор А.Н.Туполев. С группой советских специалистов в 1936 году поехал в США закупать авиатехнику. Вместо того, чтобы заниматься тем, за чем их туда послали за государственный счет, купили дорогой автомобиль и на нем совершили турне по всей Америке. Туристы. Да накупили шмотья охапки. А самолеты купили такие, которые вообще не нужны стране оказались.
    Заметьте, в страшные годы сталинской тирании и зверств НКВД к этим «туристам» даже сотрудника госбезопасности не прикрепили в зарубежной поездке. Ни хрена себе! Отправили за границу людей, обладающих секретами в области авиастроения, без всякого надзора.
      Да лучше бы к каждому по чекисту прикрепили. Потому что в 1937 году, в тот «кровавый год», Туполев сел на 15 лет за вредительство, принадлежность к троцкистской организации и шпионаж. Именно в 1937 году, когда за анекдоты расстреляли 656 тысяч человек.
   В 1950 году А.Н.Туполев стал депутатом Верховного Совета СССР. Я еще понимаю – шарашка, делал самолеты, дали в тюрьме сохранить профессию и по ней работать… Но депутатом Верховного Совета СССР - отбывший срок за шпионаж!!!
     Как всё это можно совместить с «Большим террором», с жестоким сталинским режимом? Это две разные реальности в двух разных мирах.
     А с 1935 года в СССР развертывается стахановское движение. Как нарочно, оно именно тогда начинается, когда после убийства Кирова, как мы знаем из религиозно-одурманивающей пропаганды нашей исторической науки, вся страна пишет доносы друг на друга, идёт поиск вредителей чуть не в каждой колхозной бригаде и к 1938 году полстраны сидит, а полстраны их охраняет. Одновременно с массовым стахановским движением.
    А сталевар Макар Мазай предлагает очень рискованную штуку – увеличить объем мартеновской печи. И не боится, что в случае неудачи, на него напишут донос, как на вредителя.
    А машинист паровоза Петр Кривонос стал гонять поезда с удвоенной скоростью, увеличив форсировку котла. И не боялся, что в случае неудачи, аварии его труп с простреленной головой сбросят в ров Бутовского полигона.
   А фрезеровщик Иван Гудов увеличил обороты станка и скорость подачи заготовки в 4 раза. И не дрожал от страха. Хотя это было очень рискованно, раньше так никто не делал, техническими условиями эксплуатации станка это прямо запрещалось.
    Вы понимаете, господа исторические мракобесы, научные эльфы, что стахановское движение и «Большой террор» вещи абсолютно несовместимые. Вы понимаете, что если бы Сталин допустил этот террор, то он не к грядущей войне страну подготовил бы, а убил бы стахановское движение, задавив его страхом, и затормозил бы рост производительности труда. Да еще, опять же, вырвать из хозяйства 656 тысяч работников и их перестрелять. В условиях, когда война уже неотвратимо приближалась.
Buy for 100 tokens
***
...

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

  Но это всё лирика, разумеется. Зато у нас есть пример, как должны расследоваться преступления, связанные с массовыми убийствами людей, устанавливаться факты этих убийств и какие последствия за этим должны следовать.
    Великая Отечественная война. Казалось бы, преступления гитлеровцев очевидны, города и села горят, людей стреляют и вешают, процессуальными тонкостями можно не заморачиваться. Тем более, что «архивов» - с головой. В штаб партизанского движения поступают многочисленные сведения от партизан и подпольщиков о зверствах фашистов, и других свидетельств – завались. Наши войска видят на освобожденной территории всё своими глазами, с войсками идут корреспонденты. Кинооператоры, всё это фиксируют и описывают.
Но Указом Президиума ВС СССР от 2 ноября 1942 года  создается «Чрезвычайная государственная комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причинённого ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК)» и эта комиссия, в состав которой были включены даже международные наблюдатели, даже дочь президента США в ее работе участие принимала, объезжает освобожденные от немцев районы и тщательно фиксирует следы преступлений, совершенных захватчиками.
    Разыскиваются и раскапываются места массовых захоронений, производится в присутствии свидетелей осмотр тел, экспертизы. Всё тщательно документируется. В военное время, с огромнейшими трудностями. Но Комиссия работает, на «архивы» не надеется. И потом результаты работы Комиссии представляются Нюрнбергскому трибуналу в качестве доказательств преступлений гитлеризма. Трибунал эти доказательства принял и обвинение фашистам в совершенных преступлениях предъявил. Преступления гитлеровцев на территории СССР стали историческим неоспоримым фактом, закрепленным решением международного суда.
     В обвинительной части, заявленным советской стороной Трибуналу, есть всё. Причины и мотивы, указания и приказы гитлеровских властей и командования, факты преступлений, задокументированные убийства, исполнители… Есть всё.
     Что у нас есть по «Большому террору»? А ничего нет. Причин и мотивов нет.
Выше я писал, что историки так и не смогли прийти к единому мнению, кто этот террор запустил: Сталин или партноменклатура?
     Да вот именно сейчас, когда я пишу эти строки, 20 июня 2019 года, в интернете появилось новостное сообщение: «Бывший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Игорь Степанов вновь вышел в суд, доказывая, что массовые репрессии в СССР были политикой руководителей государства. Он требует от «Российской газеты» опровергнуть слова директора ФСБ России Александра Бортникова из его интервью о том, что массовые расстрелы во время Большого террора были «перегибами на местах». В суде господин Степанов предъявил приказ НКВД о начале репрессий с планами по количеству расстрелянных и постановление ЦК ВКП (б), утверждающее финансирование террора. Суд отклонил его иск, господин Степанов намерен отказ обжаловать».
    Это уже не смешно даже, господа. Вы уже больше 30 лет никак не можете определиться с причинами «Большого террора». У вас все архивы на руках, но вы никак публике не можете представить не версии причин от разных историков, а сами причины. Уже друг с другом судиться начали. Может, хватит, народ веселить этим представлением? Ведь сами же признаете, что мотивов и причин для такого массового убийства народа вы до сих пор не знаете. У вас это всё на стадии версий так и зависло.
     Вы можете себе представить ситуацию, чтобы на Нюрнбергском процессе обвинитель со стороны СССР Роман Руденко нес судьям подобную пургу: «У нас есть две версии насчет преступлений СС. Одна – приказы Гиммлера, вторая – «перегибы на местах»?
    Так у вас и документов, подтверждающих факт террора не имеется. Да-да. У вас есть только ворох бумаг, обнаруженных в архивах, которым вы до сих пор сами же не придали статус вещественных доказательств…

Троцкизм. (из черновых набросков к книге)

Да вот вам заявление самого директора ФСБ Бортникова, который провозгласил, что «Большой террор» - «перегибы на местах». На фоне того, что мы имеем приказ наркома НКВД № 00447 и остальные приказы по теме, согласованные Сталиным и другими членами Политбюро и Правительства СССР, на фоне утвержденных ими же «лимитов»,  установивших число репрессированных, то какие к чертовой матери «перегибы на местах»? Ведь Сталин, Политбюро и Правительство, подписывая эти документы, сами приказали «перегибать»!
   Таким образом, заявление директора ФСБ РФ о «перегибах на местах» по сути является заявлением о недействительности и приказа № 00447, и шифротелеграмм с утвержденными «лимитами» и все остальной макулатуры по вопросу. Приплыли.
    Сколько уже можно смешить людей, господа?