?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 2.

Но всё таки придется еще раз вернуться к докУменту, который получил от Ежова начальник УНКВД Ленинградской области. В нем есть положение, которое меня, например, поставило в тупик. Цитирую: «Справки подписываются пом. Нач. Тюрьмы по опер. Работе (при отсутствии уполномоченных)  и начальником тюрьмы ГУГБ. Справки на каждого подлежащего репрессированию заключенного с имеющимся на него в оперчасти тюрьмы делом, направляются тюрьмой ГУГБ на рассмотрение соответствующей республиканской, краевой или областной Тройки».
    Интересно получается. Значит, оперчасть Соловецкой тюрьмы формирует дела на заключенных и эти дела отправляет не Заковскому, не на рассмотрение их тройкой УНКВД по Ленинградской области (точнее, не все Заковскому), а  соответствующей республиканской, краевой или областной тройке?
  А соответствующей чему? Месту заключения, месту проживания заключенного до осуждения или по месту совершения заключенным преступления? Больше никаких «соответствий» придумать невозможно.
     Но сначала Ежов приказывает Заковскому репрессировать 1200 узников Соловецкой тюрьмы, а потом, в том же приказе, указывает, что репрессировать не всех должен Заковский, а только «соответствующих», других репрессировать должны другие «соответсвующие». Что за белиберда? Как начальник УНКВД Ленинградской области должен был исполнять этот приказ?
     Так кто должен был репрессировать заключенного с головой профессора Вангенгейма? Если по месту жительства до ареста – УНКВД по Москве и области, он до ареста жил в Москве и на выходе из Большого театра, как гласит легенда о нем, был арестован. Если по месту совершения преступления… Какого? За то, по которому был осужден? Тогда тоже – Москва. За то, которое совершил в тюрьме? Тогда – Северный край, на территории которого находилась Соловецкая тюрьма, его дело должно было уйти на рассмотрение тройкой УНКВД по Северному краю, приказом Ежова № 00447 такая тройка в Северном крае была создана. А к городу Ленина заключенный Вангенгейм не имел никакого отношения. Но из справки о его реабилитации: «… постановление особой тройки УНКВД по Ленинградской области от 9 октября 1937 года в отношении Вангенгейма А.Ф. отменено и дело за отсутствием состава преступления прекращено».
    Мало того, что голову профессора Вангенгейма осудила в 1937 году особая тройка, созданная только в 1938 году, так еще почему-то из тюрьмы его дело ушло в Ленинград? Почему в Ленинград? Да потому, что … расстрела не было, было нечто другое. Но об этом пока рано. Пока вы, надеюсь, поняли, что приказ Заковскому репрессировать заключенных весь состоит даже не из противоречий, он абсолютно бессмысленный, получивший такую писульку человек должен был находиться в полном недоумении, не понимая, как это исполнять и что конкретно он должен исполнять…

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты


p_balaev

Голова профессора Вангенгейма (сага о "соловецком расстреле") Часть 3.

           КРОВАВЫЙ ЗАВХОЗ.

Следующий документ в книге о профессоре Вангенгейме стоит под номером 2. Он не менее … потрясающий:
«Сов.секретно
ЗАМ.НАЧ.АХУ УНКВД ЛО
КАПИТАНУ ГОСУД.БЕЗОПАСНОСТИ –
т. МАТВЕЕВУ
                            ПРЕДПИСАНИЕ
Предлагается осужденных особой тройкой УНКВД ЛО согласно прилагаемых к нему копий протоколов Тройки за №№ 81, 82, 83, 84 и 85 от 9, 10 и 14 Октября с.г. – ВСЕГО в количестве 1116 человек содержащихся в Соловецкой тюрьме ГУГБ НКВД СССР –
РАССТРЕЛЯТЬ…»
   Мы не будем даже обращать внимание на то, что ПРЕДПИСАНИЕ – ПРЕДПИСЫВАЕТ, а не ПРЕДЛАГАЕТ. Да что взять с подписавшего его Заковского? Латыш и образование два класса. У нас же в НКВД были сплошь безграмотные садисты.
    Все садисты – поголовно! Особенно поголовно в 1-м Спецотделе. Там сидели замаскировавшиеся под канцелярских крыс-картотетчиков терминаторы, которым за ночь полторы сотни приговоренных перестрелять – все равно, что высморкаться, пустяки. В «Троцкизме» есть об этом история.
    А в Ленинградском УНКВД в садисты-маньяки сидели на хозяйственных должностях в АХУ (административно-хозяйственном управлении). Оно и понятно, целый день считать на складе галифе и сапоги, да сальдо подгонять – крышу сорвет однозначно. После такой работы захочется выйти на воздух с маузером и контру стрелять. Отдушина от суровых будней завхоза, так сказать. Поэтому такому даже предписывать не надо. Просто предложи – он счастлив будет.
    Вот почему Заковский из всех многочисленных сотрудников управления выбрал завхоза. Мог бы кого-нибудь из оперсостава, где люди привыкли к перестрелкам с бандитами и террористами, поднаторели в задержаниях и конвоировании, послать. Но Заковский знал – в АХУ прозябают на хозяйственных должностях настоящие звери!
Да капитан госбезопасности Матвеев и был настоящим зверем, вот что он сам рассказывал: «В 1937 году примерно в октябре или ноябре месяце я от бывшего замначальника управления НКВД по Ленинградской области Гарина получил распоряжение выехать на станцию Медвежья гора в Беломорский Балтийский комбинат (ББК), во главе бригады по приведению приговоров в исполнение над осужденными к высшей мере наказания, что было мной выполнено в течение примерно 20–22 дней».
     Э-э, товарищ Матвеев что-то не то рассказывал. Он не от Гарина получил распоряжение и не на ту станцию ему нужно было ехать, пока от рассказа кровавого завхоза отвлечемся и продолжим читать документ №2 с того места, на котором мы остановились:
«… для этой цели вам надлежит выехать в г.Кемь и связавшись с Начальником Соловецкой тюрьмы ГУГБ – Ст.Майором Госбезопасности т.АПЕТЕР, которому одновременно с этим даются указания о выдаче осужденных , - привести приговора в исполнение согласно данных Вам лично указаний.
  Исполнение донесите - представив  по возвращении акты…

НАЧ.УПР.НКВД ЛО
КОМИССАР ГОСБЕЗОПАСНОСТИ 1 РАНГА
ЗАКОВСКИЙ

НАЧ. III ОТДЕЛА УГБ
СТАРШИЙ ЛЕЙТЕНАНТ ГОСБЕЗОПАСНОСТИ
ЕГОРОВ»

    Где здесь Гарин и Медвежья гора? Что-то не то нарассказывал завхоз Матвеев. Но будем читать его рассказ дальше: ««Осужденных к высшей мере наказания привозили на машине в предназначенное для этого место, то есть в лес, вырывали большие ямы и там же, то есть в указанной яме, приказывали арестованному ложиться вниз лицом, после чего в упор из револьвера в арестованного стреляли… Непосредственно приводили приговоры в исполнение я, Матвеев Михаил Родионович, и Алафер, помощник коменданта».
     Конечно, вы можете сказать, что прошло много лет, капитан Матвеев что-то забыл и перепутал… Фиг вам! Это капитан Матвеев рассказывал на допросе в 1939 году. Он еще ничего не мог забыть и перепутать, его рассказ на допросе я взял из статьи деятеля «Мемориала» Никиты Петрова в 84-м номере 2017 года «Новой газеты» «Палачи Сандармоха».
    Там есть еще такое: «Позднее на вопрос, имели ли место случаи избиения арестованных до приведения приговора в исполнение, Матвеев ответил: «Да, такие случаи действительно имели место». В первый из дней расстрела несколько приговоренных сделали попытку бежать. Их поймали. Но теперь перед расстрелом приговоренных стали бить палками — «колотушками». Расстрельщики как будто осатанели, вымещая злобу на обреченных.
В характеристиках на Матвеева и ранее отмечались его вспыльчивость и резкость, но в своем расстрельном ремесле он дошел до полного садизма. Избиения приговоренных перед казнью — визитная карточка ежовского НКВД, какой-то особый знак расчеловечивания и деградации. Изощрялись где как могли, скатываясь в средневековье. Например, сотрудники НКВД в Вологде приговоренных били молотками по голове, а затем казнили отрубая голову на плахе.
Сменивший Матвеева в Сандармохе комендант Александр Поликарпов и ассистировавшие ему в проведении расстрелов расширили арсенал — кроме палок использовали железные трости и заводной ключ от грузовика для избиения приговоренных. Одного из узников еще до расстрела проткнули насквозь железной тростью, другого задушили полотенцем. Поликарпову 7 декабря 1937-го было дано предписание расстрелять 509 заключенных Соловецкой тюрьмы, а следующий расстрел 198 человек в феврале 1938-го лично произвел прибывший из Москвы заместитель начальника Тюремного отдела ГУГБ НКВД майор госбезопасности Николай Антонов-Грицюк. В НКВД полагали, что расстрелы слишком серьезное дело, чтобы их перепоручать мелким исполнителям.
11 марта 1939-го Матвеева взяли. Его подчиненный — комендант Ленинградского УНКВД Александр Поликарпов не стал дожидаться ареста и 14 марта застрелился. Помимо хозяй­ственных нарушений, припомнили Матвееву и тот массовый расстрел в Сандармохе. Но обвинили не в самом факте расстрела — тут начальство знало, зачем и откуда пришел приказ, а в излишнем и совершенно ненужном садистском избиении приговоренных».
    Согласитесь, Никита Петров – мразь, как, впрочем, и весь состав «Мемориала», штампованная, со знаком качества. А что вы еще хотели от сволочи, которая наших партизан и героя-разведчика Н.Кузнецова назвала трусливыми террористами? Такой сволочи самое место в «Мемориале».
   Нет, я совершенно не собираюсь в чем-то убеждать и что-то доказывать тем, кто поверил в «кровавого завхоза», каким представлен деятелями «Мемориала» капитан Матвеев. Тем более, что в архивах никто его личного дела не видел, уголовное дело (если оно было) не представлено, всё только известно из сочинений мемориальской падали. В чем я могу убедить тех, кто верит в гибель за год с небольшим в мирной стране от рук чекистов стольких же людей, сколько РИ потеряла на германском фронте за 4 года ПМВ, причем до 1988 года никто этих «жертв» не замечал?
  Но чтобы  понять, что произошло с головой и туловищем профессора Вангенгейма и остальными узниками Соловецкой тюрьмы в 1937 году, что с ними сделал капитан госбезопасности Матвеев, перейдем к тому, как чекисты издевались и глумились над соловецкими узниками. Назову я эту историю… Помните старую песню Маши Распутиной «Отпустите меня в Гималаи»? Вот так и назову…


Периодически, как и обещал, буду дублировать в постах сообщение о «Троцкизме»

Книга готова. Сейчас она на рассмотрении издательства, это процесс не быстрый, тем более и объем у нее весьма приличный получился. Пока я владелец рукописи и могу ею распоряжаться по собственному усмотрению. Поэтому всем желающим могу отправить рукопись "ТРОЦКИЗМА"  в электронном виде, в ворде,  пдф, fb2. От вас всего лишь требуется ваш адрес электронной почты, отправленный на мой имейл petr.balaev@mail.ru  и какой формат вам нужен.
     Ну и для тех, кто готов заплатить (пусть это будет рублей 500, объем книги очень приличный)  моя карточка Сбербанка 4276 0140 7841 4927.
     Те, кто по каким-то причинам заплатить не могут, книгу все-равно получат. Я ее отправлю всем желающим, по возможности. Только, товарищи, прошу запомнить: от вас мне нужен только адрес вашей электронной почты. Предварительной оплатой не занимайтесь, причин невозможности заплатить не пишите. Просто пришлите мне ваш имейл. И всё.