?

Log in

No account? Create an account
p_balaev

Реформы Косыгина-Либермана.

      Очень тяжело, нудно писать об одном и том же раз за разом. Я вообще не большой любитель писанины, каждый раз усилием воли заставляю себя сесть за компьютер, но когда пишешь что-то интересное для самого себя – одно дело, а когда приходится по сто раз об одном и том же… Но назвался груздем, как говорится, так терпи.
       Наиболее часто на почту приходят вопросы о реформе Косыгина-Либермана и о системе ОГАС. Уже и мои товарищи по Движению писали об этой ерунде, и я писал, в книгах, в том числе. Но ладно, давайте еще раз.
     Когда стало известно об этой пресловутой реформе Косыгина-Либермана? В 60-70-е годы, когда она проводилась? Нет, никто в те годы о ней не слышал. Позже, когда, как считается, она была свернута? Нет, и в 80-е годы о ней никто не слышал. В Перестройку? Тоже нет. Странно, правда? В стране проводилась масштабная экономическая реформа, но о ней никто не знал.
    А известно стало о ней уже на излете 90-х годов, когда стали появляться псевдонаучные и публицистические работы о причинах развала СССР. Тут и всплыла фамилия Либермана, ранее почти никому неизвестного профессора-экономиста провинциального университета в Харькове. Выкопали одну из его статей в газете «Правда» и раздули из этой статьи реформу Косыгина-Либермана. Боже мой, что только в этой несчастной «Правде» не печатали?! И по экономике в целом, и по сельскому хозяйству, и про балет! Нам в мединституте даже говорили, хотите быть в курсе всех новинок медицины – читайте газету «Правда», в ней всё пишут о новейших достижениях советской медицины. Газета же большая, выходила ежедневно, что-то и кого-то в ней надо было печатать, тогда еще рекламами борделей полосы не забивали. Напечатали и статью Либермана, советский народ завернул в нее селедку и забыл, даже внимания никто на нее не обратил, как и на многую галиматью в этой оберточной бумаге, подпорченную типографской краской, каковой «Правда» стала.
       Что в этой статье было? Да ничего там из «новейших достижений советской экономической науки» не было. Обычная галиматья времен Хрущева и Брежнева, касательно экономики: материальная заинтересованность, эффективность, прибыльность и тому подобное. Таких статей про экономику было в каждом партийном и других печатных изданиях СССР – чуть не в каждом номере.
    Зато пятилетка, которую почему-то назвали Косыгинской, первая пятилетка после снятия Хрущева, стала самой успешной пятилеткой времен Брежнева, поэтому одна группа анализаторов причин краха СССР принялась сочинять труды о том, что если бы реформы Косыгина были продолжены, то у СССР был бы шанс. А где успех и достижения – как там без еврея? Обязательно там еврей должен быть.
     Другая группа анализаторов выдала совершенно другое: если бы не было реформ Косыгина, то у СССР был бы шанс. А реформа привела к тому, что социалистическая экономика переродилась в капиталистическую, в результате – развал и крах. А где развал и крах – как там без еврея? Обязательно там еврей должен быть.
     Поэтому уже не просто реформы Косыгина, а Косыгина-Либермана. Понимаете? Это всё, что вам нужно понимать  об уровне научности исследований экономики СССР.
      Меня очень часто спрашивают – что читать по истории СССР, чтобы иметь объективное представление о ней. Я отвечаю, что читать нужно всё и всех, только голову включать при чтении. И, конечно, в первую очередь, материалы съездов  КПСС и Пленумов ЦК КПСС, которые историки-исследователи старательно обходят или выдумывают в них того, чего там нет. Как, например, призывы Сталина к массовым репрессиям на февральско-мартовском Пленуме ВКП (б) 1937 года. Или, как например, из всего 20-го съезда берут только доклад Хрущева, а из 22-го съезда – только отказ от диктатуры пролетариата. Всего остального, что там есть, видеть не хотят.
    Материалы съездов и пленумов – это важнейшие исторические документы времени, это вам не какие-нибудь тайны архивов, которыми вас гипнотизируют. Будете изучать эти материалы, появятся у вас вопросы и по поводу обнаруженных в архивах тайн и к тем, кто эти тайны там откапывает. Уж больно они странные, эти тайны.
    А уж насчет всяких воспоминаний свидетелей эпохи…!  У-у, сколько вас ждет неожиданных открытий! Вы найдете даже воспоминания «свидетелей» о том, как Брежнев от десталинизации отказался. И так убедительно это «вспоминают», что масса людей этому поверила. Но открываем материалы 24-го съезда КПСС, читаем там выступление Леонида Ильича, в котором он прямо заявляет, что от решений 20-го съезда его никто не заставит отказаться. И всё на этом.
   Есть такие же «воспоминания» о Косыгинских реформах:
«Косыгинские реформы оцениваю неоднозначно. Алексей Николаевич, которого я глубоко и искренне уважаю, был, бесспорно, наиболее компетентным, умелым и знающим хозяйственным руководителем за послевоенные годы, что, кстати, вызывало открыто враждебное отношение к нему Хрущёва, органически не выносившего более способных, чем он, людей. В косыгинских предложениях есть ценные и полезные элементы, которые можно и нужно внедрить в экономический механизм. Но только как элементы, строго подчиненные плановому началу. В целом ориентация на прибыль, активизацию товарно-денежных отношений, возрождение рыночных факторов как регулирующих основ экономического развития в наших условиях крайне вредна и опасна. Такое изменение хозяйственной стратегии неизбежно ведёт и уже привело к умалению планового характера экономики, падению государственной дисциплины во всех звеньях, усилению неконтролируемости экономических и социальных процессов, росту цен, инфляции и другим негативным явлениям. Конечно, есть и определённые «плюсы». Но на фоне перечисленных мной огромных «минусов» они малозначительны».
   Это из интервью корреспонденту Гостелерадио В. Аитову  И.А.Бенедиктова, бывшего при Сталине наркомом земледелия, а при Хрущеве – министром сельского хозяйства СССР с 1953 по 1955 годы, как раз во время эпопеи с Целиной. Но как Бенедиктов раздолбал Косыгина! Огромные минусы! Вредно и опасно!
    А еще в этом интервью есть и про Хрущева: «А назовите мне хотя бы одну экономическую или социальную проблему, которую даже не решить, а сдвинуть с места удалось Хрущеву и его преемникам! Всюду тонны слов и граммы дел, а реального продвижения вперед так и не было видно».
      А кто-нибудь слышал из вас это интервью? Обратите внимание, что оно дано корреспонденту не газеты, а Гостелерадио, но существует только в текстовом виде. Больше того, Иван Александрович, якобы, давал его в 1980 году, впервые оно опубликовано в журнале «Молодая гвардия», № 4, 1989 г. А умер Бенедиктов в 1983 году.
   А вот что Бенедиктов говорил при жизни о Хрущеве: «Нам, непосредственным работникам сельского хозяйства, был преподан предметный урок того, как надо решать важнейшие вопросы сельского хозяйства, как надо творчески изыскивать и приводить в действие огромные, поистине неисчерпаемые резервы для подъема сельскохозяйственного производства».  Но это ведь не бог весть откуда-то взявшееся интервью уже мертвого человека, это из его прижизненной речи на 20м съезде КПСС.
    Еще поищите такое издание: Бенедиктов И. А. Сельское хозяйство Российской Федерации в семилетке. — М.: Советская Россия, 1959, -  прочитаете и сами поймете, что кто-то воспоминания «сталинского наркома» взял и сочинил уже после его смерти, реальный Бенедиктов никакого отношения к ним не имеет.
       Так что, откладывайте в сторону всю эту макулатуру из «научных исследований» и «воспоминаний», открывайте опубликованные партийные и государственные документы, опубликованные именно в те годы, а не найденные в архивах «неправленные» стенограммы, карандаш в руки, внимательно читайте и обдумывайте прочитанное, сопоставляйте факты и сведения, делайте свои выводы.
   Я не сомневаюсь, что вы придете к выводу – никаких таких косыгинских реформ в помине не было. Было коллегиальное решение всей правящей верхушки, предусматривающее меры по срочному торможению процессов в экономике, которые валили страну в пропасть. Если бы правящая верхушка СССР чуть запоздала с ними, буквально на два-три года, вся страна стала бы Новочеркасском. В те годы еще невозможно было народу на уши навешать лапши, что вся беда именно в социалистической экономике и ей нужен «эффективный собственник», как это получилось к 90-м годам. Еще было слишком рано для этого, хотя положение в экономике было примерно как в 90-91-м годах…

Buy for 100 tokens
***
...

p_balaev

Мои твиты


p_balaev

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 2

   … Давайте пока от экономики отвлечемся на кино, на самое важнейшее из искусств. Я советское кино очень люблю. Особенно периода с середины 50-х до начала 80-х. В кино пришла система Станиславского. Режиссерская работа и работа актеров – выше всяких похвал. Смотреть только на актерскую работу – уже само по себе наслаждение. Конечно, кино сталинского времени – кино хорошее. Но оно еще переживало традиции немого кино, поэтому по сравнению с более поздним смотрится не как система Станиславского, а как система гротеска и клоунады. Я его не ругаю, просто такая эпоха была в кинематографии. Именно поэтому фильм «Чапаев» вызвал вал анекдотов про Василия Ивановича, эти анекдоты – восприятие фильма, снятого на заре звукового кино, зрителем, привыкшим к более позднему кинематографу. Специально посмотрите немые фильмы 20-х, начала 30- х годов, вы поймете, как звуковое кино изживало из себя изобразительные приемы немого.
    А сегодня кино у нас такое, что впору убирать звук и давать титры. О самих сценариях я даже не заикаюсь.
      Нынешнему поколению, чтобы иметь представление о том СССР, в котором я успел пожить, полезно смотреть советские фильмы времен Хрущева и Брежнева. Только смотреть нужно вдумчиво, внимательно. Много чего узнаете о «золотом времени» СССР. Причем, в этих фильмах еще не было очернительства, наоборот, в них еще показывалось, как партия о народе заботится. Но после внимательного просмотра вы господам совкодрочерам очень много вопросов зададите. Например, один из культовых фильмов того времени «Приезжая». Фильм про то, что разведенных училок с детьми тоже замуж можно брать. Из него вы еще узнаете, что сельские школьники из соседней с Москвой областью, Калининской, ни один в Москве не был. Это про то, как советские люди на зарплату катались по всей стране на самолетах. И школу сельскую в «Приезжей» показали. От такого самого лучшего в мире образования становится даже жутковато.
     А про экономику есть великолепнейший фильм по одноименной повести Виля Липатова «И это всё о нем». Как там играют актеры! А Евгений Леонов в главной роли – МАСТЕР! Еще нужно знать биографию автора повести, В.В.Липатова. В последние годы он был секретарем правления СП СССР, и долгие годы специальным корреспондентом «Правды», это не только писатель, но и чиновник. Его повести – это идеологический заказ ЦК. Недаром, «И это всё о нем» входила в школьную программу в перечне рекомендованных для обязательного чтения, мы сочинения по ней писали. Как моя учительница литературы ее любила, как она доставала нас Женькой Столетовым и как мы втихаря ржали над этим!
    Прочесть повесть вряд ли у вас хватит терпения. Я, например, даже в школе не смог ее прочесть, хотя осилил романы Достоевского. Ну как такое можно читать: «У девятнадцатилетнего Евгения Столетова на школьной фотографии ноздри были гордо и в то же время незащищенно раздуты»?  
    Фильм – совершенно другого качества. «Деревенский детектив» с Анискиным – тоже по повести Липатова. Повесть тоже нечитаемая, но фильм – великолепный.
         Сюжет повести и фильма… Автор, Виль Липатов, был историком по образованию, поэтому сюжет… Вкратце перескажу.
      В одном леспромхозе работала интересная бригада лесозаготовителей с интересным бригадиром во главе. Бригадир, Гасилов, придумал систему, при которой можно меньше работать, а получать больше. Эта система позволяла занижать плановые задания и увеличивать расценки за счет того, что в нарядах показывались увеличенные расстояния трелёвки срубленных хлыстов, завышались данные о тонкостое на участках и т.п..  И Гасилов так работал годами.  Один из героев фильма, бывший уголовник Заварзин, даже рассказал инспектору уголовного розыска Прохорову (актер Леонов), что после отсидки в лагере он «завязал» потому, что попал в бригаду Гасилова. Работать бывшему зэка очень не хотелось, но оказалось, что у Гасилова не надорвешься. Работа – не бей лежащего, план малюсенький, а на выходе – 350 рэ в месяц. Мечта, а не работа.
     Нет, вы меня не спрашивайте, как мог годами Гасилов так нагло дурить государство. Во всех управлениях сидели одни кретины, которые не задавались вопросом: почему у всех бригад лес, как лес, а у Гасилова одни хворостинки?  Это же историк по образованию сочинял. Там по системе Гасилова вопросов много.
   Но смысл в том, что химичил один Гасилов, а деньги неплохие получала вся бригада. Т.е., все в шоколаде, а если что – ответит один бригадир.
   И было всё у всех там хорошо, пока в бригаду не пришел молодой комсомолец Женька Столетов. Корчагин 70-х. Там есть даже эпизод с одним молодым трактористом – точно спёрт из «Как закалялась сталь».
   Столетов допёр, что бригада получает от государства незаработанное. А это, типа, разлагает коллектив. И не по комсомольски это. Организовал комсомольцев бригады на забастовку наоборот. Они решили работать так, чтобы всё начальство узнало о приписках Гасилова, т.е. каждый день в два-три раза перевыполнять план, который, благодаря системе бригадира Гасилова, им занижался.
   Категорически не хотели комсомольцы разлагаться, работая мало, а получая много. Они хотели всё наоборот. Чтобы без мещанства. Повесть и фильм именно против мещанства  были направлены. Об этом в них прямым текстом сказано.
   Есть там даже такой момент, инспектор Прохоров-Леонов в глаза руководству Гасилова говорит: как вы могли не заметить махинаций бригадира? Вы же видели, что он работает так, что у него есть время на своем приусадебном участке копаться и ночами в телескоп звезды разглядывать (хобби Гасилова)?
    Ну, вы поняли, что так не должно быть при социализме? Должно быть – после работы не до звезд в телескопе. Иначе – мещанство.
     Конфликт между  Гасиловым и Столетовым, влюбленным в дочь бригадира, привел к тому, что бригадир решил не выдавать замуж свою дочь за этого «Корчагина». Какому отцу хочется, чтобы его дочь вышла замуж за идейного придурка, с которым всю жизнь придется горевать в дырявом шалаше? Узнал об этом Столетов в поезде, на котором возвращался с лесосеки в поселок лесорубов, в запале спрыгнул на ходу и свернул свою комсомольскую шею. Это происшествие из города приехал расследовать инспектор Прохоров-Леонов, вокруг расследования сюжет и закручен.
     Заканчивается фильм тем, что все жители поселка любят погибшего комсомольца Столетова и презирают мещанина Гасилова. Да-да, все были рады, что теперь пахать много, а зарабатывать – сколько положено. Чтобы на мещанские хобби не хватало. Ночью вообще-то спать без задних ног после работы нужно, а не на звезды любоваться.
  Гасиловщина! Гасиловщина! – наша учительница литературы чуть не головой о классную доску билась в припадке идеологического безумия, когда пыталась нам донести этот идеологический бред.
    Пропаганда тех лет даже пыталась «гасиловщину» сделать объектом комсомольской всесоюзной ненависти. Ни хрена не получилось…

p_balaev

Реформы Косыгина-Либермана. ч. 3

   Почти одновременно  с «И это всё о нём» на экраны вышел фильм «Премия» по пьесе Гельмана, отца, к слову, нынешнего скандального галериста.
    В «Премии» ситуация несколько иная, но с тем же смыслом. Там идейные работяги решили отказаться от незаслуженных премий. Бригада простаивала из-за организационного бардака, руководство путем приписок занижало план, в результате – работали мало, больше курили, но план выполняли.
         Это была пропагандистская компания начала и середины 70- х годов, как раз тогда, когда должны были полностью сказаться результаты реформ Косыгина-Либермана, как ее сейчас представляют – погоня за прибылью.
   Но мы же понимаем, что начать эту пропагандистскую компанию руководство страны что-то заставило? Правильно? Да и те, кто жил в те годы, работал на производстве, хорошо это помнят – главной целью любого хозяйственного руководителя было добиться снижения планового задания. Другими словами – меньше дать продукции и за более меньший объем продукции получить более высокую заработную плату.
     Постойте, а где же здесь прибыль? Более высокая зарплата при уменьшении вала ведет за собой увеличение себестоимости, т.е., снижение прибыли.
    Эти экономисты, которые придумали реформы Косыгина-Либермана нам объясняют, что при Сталине главным показателем было снижение себестоимости, а при Косыгине – прибыль. А что, снижение себестоимости перестало быть главным путем получения прибыли? Сталину прибыль вообще была не важна? А на какие средства он тогда собирался содержать армию, медицину, всю социальную сферу?
      И вдруг мы узнаем от наших экономиздов, что брежневские директора стали гоняться за прибылью. Они что, будучи директорами, одновременно были военными и врачами? Им-то зачем нужна была прибыль? Чтобы получать высокие зарплаты, строить жилье для рабочих и содержать заводскую социалку?
     Подождите, эти экономизды хоть что-нибудь в азах экономики понимают? Зарплата входит в себестоимость. Жилье для рабочих и заводская социалка – это часть зарплаты, уходящая в общественный фонд потребления, это тоже входит в себестоимость. Прибыль – это не то, что после реализации продукции остается на зарплату. Зарплата входит в стоимость продукции в виде части ее себестоимости.
     Владелец частного предприятия, получая прибыль, не выплачивает из нее зарплату хоть чернорабочему, хоть директору, зарплаты входят в себестоимость товара.
     Директор государственного предприятия не берет зарплату из прибыли, его зарплата также входит в себестоимость товара. Разница между частным и государственным предприятием только в том, что в одном случае прибыль уходит в карман капиталисту, в другом – в карман государства.
    Да, при Сталине главным показателем было снижение себестоимости продукции. С какой целью? С целью получения прибыли, разумеется. Государству нужны были средства для содержания непроизводственной сферы, обороны.
     Но когда этот показатель сделали не главным, перестали жестко контролировать, то директора стали себестоимость повышать, уменьшая прибыль. Государственный карман стал пустеть.
   Понимаете, когда экономизды, рассуждая о заинтересованности руководителей предприятий в прибыли в разрезе реформы Косыгина-Либермана, они путают синее с кислым. В какой прибыли? В себестоимости! В ее росте!
      Если бы Гасилов был заинтересован в прибыли, то он сам комсомольца Столетова на лесосеке гонял до седьмого пота. Но Гасилову совсем не прибыль была нужна, а себестоимость, зарплата.
   В этом смысл пропагандистской компании с «И это всё о нем» и «Премией»  - попытка через идейных комсомольцев воздействовать на руководителей-хозяйственников ради получения прибыли. Представление, что реформа Косыгина-Либермана привела к тому, что директоров перестало интересовать снижение себестоимости, они погнались за прибылью – дикий невежественный бред. Снижение себестоимости интересовать, конечно, их перестало, их стало интересовать ее повышение, но прибыль их вообще перестала интересовать. Поэтому начался полный дурдом – директора массово стали биться за снижение плановых заданий, стремиться выпустить как можно меньше продукции. И при Сталине такие намерения у некоторых руководителей были, но тогда они получали по рукам от всей души. Одно из обвинений расстрелянному  руководителю Госплана Вознесенскому как раз и было в этом.
      Но при Сталине предприятия имели возможность получать прибыль, поэтому государство справлялось с такими директорами. А вот при Брежневе – уже ничего сделать не могло, кроме как показывая комсомольцам глупое кино. В экономике прошли какие-то процессы, которые привели к катастрофическому снижению ее прибыльности. А называется это, вообще-то, началом процесса банкротства.