November 3rd, 2019

О Коммунистическом Движении имени «антипартийной группы» 1957 г.» часть 15

         Наше отношение к развалу СССР и к современной ситуации.  В этом вопросе мы, так же, в корне отличаемся от всех других организаций. Современное левое движение России заражено бациллами трагедизма и пессимизма, рассматривает гибель СССР с обывательской точки зрения, как крушение социалистического проекта, состояние пролетариата оценивает, как «спящее классовое сознание», перспективы восстановления социализма совмещает с перспективой новой гражданской войны и «нашествия Антанты».  Отсюда вытекает эта бесконечная тоска по бесплатным квартирам, обвинение своих сограждан в зараженности потребительством и мещанстве, а сама политическая борьба зачастую отбрасывается к изучению марксизма на кружковом этапе, т.е. , прямо декларируется возвращение политической борьбы к состоянию конца 19-го века.
     Мы считаем такую позицию не только пораженческой, оппортунистической, но даже приравниваем ее к состоянию явного психического нездоровья.
         Для обывателя гибель СССР – трагедия. Для любого нормального человека с его обывательской точкой зрения на историю – трагедия. Коммунист должен подняться над уровнем обывательского мировоззрения. Для коммуниста исторические процессы не имеют оценки с точки зрения трагедии или комедии. Коммунист не плетется в хвосте исторического процесса, коммунист обязан идти в авангарде исторического процесса, поэтому для русского коммуниста развал СССР – не трагедия, а новый этап классовой борьбы за социализм, возможность проявить себя в этой классовой борьбе.
      История нам с вами дала уникальнейший шанс  стать в один ряд с теми, кто более ста лет назад совершил первую русскую революцию. Нам дан шанс продолжить их дело. Конечно, жить при социализме в бесплатной квартире – хорошо, но неизмеримо больше в жизни смысла, когда в ней есть борьба за  социализм.  Наш шанс тем более уникален, что современная борьба против капитализма в России несоизмеримо легче, чем сто лет назад.
      Во-первых, мы живем не в условиях царского режима. У нас есть возможность вести нашу политическую деятельность легально, а современное развитие средств массовой коммуникации дает возможность вести широкую пропаганду и агитацию. Сегодня нам не нужно газету «Искра» перевозить контрабандой через границу.
    Во-вторых, если сто лет назад пролетариата в России было едва 10% от всего населения, то сегодня – 90%. И это уже не тот полуграмотный рабочий, а вполне сознательный и образованный человек, да еще у него есть авангард – его часть, занятая преимущественно умственным трудом, которая сто лет назад была полусословной.
     В-третьих, союзник пролетариата, мелкая и значительная часть средней буржуазии, бывшая сто лет назад преимущественно сельской, сегодня  переместилась в города, в областные и столичные центры, именно туда, где решается вопрос власти.
      В-четвертых, сегодня русскому пролетариату и его союзнику не приходится гадать о том, как будет выглядеть социалистическое государство и что он получит в результате борьбы с правящей буржуазией. У нас есть и пример Советского Союза, и пример современной Китайской Народной Республики.
     В-пятых, наконец, в случае победы и взятия власти российским пролетариатом, у него сразу появляется надежный союзник в мире в лице самого мощного современного государства – социалистического Китая. Когда-то, когда сам СССР был социалистическим государством, советские люди пели: «Русский с китайцем – братья навек». Этот виток истории ждет своего повторения. Но без воли человека история витков не совершает.
     Ты, дорогой товарищ, можешь бесконечно долго ждать появления нового Ленина или Сталина, которые тебя поведут в светлое будущее. Мы же, наше Коммунистическое Движение им. «Антипартийной группы» 1957 года», тебе предлагаем самому стать Лениным или Сталиным.
      В следующей статье мы поговорим о том, какие задачи наше Движение должно решать в первоочередном плане и что конкретно на этом этапе должен делать каждый наш сторонник.
     
Buy for 100 tokens
***
...

Мои твиты

КИТАЯНКА ПОЁТ 🎼 РУССКИЕ ПЕСНИ. УГОЩАЕМ ЕЁ ОЛИВЬЕ, БОРЩОМ И РУССКИМИ СЛАД...

Я очень рекомендую этого блогера. Обычная русская семья, почти мои земляки. Никакой политики. Обычный социализм. Просто жизнь людей при соцмализме. Обычное человеческое счастье. Обывательское, но тем не менее. Счастье.




Я

Пролетариат. Часть 3

Немного отвлекусь от продолжения для ответа на комментарии.
Одного комментатора, как видно, допекли государственные органы своими проверками. Или допекли его знакомых – не суть. В связи с этим комментатор не прочь «упразднить некоторые институты цивилизации, которые понастроены за последние лет 150». То есть – вернуться назад, в милый сердцу мелкого буржуа капитализм свободного предпринимательства и честной конкуренции, а не всякий поганый империализм и вот это вот всё…
Некоторым людям невдомек, что фарш невозможно провернуть назад. Капитализм стремится к монополии, это – основная цель конкурентной борьбы. Корпорации покрупнее делают все, чтобы сожрать мелкую рыбешку. А поскольку крупные корпорации берут в свои руки контроль над великолепной машиной насилия – государством, грех не воспользоваться ею в целях уничтожения мелочевки. Вот и выстраиваются длинные и запутанные бюрократические процедуры, бесчисленные законы, постановления, приказы, правила, инструкции, за малейшее нарушение которых вас, буржуя, ждут административные протоколы, штрафы, взыскание ущерба, выездные проверки, маски-шоу с выемкой документации. А законы написаны так, что не нарушить их, не понеся убытка, невозможно…
Мне ответят – мол, закон един для всех буржуев. Конечно, это не так. В критической ситуации (например, взыскание ущерба окружающей среде на сотни миллионов) мелкое предприятие обанкротится и перестанет существовать, а олигарх, имея огромный ресурс и связи, выйдет на нужных людей и порешает с ними все вопросы за относительно скромный бюджет.
Инструмент насилия – государство с его многочисленными надстройками – нельзя привести в состояние стопятидесятилетней давности. В том числе потому, что это невыгодно господствующему классу – крупным буржуям. Именно в классовом господстве олигархов корень проблемы, так мучающей комментатора.
Из неверной посылки о государстве как корне зла следуют нелепые выводы – о классовом единстве «олигарха, пытающегося рыпаться в реальном секторе, и слесаря с зарплатой 30 тыщ». Этот самый олигарх, как бы он ни был обозлен и недоволен очередной проверкой природнадзора, является выгодоприобретателем от работы этого самого надзора, прилежно зачищающего рынок от мелких конкурентов олигарха.
Если комментатор в запале «олигархом» назвал мелкого буржуя – я, конечно, признаю, что общие интересы между этим владельцем автосервиса и слесарем Васей вполне имеются в наличии. Мы в нашей программе писали о том, что мелкая буржуазия – союзник наемных работников. Но эту тему я пока не стану развивать.
Второй комментатор уверяет меня, что работник умственного труда не является пролетарием. Критерием для этого он полагает меньшую отчужденность работника умственного труда от результата своего труда в сравнении с пролетарием, более того, эту самую степень отчуждения он возводит во главу угла при социальной классификации.
Отчуждение – сложный философский термин. Но я предлагаю все же не погружаться в бездны гегельянства, а использовать этот термин в политэкономическом смысле. Отчуждение труда в этом смысле – это производство товара (услуги) на продажу. А если труд по этому производству выполняет наемный работник – отчуждение проявляется еще ярче, и неважно, какой это труд, умственный или физический.
Работник умственного труда точно так же отчуждается от продукта своего труда. Произведенный продукт наемному работнику не принадлежит! И он не получает за его производство полный эквивалент его стоимости. А остальные аспекты философского понятия «отчуждение» предлагаю оставить философам, им все равно заняться нечем.
Комментатор может возразить мне, что под отчуждением он имеет в виду упрощение труда, его разбиение на технологические операции, превращение работника в часть машины и как следствие – утрату цели производства, о чем писал еще Маркс. Дескать, с работниками умственного труда этого не происходит. Я отвечу – а какое это имеет значение для самого пролетария умственного труда (напомню, термин Ф. Энгельса)? Его точно так же эксплуатируют и его положение постепенно ухудшается в ходе усиления конкуренции на рынке умственного труда. А конкуренция на этом рынке растет! Нынче даже хорошее образование не дает никаких гарантий устройства в жизни.
Работник умственного труда – тот же пролетарий, как бы вы ни призывали себе в свидетели Адама Смита с Марксом.
Я

Пролетариат. Часть 4

Следующим классификатором пролетариата у нас идет профессор СПБГУ, кандидат экономических и доктор философских наук, основатель «Красного университета», президент «Фонда рабочей академии», один из лидеров Рабочей партии России М. Попов. Наше Движение неоднократно и щедро накидывало этому хмырю полную панамку лайков:
https://1957anti.ru/publications/item/225-o-vnutriklassovom-shovinizme
https://1957anti.ru/publications/item/228-o-vnutriklassovom-shovinizme-chast-ii
https://1957anti.ru/publications/item/231-o-vnutriklassovom-shovinizme-chast-iii
https://p-balaev.livejournal.com/734929.html
https://1957anti.ru/publications/item/7-programmisty-proletarii-ili-net-kritika-vystupleniya-professora-popova
https://1957anti.ru/publications/item/336-knizhnyj-cherv-vs-stalevar
https://1957anti.ru/publications/item/436-lafarg-vs-popov
https://p-balaev.livejournal.com/965924.html
Но лишний раз пройтись по взглядам, которые пропагандирует этот субъект, лишним не будет. Для кого-то это авторитет – целый профессор и доктор наук!
Взгляды г-на Попова на пролетариат сводятся к следующему. Слово «пролетариат» имеет несколько значений, и правильным является узкое понимание термина – городские фабрично-заводские промышленные рабочие. Остальные трудящиеся – это вроде бы и не пролетариат вовсе. По мнению Попова, в понятие «пролетариат» не вписываются не только самозанятые (мелкие буржуи) и интеллигентские профессии (профессора, учителя, врачи, лица творческих профессий и пр.), но и просто профессии, не связанные с непосредственным производством материального продукта – управляющие и прочие манагеры, и даже (!) транспортные рабочие. Только промышленные рабочие достойны высокого звания пролетариев.
По каким причинам такая честь промышленно-заводским рабочим?
По мнению профессора, фабрично-заводских рабочих делает авангардом трудящихся выполняемый ими совместный труд по производству материального продукта, сплачивающий рабочих воедино и позволяющий осознать себя как класс и свои классовые интересы. Иные группы трудящихся к такому самоосознанию не способны по разным причинам. Труд интеллигенции индивидуален и препятствует их сплочению воедино. Труд водителя и кондуктора в троллейбусе не позволяет им сплотиться с водителями и кондукторами других троллейбусов (они же в другом троллейбусе сидят – какое может быть сплочение?). Труд программиста не производит материального продукта – единички и нолики на дискетке не видны; вот ежели бы перфокарты до сих пор использовались, тогда программисты имели бы шанс в пролетариат пробиться! Труд управленца не позволяет ему прикоснуться к первоисточнику мудрости – непосредственному продукту – и тем самым познать Истину. О труде певицы и говорить нечего: она вместе с ее антрепренером – просто дармоеды, отжимающие последние сбережения у рабочего человека. Ну и так далее.
Профессор не хочет выглядеть совсем уж дураком и для обоснования своих измышлений обращается к авторитету. В союзники себе он берет не кого-нибудь, а самого Владимира Ильича Ленина. В 1919 году в статье «Великий почин», посвященной развертыванию коммунистических субботников, Ленин указал, что «только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов». Опираясь на эти слова Ленина, Попов, во-первых, именует фабрично-заводских рабочих отдельным классом, противопоставляя их остальным трудящимся, во-вторых, только их объявляет носителями истинно пролетарского сознания.
Мне сразу показалось странным, что профессор в одном месте напоминает слушателю, что любые высказывания хоть Маркса, хоть Энгельса, хоть Ленина следует понимать применительно к конкретной исторической ситуации; а в другом месте он об этих своих словах внезапно забывает и бездумно переносит в современность ситуацию столетней давности.
Также странным является факт, что прочитать «Великий почин» на пару страниц дальше у профессора времени и сил не нашлось. Он бы сразу обнаружил, что Ленин определяет пролетариат вовсе не по виду выполняемой работы, а по способу получения средств к существованию. Он отделяет от пролетариата полупролетариев – лиц, лишь часть времени снискивающих пропитание, средства к существованию работой по найму. Следовательно, все те, кто эти средства получает полностью работой – пролетарии!
Почему же тогда Ленин назвал городских фабрично-заводских рабочих классом, способным повести за собой всех трудящихся? Да потому, что в тех реалиях так оно и было! Но только вот причины тут не в сознании этих рабочих и не в том, что они работают совместно (нынешние белые воротнички не совместно трудятся, что ли?), а в том, что промышленный пролетариат «наиболее восприимчив для социал-демократических идей, наиболее развит интеллектуально и политически, наиболее важен по своей численности и по концентрированности в крупных политических центрах страны».
Еще за 20 лет до революции Ленин четко сказал, что его интересует в качестве авангарда самая передовая группа пролетариата, самая образованная, достаточно многочисленная и сконцентрированная в крупнейших центрах страны.
Неужели сейчас промышленные рабочие удовлетворяют этим требованиям? Нет; по образованности, политической активности и концентрации в крупных центрах они полностью уступают «белым воротничкам», «офисному планктону», «манагерам» - как их только не именуют буржуйские пропагандоны и наши горе-мраксисты!
Много времени прошло с русской революции. Узкая прослойка буржуазной интеллигенции исчезла; из недр рабочего класса родилась новая, пролетарская интеллигенция, те самые пролетарии умственного труда. С развитием техники, ростом автоматизации, громадным расширением производства росла необходимость в работниках умственного труда, в том числе в управленцах. А доля работников физического труда в пролетариате сокращалась. И это будет продолжаться и дальше! Технический прогресс работает даже при капитализме. Так кто является авангардом пролетариата – сокращающаяся часть класса, или растущая?
Потуги профессора Попова представить промышленных рабочих отдельным классом совершенно несостоятельны. У этих рабочих нет ничего такого, принципиально выделяющего их из ряда наемных работников. Говоря о «материальном продукте», профессор демонстрирует дремучее невежество, считая программный продукт чем-то нематериальным; говоря о совместном труде, тупо подразумевает выполнение работы группой лиц в одном помещении, а не участие в едином производственном процессе; безосновательно абсолютизирует труд по непосредственному производству, принижая труд по организации производства; в упор не видит важнейших признаков авангарда пролетариата; спекулирует на словах Ленина, сказанных в иное время и отличной от настоящего ситуации, демонстрируя непозволительное для профессора непонимание движения процессов в обществе.
С чем связана такая дремучесть профессора и доктора наук – мне неизвестно. Теряюсь в догадках.
Но к чему ведет такая пропаганда – вполне очевидно. Это не только раскол пролетариата на работников физического и умственного труда, но и явное принижение последних, по факту являющихся авангардом всего класса наемных работников! На чью мельницу льет воду наш профессор?