January 3rd, 2020

"Большой террор" в Белоруссии

Подстегнутый будущей книгой Петра Григорьевича Балаева и его статьями с разоблачением мифа о репрессиях 1937–1938 гг. в СССР, решился написать небольшой цикл статей о так называемых «сталинских репрессиях» и частью о самих «репрессированных» по БССР. Буду опираться на материалы, которые смог найти с 2009 года, интересуясь темой. Жаль, если пропадет потраченное время и кое-что из найденных интересных документов.

Часть 1

Насколько мне известно, поднимал и направлял тему сталинских репрессий в БССР Горком КПСС г. Минска. Зенон Позняк (белорусский диссидент, один из основателей "Мартиролога Беларуси", местной базы данных "жертв политических репрессий" Мемориала - ред.) именно оттуда получил указания заняться этой темой. Выделили для его статей место в популярном тогда издании «Литаратура и Мастацтва» (наш белорусский «Огонек»). Главлит БССР пропустил его статьи к печати. Т. е. направляющая и руководящая сила очевидна.

Cтатья Позняка «Курапаты – дарога смерці» в газете «Літаратура і мастацтва» вышла 3 июня 1988 года. Collapse )

Buy for 100 tokens
***
...

Мои твиты

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 22)

…Года не прошло, звонок от генерала Мурашко:
-Петр Григорьевич, хотим тебя командировать в Ванинскую таможню, разобраться там с делами и обстановкой. Как ты на это смотришь?
«Как ты на это смотришь?» . Да хреново я на это смотрю!
-Если есть необходимость – готов.
-Тогда я даю указание готовить приказ.
      Это будет рассказ про то, как оперативника послали в далекий город и он там навел  шороху, победил с пистолетом в руке всю преступность и в него влюбилась первая красавица провинции. Дальше – хэппи энд.  Точнее, так в кинодетективах показывают. Реальная жизнь с рейтинговыми приключенческими фильмами стыкуется плохо.
-Он что, тебя туда на съедение посылает? – откомментировал Куклин  предложение Мурашко о командировке: Что ты там один сделать сможешь?
-Приеду, посмотрю. Пока рано еще о чем-то судить.
-Ну езжай, посмотри.
       С поезда прямо в таможню. Начальник Ванинской таможни Андрей Григорьевич Троян:
-С прибытием. Какие планы на сегодня?
-Взаимодействующие. Гостиница. Отоспаться. Завтра  познакомлюсь с личным составом, посмотрю основные дела, побеседую с начальниками правоохранительных подразделений и тогда уже можно с вами обсудить ситуацию и определиться с дальнейшим.
-Отлично. Тогда завтра с утра я представлю вас личному составу, а на сегодня моя машина с водителем в вашем распоряжении.
            Начальник, вроде, мужик нормальный – это уже хоть что-то.
Поехал в местный отдел ФСБ.
-А что, в таможне есть опера? Ух, ты! А мы и не знали!
В транспортной прокуратуре:
-Дайте нам хоть одно уголовное дело! Хоть одно! Мы надзираем, нас дерут за отсутствие результатов в таможне!
      Спал я плохо. Я уже знал, что заместителя начальника Ванинской таможни по правоохранительной деятельности уволили после проверки, а Литвинов  отдел собственной безопасности там разогнал, но не подозревал, насколько всё запущено.
       Таможня располагалась в очень небольшом здании, люди сидели на головах друг у друга, прежний заместитель начальника таможни работал в кабинетике оперативно-розыскного отдела. Меня это не устраивало. У заместителя должен быть отдельный кабинет, это не прихоть, а служебная необходимость. Троян эту проблему решил просто:
-Занимайте кабинет отдела собственной безопасности. Там все уволены, остался один начальник, он во время проверки ушел на больничный, после его выхода проверка будет завершена и он тоже увольняется. С Литвиновым по кабинету я вопрос согласовал уже.
         А.Г.Троян мне всё больше и больше нравился.
      Сначала я занялся самым простым: отдел таможенных расследований и отделение дознания. Посмотрел у расследователей дела в производстве, познакомился с людьми. Начальник отдела – нормальный парень. Дела тоже больших нареканий не вызвали, единственное – невыполнение контрольных показателей по числу прекращенных дел, спросил у начальника отдела:
-А почему вы этот показатель за 15 процентов уронили?
-Большое число неправомерно возбужденных таможенными постами административных дел и возбужденных с процессуальными нарушениями.
-Технологической схемы взаимодействия с постами, предусматривающей предварительное согласование дел с отделом административных расследований, нет?
-Есть, но она не подписанная. Ваш предшественник не смог ее продавить.
-Обновляйте ее. Подпишем.
          Ушел радостный.
    Отделение дознания – 2 человека. На первый взгляд – нормальные ребята. Спрашивать результатов с них, само собой, никакого смысла нет. Уголовных дел не возбуждается, выполняют только отдельные поручения из других органов. Сами соскучились по работе.
             Оперативно-розыскное отделение – 3 человека. Начальник – мужик лет 50, бывший мент. Доложил о личном составе:
-Я работаю в таможне 5 лет. Стаж работы одного опера – 2 года, второго – год. Первый – хороший опер, второй – работать не будет, совсем никакой.
 -Несите сюда дела отдела.
-Все?
-Все. Их так много, что не донесете?
      Принес три или четыре тоненьких, в несколько листочков, папочки.
-Это все?
-Все. Вы просто ничего не знаете, здесь всё под бандитами, совершенно невозможно работать.
            Несколько минут длилась немая сцена. Потом я сорвался, не орал, вполне спокойно говорил:
-А ты не очень ли на работе устаешь? Домой, наверно, поздно приходишь, семью мало видишь? Еще и выходные прихватываешь? У тебя еще и оперативник есть – совсем никакой. А ты сам – какой? Я понимаю, что можно год ничего не делать, еще год расслабляться, но хоть что-то же на работе надо делать, хоть от скуки – хоть что-то. Скучно же 5 лет сидеть в кабинете и вообще ничего не делать. Хоть ради развлечения раз в месяц написать какую-нибудь бумажку, от скуки хоть одного агента завести, чтоб было с кем за жизнь оперативную поговорить. Давай так, чтобы и дальше  не напрягаться, ты сейчас от меня выходишь, пишешь заявление по собственному и исчезаешь из моего поля зрения. С завтрашнего дня я тебе запрещаю появляться в оперативно-розыскном отделении. Если у тебя есть сомнения, что я тебя не смогу уволить – можешь потянуть немного. Но тогда условия увольнения будут другими.
       Есть люди, которых воспитывать, убеждать и заставлять работать бесполезно. Дохлый номер. Только нервы себе истреплешь и время зря потратишь.
       В конце рабочего дня в кабинете у начальника таможни:
-Я знаю, Петр Григорьевич, что вас Мурашко прислал навести здесь порядок в правоохранении. У меня проблемные вопросы в оформлении леса, легковых автомобилей и их запчастей, транзит на севера - совсем неизвестная тема…
-Да делов-то ?! Раз плюнуть. Завтра поставлю пару литров портовым бичам, они мне всё расскажут, обрисуют все темы и кто там за чем. Послезавтра и начнем всё бомбить. Если серьезно, то ни послезавтра, ни через неделю, даже через месяц я ничего полезного дать вам не смогу.
-Давай на «ты» перейдем и продолжим не в кабинете, я за свой кабинет не уверен.
    Через дорогу от таможни была гостиница и ресторан при ней, там продолжили:
-Я, если честно, подозревал, что прислали какого-нибудь дурака, играющего в рейнджера, который сейчас полезет свою крутизну показывать куда попало и наломает здесь дров, чтобы свою деятельность изобразить.  Если ты говоришь, что пока ждать от тебя результатов не стоит, то реально оцениваешь ситуацию. Я знаю, что у оперов в таможне всё по нулям. Сам я до таможни в ОБЭП работал, поэтому нам с тобой будет легко, поймем друг друга. Что знаю о местной обстановке, сейчас расскажу…
        Это только наши историки спецслужб с дипломами историков пишут, что ВЧК с момента своего образование показала свою силу и эффективность. Ничего она не показала, кроме ликвидации первых заговоров против Советской власти, так эти заговоры были так наспех и безалаберно организованы, что сами на ликвидацию напрашивались, да чекисты провели несколько единичных операций, таких, как «Трест». Когда против СССР западные спецслужбы начали работать всерьез , то и половина верхушки высшей партийной власти оказалась завербованной, и половина чекистского аппарата, кстати, тоже, процессы 30-х годов это показали. И всех ли завербованных тогда выявили – большой вопрос.
      Только случившееся в условиях революции 1917-го года было неизбежным.
      Но сегодня наши леваки призывают к революции с лозунгами ликвидации старого государственного аппарата, в том числе и силовиков, с люстрацией. Придурки не понимают, что несколько лет после этой люстрации их квартиры будут безнаказанно грабить по три раза на дню,  гоп-стоп станет обыденным явлением.  Я уже писал, что старый аппарат ликвидировать нужно, но зачем запчасти выбрасывать?!
     Спецслужбы создаются даже не годами, а десятилетиями. Постепенно обрастают агентурным аппаратом, собственным опытом и методиками, наполняются кадрами, которые не только сами могут работать, но и обучать новые поколения спецов. Даже в отдельно взятых РОВД или таможне создать работающий оперативный аппарат – несколько лет нужно…
       Через пару недель позвонил Мурашко:
-Ну, какая в Ванино оперативная обстановка? Есть что доложить?
-Только в общих чертах.
      Еще через неделю:
-Почти месяц прошел, а результатов у тебя никаких нет.
       Еще через неделю:
-Наверно, зря мы тебя туда отправили. Как ты в Гродеково работал?!
       Это была подстава. Отправить в командировку в таможню, где даже намека на оперативно-розыскную деятельность не было, и через месяц начинать спрашивать за ее результаты.
     Но есть такой анекдот – еврей молится богу:
-Господи, ну сколько мне можно тебя просить: дай мне выиграть в лотерею миллион?! А ты то ли не слышишь, то ли тебя вообще нет.
Бог ему отвечает:
-Так ты хотя бы лотерейный билет купи!
         Я «лотерейные» билеты покупал в Ванино. Каждый день начинался с анализа таможенного оформления и осмотра порта, грузов в нем. Понятно, что без соответствующей оперативной информации это всё было впустую, только бессмысленная трата времени, голый расчет на везение натолкнуться на чей-нибудь явный косяк. Основная работа была, разумеется, в обучении двух оперативников и налаживании контактов с местными бизнес-структурами, работающими в сфере внешнеэкономической деятельности, но это долгий процесс, он быстрых результатов не даст. Зато, при неосторожности, на криминальной подставе можно влететь почти мгновенно.
    И однажды я обратился к девчонкам отдела таможенной инспекции:
-Девушки, посмотрите по базе вот эти контейнера, - передал им номера контейнеров: Что в них заявлено?
-Горнорудное оборудование.
-А почему на них маркировка «яды»? Ядовитое оборудование? Давайте, посмотрим, что в них?
-Да с большим нашим удовольствием.
-Тогда идем к начальнику таможни подписывать поручение на досмотр…