January 14th, 2020

Buy for 100 tokens
***
...

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 37)

…-Нам нужно 10 уголовных дел, чтобы сравняться с показателями прошлого периода и хорошо бы еще парочку для обозначения роста, -поставил мне задачу Мурашко, когда я вышел на службу  в ДВОТ ВРИО его заместителя: Только времени осталось три недели. Наверно, всё-таки не успеем.
-Я за дня четыре посмотрю оперативные материалы, определюсь и доложу.
-Хорошо, работай.
       Мне хватило двух дней. Я был почти в прострации.  В 1999 году таможня начала заниматься оперативно-розыскной деятельностью, бывшие полковники КГБ Владимир Борисович Самбуров и Александр Сергеевич Мещеряков, придя в ДВОТ, иногда прямо на пальцах учили оперативников этому ремеслу, ездили по таможням региона обучать людей, за считанные годы служба была не только создана, но считалась, что она находится на уровне ФСБ.  И за эти же считанные годы, когда ее отдали В.Г.Рябову, сердечному другу С.Н.Мурашко – уровень помойки.
      Еще когда опера находились во Владивостокской таможне, меня несколько раз Мурашко вызывал на заслушивание с делами оперативного учета, устраивая головомойки по поводу ведения дел. И ставил в пример оперов ДВОТ с их делами. Но тогда у меня не было допуска к оперативным материалам ДВОТа. Не знаю даже, как я смог сдержаться, чтобы не сказать генералу:
-Сергей Николаевич, а за что меня вы так жестоко сношали? Вы материалы своих подчиненных, вообще, видели?
       Закономерно, что после увольнения Мурашко, когда начали меняться начальники ДВОТ, руководство оперативно-розыскными подразделениями стало комплектоваться из бывших оперативников Владивостокской таможни, бывших моих подчиненных. Это показатель.
     Докладываю ему результаты изучения оперативных материалов:
-ОБТП на МТ – 0. Никаких перспектив я там и на следующее полугодие не вижу, хотя на них почти полностью задействованы силы и средства оперативно-технического и оперативно-поискового отделов, а остальные подразделения в этом плане обделены, обслуживаются по остаточному принципу. Я бы ОБТП на МТ сейчас полностью обрезал все прослушиваемые телефоны, забрал бы у них всю наружку, они никаких других ОРМ почти не проводят, а прослушка там месяцами не даёт никаких результатов. И половину, в лучшем случае, их оперативных материалов нужно уже прекращать неподтверждением…
       А ОБТП на МТ – карманный и любимый отдел В.Г.Рябова, он был его начальником, этот отдел постоянно ставил всем в пример. Генерал мои слова проглотил с видом человека, хлебнувшего серной кислоты.
- ОБООВК (отдел по борьбе с особо опасными видами контрабанды) даст 2 дела. Александр Васильевич Орлов (его начальник) упирается, одно не хочет торопиться возбуждать, надеется дотянуть его до возбуждения на группу лиц, но лучше сначала возбудить по факту, а потом уйти на группу. Я буду его убеждать. ОБКН – 0. ОБЭТП – 0. Вы, наверно, и сами знаете, что отдел на ладан дышит.
-Да, знаю. Нужно его усилить парой человек из ОРО-2. Кого посоветуешь?
-Диму Золотарева и Лукьянова.
-Лукьянов – это у которого «Патрол» круче моего служебного? Он же взяточник.
-Лукьянову машину дядька на свадьбу подарил, а взяточники чаще на корытах ездят, маскируются. Я тоже взяточник. Ваш Сазонов, которого вы мне в начальники ОРО дали, как напьется крепкого кофе, так бегает по ДВОТу и орет, что Балаев взяточник и коррупционер. И в ОРО-2 пока 7 дел можно возбудить в течение недели, есть перспективы еще на 4 дела, но это не стопроцентно.
-Т.е., можно надеяться на 13 дел, из них 11 – ОРО-2?
-Да.
-Во всем ДВОТе только бывшие твои работают? А остальные чем занимаются?
            Я не стал ничего на это отвечать.  Попросил:
-И мне нужно, чтобы дознаватели выполняли мои указания. Еще лучше, командируйте в ДВОТ пару дознавателей из Владивостокской таможни, пусть они сидят во Владивостокской таможне, но ведут дела ДВОТ на время командирования.
-Будет. Еще что-нибудь?
-Пока всё. Разрешите идти?...
       Через несколько дней на утреннем совещании я доложил, что собираюсь ехать к прокурору, оговорю заранее возбуждение уголовных дел.  Мурашко начал кипятиться:
-Причем здесь прокурор? Он какое к этому отношение имеет?
        В то время прокуроры уже  были лишены права согласовывать возбуждение уголовных дел, но получили право отменять постановления о возбуждении.
-Нужно заранее оговорить с ним, чтобы не посыпались на нас отмены.
-Пусть едут Дмитрий Михайлович Полулях и Шевелев. Ты с ними. Проведите рабочую встречу под протокол. У нас два представления из прокуратуры еще не рассмотрены, они незаконны, объясните это прокурору.
     Д.М.Полулях – заместитель начальника ДВОТ по организации дознания и таможенных расследований. Я писал про Шевелева в предыдущих частях. Полулях – примерно такое же чудо.
   Поехали в прокуратуру на двух машинах. Эта парочка на своей. Я – на своей.
       Я уже не помню, по какому поводу ДВОТ получил от прокурора представления, но на совещании эта парочка обильно цитировала по памяти УК и УПК, а прокурор смотрел на них удивленными глазами:
-А зачем вы мне УПК рассказываете? Рассматривайте у себя представления, направляйте мне ответы.
         Совещание этими словами транспортного прокурора и закончилось.  Разъехались. Я крутанулся на своей машине по улице и вернулся в прокуратуру.
-Пошли пообедаем, - предложил прокурор.
         Зашли в кафе рядом с прокуратурой.
-А ты с ними зачем приезжал?
-Я по другому вопросу. Я сейчас у Мурашки ВРИО зама, у него провал по делам, мне поставил задачу вытянуть ситуацию.
-Будешь вытягивать? Ты же от него благодарности не дождешься. Он же мудак. Сколько он тебе уже насрал?
-Я и не жду благодарности. Здесь ситуация интересная. Если я не вытяну, он получит втык из ГУБК, а в мою сторону станет плевать – не смог. Если втык из ГУБК не получит, если я вытяну, тогда и в ГУБК и в ДВОТе над ним станут подсмеиваться: Балаев был негодяем, кроме выговоров ничего не видел, а как понадобилось, только он смог выручить.
-Так тебе только хуже от этого будет.
-Зато на душе будет приятно. Я на днях хочу возбудить семь дел и взять по всем явки с повинной.
-Ничего себе! Дела будут по фактам, не в отношении лиц, как я понимаю. Семь человек явки напишут?
-Вообще-то два. Четыре один и три второй.  Я по семи фактам возбуждаюсь,  они пишут явки с повинной, потом объединяю производством  семь дел в два дела, в одном 4 эпизода, в другом – 3. И эти два дела прекращаю деятельным раскаянием.
-Вариант. У тебя в отчетность уходит семь возбужденных дел, в статистике будет, что они все прекращены по нереабилитирующим основаниям.  ЛОВД выставит карточки, как на дела с приговорами. И у меня показатель будет нормальный. Я – за. Делай, если получится.  А адвокаты согласятся?
-Я постоянных адвокатов этих потерпевших знаю. Уговорю. Главное, чтобы твои не отменили постановления.
-Я на контроль возьму. Если ущерб государству будет возмещен, никакой прокурор и не отменит. Делай.
        Сделал. Не лично я, конечно, возбуждал дела, брал явки с повинной, объединял их и прекращал в связи с деятельным раскаянием, это делали по моим указанием дознаватели Владивостокской таможни, прикомандированные к ДВОТ.
     Мурашко только спросил на совещании, когда узнал о результате:
-А почему мы раньше так не делали? Получили в статистику сразу семь уголовных дел, равнозначных делам с приговорами судов. У нас таких показателей никогда не было.
-Потому что у Балаева хорошие отношения с прокурором, нам бы он поотменял постановления. – оправдался Полулях.
         Нет, Дмитрий Михайлович, просто если ты, работая водителем в ДВОТе, заочно закончил юрфак Таможенной Академии, потом пару лет просидел инспектором в отделе административных расследований,  дальше начался твой стремительный рост по карьерной лестнице вплоть до заместителя по организации дознания, а до этой должности ты ни разу даже обложки уголовного дела не видел, то хорошие отношения с прокурором тебе не помогут.  Выучить наизусть несколько статей УПК РФ не сложно, но без практики выученное ничего не стоит.
      К концу командировки я на совещании  доложил Мурашко, что показатели прошлого полугодия перекрыты, из ГУБК плюха не прилетит.
-Хорошо. Спасибо, - кивнул он с кислой мордой.
        После совещания ко мне подошел зам по кадрам:
-Генерал хоть бы поощрил тебя чем! Ничего себе, так отработал и просто – спасибо?!

        Получилось, что генералу и уволить меня уже нельзя было, и терперь - невмоготу...

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 38)

… Я писал, как комиссия ДВОТ, проверяя работу у меня за тот же период, за который проверяла комиссия УТРД, признала работу правоохранительных подразделений Владивостокской таможни неудовлетворительной.  И щедро насыпала взысканий мне и моим подчиненным. Это не последняя такая проверка была.
       Те, кто занимался расследованием, знают, как это делается. Берется любое административное или уголовное дело, и проверяющий тупо пишет справку, что расследование не проведено в полном объеме, не допрошены те то лица, не приобщена весьма важная макулатура и т.п.. Объясняйся, что допрашивать коней смысла нет, а макулатурой лучше печку топить – не поможет.
    А у меня еще Морской отдел был, три таможенных судна, еще и СОБР, 50 человек, который весь регион обслуживал, 15 кинологов – было до чего докопаться.
      При нормальной ситуации проверки – раз в год, у меня они каждый месяц были.  Особо «ценного» ничего не находили, но по каждой мелочи, которая и нарушением не является, назначались служебные проверки. Кстати, сами служебные проверки почти всегда пшиком заканчивались, но людей это нервировало и от работы отвлекало.
      Ну и ты, как начальник, перед своими подчиненными чувствуешь себя весьма неловко. Ты со своим руководством в конфликте, а шишки на твоих сотрудников падают.
    И уйти сразу не можешь – своего жилья нет, из служебной квартиры выселят с семьей на улицу. Нужно время найти варианты с работой и жильем.
     Работу предлагали, и не раз. Например, заместителем генерального директора Рыбного порта по вопросам работы с таможней. Я отвечал отказами:
-Вы представляете уровень проблем, которые я за собой к вам притащу? У меня достаточно недругов, чтобы вас проверками затрахали. Вы проклянете тот день, когда меня на работу взяли.
   Опять вызывает к себе Мурашко:
-Петр Григорьевич, Никитин  должность начальника ОБЭТП не тянет, а отдел важный, как ты понимаешь. На нем вся сухопутная граница. Ты китайскую границу знаешь, опыт у тебя есть. Должность по рангу равна должности заместителя начальника Владивостокской таможни.
-Сергей Николаевич, у меня служебная квартира от Владивостокской таможни. Меня выселят из нее, если в ДВОТ перейду.
-Твой друг Тюпин переводится в Москву, в ГУБК, его однокомнатную служебную тебе отдам. Согласен?
        Выбирать не приходилось. Через месяц после перевода в ДВОТ я получил уведомление из Владивостокской таможни о необходимости освободить служебную квартиру, а вопрос со служебной квартирой  ДВОТ никак почему-то не решался.
    Заходит ко мне в кабинет зам Мурашко по тылу:
-Петр Григорьевич, а у нас Валентин Георгиевич Рябов, оказывается, бездомный!
-???
-Квартира, в которой он живет, и загородный дом, оформлены не на него. И Сергей Николаевич служебную квартиру Тюпина, которую вам обещал, отдал Рябову.
-Два пидараса.
     У меня в кабинете как раз сидела начальник оперативно-аналитического отдела, любимица Мурашко. Но я очень сильно удивленный такой подлостью не сдержался…

Арест генерала Кизлыка. Силовики, власть и деньги. (часть 39)

   …Серега Тюпин, к тому времени  уже назначенный заместителем начальника ГУБК по вопросам международного сотрудничества (он буквально за три месяца эту полудохлую службу сумел оживить), взял отпуск на несколько дней и приехал во Владивосток перевезти вещи.
-Мою квартиру Рябову?! Я в ней сам ремонт делал, ее закупили по дешевке разбомбленную! Я ее щас всю расхерачу. Григорьич, ты только не въеби ему!  Посадят. Мне вот-вот обещают оперативную таможню, я тебя первым замом к себе заберу. Дотерпи.
     Я не дотерпел. В таможню пришел заместитель надзирающего прокурора. Сразу ко мне в кабинет зашел, разделся, я налил ему кофе. Он сказал, что намечается прокурорская проверка ДВОТ, сейчас пойдет к Мурашко, согласует порядок ее проведения.
   Здесь в кабинет забегает оперативный дежурный с двумя охранниками и просит прокурорского либо покинуть ДВОТ, либо предъявить предписание о проведении проверки. Тот абсолютно изумлен:
-Да я пока без предписания, хотел просто по доброму с проверкой определиться…
     Меня вызывают к Мурашко. В кабинете вся его жополижущая кодла. Мне вопрос:
-Что у тебя делал прокурорский?
-Да мы просто давно друг друга знаем, он зашел ко мне раздеться, потом хотел к вам идти, обговорить насчет проверки.
-Мы с прокуратурой воюем, а Балаев с ними дружбу водит!...   – понеслось говно по трубам.
-Товарищ генерал, иди ты на хуй! – я хлопнул дверью и ушел к себе в кабинет. Сразу набрал номер заместителя начальника Центральной оперативной таможни Романа Евгеньевича Балашова, с которым познакомился во время проверок, когда он еще был начальником отдела в ГУБК:
-Рома, у вас там вакансия для меня найдется?
-Решился все-таки? Прямо сейчас иду к Барабанову (начальник ЦОТ), перезвоню…
-Петруха, Смоленская и Тверская таможня. Смоленск – граница, Тверь – там потоки интереснее. Смоленская больше, Тверь к Москве ближе. В Смоленске вакансия примерно через месяц, в Твери уже есть. Куда хочешь?
-Рома, да мне плевать. Чем быстрее, тем лучше.
-Пиши заявление на зама Тверской таможни, по факсу мне сбрасывай сразу, Барабанов сказал прямо сейчас тебя начать оформлять.
   Позвонил и Тюпину:
-Владимирович, прости, не дотерпел.
-Въебал?
-Нет, в ЦТУ буду переводиться. Я уже на грани терпения.
-К Балашову и Барабанову? Давай. Они нормальные…