February 19th, 2020

Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 1. (часть 1)

СОБЫТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ. ЛИЦА, ЕГО СОВЕРШИВШИЕ.

      Если представить, что обнародованные ныне материалы по БТ могли быть представлены на рассмотрение суда над КПСС, как доказательства преступлений коммунистического режима, то суд, без всякого сомнения, стал бы начинать их рассмотрения с документа, который мог быть аналогом заявления о преступлении. Такой документ установить не трудно. Впервые сведения о масштабных групповых расстрелах 37-38-м годах появились в Записке А.Н. Яковлева, В.А. Медведева, В.М. Чебрикова, А.И. Лукьянова, Г.П. Разумовского, Б.К. Пуго, В.А. Крючкова, В.И. Болдина, Г.Л. Смирнова в ЦК КПСС «Об антиконституционной практике 30-40-х и начала 50-х годов» от 25.12.1988.
      Уже глядя на эту Записку становится понятно, почему не состоялся суд над КПСС в 1992 году. Адвокаты бывают разные, конечно. По уму и квалификации. Но если бы адвокат не был намерен топить КПСС на пару со стороной обвинения, в судебном заседании состоялось бы шоу уже после того, как судья огласил бы первый документ, эту Записку. Адвокаты, все-таки, не профессиональные историки. Беда только в том, что пока дело не доходит до суда, адвокаты подобные исторические материалы читают, доверяя историкам. А было бы:
-Гражданин судья! Позвольте стороне, предоставившей этот документ, задать несколько  вопросов и попросить ее пояснить некоторые моменты. Так в Записке содержатся такие обвинения в адрес В.М.Молотова: «В.М. Молотов, будучи Председателем СНК СССР (с 1930 по 1941 годы), принял самое активное участие в организации и проведении массовых репрессий в 30-е годы. На его ответственности в первую очередь репрессии работников центрального советского аппарата. Многие из них были арестованы и физически уничтожены по его личной инициативе. Из числа народных комиссаров, входивших в СНК СССР в 1935 году, 20 человек погибли в годы репрессий. В живых остались лишь Микоян, Ворошилов, Каганович, Андреев, Литвинов и сам Молотов. Из 28 человек, составивших Совет народных комиссаров в начале 1938 года, были вскоре репрессированы 20 человек. Только за полгода с октября 1936 года по март 1937 года было арестовано около 2 тысяч работников наркоматов СССР (без Наркомата обороны, НКВД, НКИД)».  Это прямое обвинение Молотова в совершении преступлений – в незаконных репрессиях работников советского аппарата. У каждого преступления должен быть мотив, если оно не совершенно лицом, находившимся в состоянии острого психоза или под воздействием веществ, приводящих к изменению психики. Сведений, я полагаю, о том, что Вячеслав Михайлович страдал психическими расстройствами, алкоголизмом и наркоманией, у стороны обвинения не имеется. Таким образом, защита вправе требовать от обвинения объяснения мотивов, толкнувших Молотова на уничтожение сотрудников его аппарата.
      Защита полагает, что мотивом не могло служить опасение Молотова, что его подчиненные могут составить ему конкуренцию, как Предсовнаркома, поэтому он их устранил. Около 2 тысяч работников наркоматов СССР – слишком явно не соответствуют числу возможных конкурентов для Предсовмина. Мотивом не может служить и чувство личной неприязни к этим гражданам, в связи с их слишком большим числом. Национальная или классовая неприязнь? Тоже в качестве мотива рассматриваться не должна: Молотов-Скрябин выходец из дворян, да еще и женат на еврейке. Да и представители русской национальности и пролетарского происхождения среди репрессированных составляют заметное число.
      Если обвинение допускает, что Вячеслав Михайлович таким образом списывал свои провалы на посту Предсовнаркома на подчиненных, перекладывал вину за недостатки в работе наркоматов на мнимых вредителей, то защита будет протестовать. 37-38 годы были годами успешной третьей пятилетки, об успехах которой докладывал на 18-м съезде ВКП (б) старший товарищ Вячеслава Михайловича по партии – Сталин. Более того, на предыдущем, 17-м съезде ВКП (б), товарищ Сталин в отчетном докладе высоко оценил работу Советского правительства, возглавляемого Молотовым, за выполнение планов 2-ой пятилетки. Никогда партийное руководство не предъявляло Молотову претензий за неудовлетворительную работу на посту Предсовмина, что могло послужить стремлению со стороны Вячеслава Михайловича переложить вину на сотрудников аппарата.
      Если же встать на сторону обвинения и предположить, что Молотов репрессировал невинных и опытных работников аппарата наркоматов, то можно сделать вывод, что мотивом действий Предсовмина было ослабление руководства наркоматов, создание трудностей в реализации планов развития народного хозяйства на фоне уже произошедшего в Германии фашистского переворота, что могло послужить причиной возможного поражения в борьбе с агрессией Германии против СССР. Об агрессивных планах Германии Советское руководство было осведомлено, сам Гитлер никогда не скрывал своих внешнеполитических целей, более того, на съездах ВКП (б) Германия прямо называлась в качестве самого вероятного агрессора против СССР. Таким образом, в действиях Молотова можно предполагать подрывную работу против СССР, можно Вячеслава Михайловича подозревать в шпионаже и диверсионной работе в пользу Германии. В связи с этим у защиты вопрос к стороне обвинения: господа антикоммунисты-антисоветчики, а вы сами психически адекватные, вам ваш звериный антикоммунизм мозги не свернул? Или вы, как трудные подростки конца 80-х, нанюхались клея, когда писали эту Записку?
      Уважаемый суд! Защита выносит ходатайство о проведении психиатрической экспертизы представителей стороны обвинения…

        Абсолютно такая же картина с тем, что в Записке есть о Л.М.Кагановиче: «Особенно зловещую роль сыграл Каганович в годы массовых репрессий 1935-1939 годов. С санкции Кагановича были арестованы по обвинению в контрреволюционной и вредительской деятельности многие ответственные и рядовые работники железнодорожного транспорта и тяжелой промышленности, которые затем по сфальсифицированным материалам были осуждены к высшей мере наказания и длительным срокам тюремного заключения. Подлинные письма и санкции Кагановича на арест 1587 работников железнодорожного транспорта, репрессированных в 1937-1939 годах, составляют 5 томов. Как видно из переписки Кагановича с НКВД СССР, он в одних случаях санкционировал аресты лиц, на которых ему представлялись компрометирующие материалы, а в других сам выступал инициатором арестов».
       Фашистский шпион Каганович здесь, будучи сначала наркомом путей сообщения и тяжелой промышленности, выбил большое число руководящих кадров. Загубил железнодорожный транспорт и тяжелую промышленность (а в наркомат тяжелой промышленности входили черная и цветная металлургия, химическая промышленность. Угольная, нефтяная)? Да как раз третья пятилетка показала, что совсем не загубил. Напротив.
      Фашистским шпионом был и К.Е.Ворошилов: «Активное участие в организации репрессий принял К.Е. Ворошилов. С его санкции было организовано уничтожение кадров высших военачальников и политических работников Красной Армии. В 30-е годы были уничтожены из 5 маршалов – 3, из 16 командармов первого и второго ранга – 15, из 67 комкоров – 60, из 199 комдивов – 136, из 4 флагманов флота – 4, из 6 флагманов первого ранга – 6, из 15 флагманов второго ранга – 9. Погибли все 17 армейских комиссаров первого и второго ранга, а также 25 из 29 корпусных комиссаров.
Ворошилов несет прямую ответственность за то, что в 1937-1939 годах по сфальсифицированным материалам были обвинены в участии в так называемом «военно-фашистском заговоре» многие видные деятели и командиры Красной Армии. В бытность его наркомом обороны в Красной Армии за 1936-1940 годы было репрессировано свыше 36 тысяч человек. В архиве КГБ выявлено свыше 300 санкций Ворошилова на арест видных военачальников Красной Армии. Запросы и справки НКВД СССР, направленные в 1937-1938 годах на имя Ворошилова о санкционировании арестов и увольнений из армии командного состава РККА в связи с раскрытием «военно-фашистского заговора», составляют 60 томов. В ряде случаев Ворошилов сам был инициатором арестов и репрессий видных командиров Красной Армии, в том числе Федько (его первый заместитель), Орлова (командующий ВМС), Смирнов (нарком ВМФ)».
     Если мотив в стремлении Климента Ефремовича ликвидировать Тухачевского можно еще придумать: рассказывают, что они то ли балерину, то ли певицу не поделили. Баба предпочла утонченного Тухачевского грубоватому Ворошилову. Да еще рассказывают, что на совещаниях замнаркома Тухачевский позволял себе своему наркому Ворошилову бросать реплики: Клим, ты не врубаешься в военных вопросах. То зачем Клименту Ефремовичу понадобилось стереть в порошок целых 36 тысяч разных других военных? Те то чем ему насолили? Тоже любовниц-балерин отбивали? Не многовато ли?
     Да еще, оказывается, материалы на военных Ворошилову представлял НКВД, а виноват в репрессиях Климент Ефремович. Виноват в том, что давал санкции чекистам. А что, надо было не давать? Надо было чекистам отвечать: «Да не верю я всем вашим оперативным разработкам. Вот смотрю на маршала Егорова – у него глаза честные, а вы мне про него всякую ерунду сочинили!»
    Уже даже при первом взгляде на сведения в Записке о Молотове, Кагановиче, Ворошилове, здравомыслящему человеку становится абсолютно ясно, что Записка крайне тенденциозная, обвинения в ней деятелям Советского государства представлены абсурдные.
     Сами посудите, Ворошилову предъявили обвинение в том, что все 36 тысяч за 1936-1940 годы арестованных и уволенных из армии, были абсолютно невинными! Даже за пьянку некого было увольнять из армии?! Одни трезвенники в РККА служили. Во времена были! Не армия, а монастырь какой-то, да еще монахов зазря постреляли, посажали и поувольняли. И шпионов вообще среди военных ни одного не было! Это потом появились Резуны-Суворовы, а когда наркомом был Клим – их не было. Были одни «невиноватая я».
      Как к этому документу можно относиться серьезно? Только лишь потому, что это записка за подписью членов Политбюро ЦК КПСС? А может стоит задуматься, какими тупыми тварями были эти члены Политбюро ЦК КПСС? Именно тупыми, такой пипифакс могли написать только откровенные тупни. Здесь вам ответ на вопрос, почему эти члены Политбюро ЦК КПСС, когда настало время делить государственную собственность, ими же подготовленную к разделу, остались у разбитого корыта. Даже такие, как Абрамович и Ходорковский поумнее авторов этой Записки. Поэтому подписавший ее, бывший Председатель КГБ СССР Чебриков свою карьеру продолжил в разрушенной им стране охранником у певца Кобзона. Хорошо еще, что не охранником автостоянки.
      Это Чебриков выдал Комиссии А.Яковлева информацию, содержащуюся в этой безумной Записке:
«В результате изучения документальных материалов органами государственной безопасности установлено, что в период 1930-1953 годов по возбужденным органами ОГПУ, НКВД, НКГБ-МГБ 2578592 уголовным делам было подвергнуто репрессиям 3778234 человека, в том числе осуждено к высшей мере наказания (расстрелу) 786098 человек. Среди лиц, подвергнутых репрессиям, осуждено судебными органами 1299828 человек (в том числе к расстрелу – 129550 человек), несудебными органами – 2478406 человек (в том числе к расстрелу – 656548 человек)».
    Обратите внимание на последнюю цифру – 656548 человек, расстрелянных по приговорам несудебных органов.
    Вы доверяете этим сведениям? Тогда уже доверяйте и сведениям о полном отсутствии шпионов и вредителей в армии, в промышленности, на транспорте и в наркоматах. Ведь там всех, без исключений, как написано в Записке, репрессировали незаконно.
    И вы думаете до сих пор, что это ученый-историк В.Земсков столько насчитал расстрелянных по приговорам «троек», работая в архивах? О том, как ловко стрелки на Земскова перевели, будет дальше. Чуть забегая вперед, 656548 человек – это число расстрелянных по приговорам «троек» за 37-38-ой годы.

     И здесь я задаю тем, кто считает Большой террор реальным историческим фактом, первый вопрос.
ВОПРОС №1. Как вы можете объяснить тот факт, что еще на момент составления этой Записки члены Комиссии Политбюро ЦК КПСС под руководством А. Яковлева, в которую входили Председатель Верховного суда СССР, Генеральный Прокурор СССР, Председатель КГБ СССР (что особенно важно!) не были осведомлены о существовании тех «троек НКВД» и «Особых троек НКВД» по приговорам которых в 37-38—ом годах были расстреляны 656 тысяч 548 человек?
    Доказательства их неосведомленности? Извольте, господа. Есть они. Архивные. Плюс – такой момент: не я обнаружил их в архивах. Сами сочинители Большого террора их нашли и опубликовали. Мои руки абсолютно чистые, в фальсификации фактов и документов меня обвинить невозможно. Итак, приступим. Придется давать большие выдержки документов, чтобы избежать обвинения в недобросовестном цитировании.
Из Стенограммы заседания Комиссии Политбюро ЦК КПСС по дополнительному изучению материалов, связанных с репрессиями, имевшими место в период 30-40-х и начала 50-х гг. от 26.10.1988:

«Тов. Яковлев А.Н. Надо принять это к сведению. Правда состоит в том, что к утвержденному плану все надо представлять вовремя.
Значит, повестка дня исчерпана. Есть какие-то замечания?
Нет.
За повесткой дня я хотел бы посоветоваться. Было много разговоров о работе Комиссии, и в воздухе повис такой вопрос: а не пойти ли нам на такой шаг, как отмена решений всех «троек», так как они были незаконны как таковые? Но надо себе отдавать отчет, что это акт политический. Мы с вами только его решить не можем, я ставлю его на сегодняшнее предварительное обсуждение.
Потому что здесь содержатся и определенные противоречия. Ведь «тройками» осуждены и лица, которые занимались шпионажем, бандитизмом, диверсиями и т.д., то есть практически действиями, подсудными по уголовному закону. Тогда что же выходит? Мы отменим все решения «троек», но тогда нужно заводить уголовные дела на лиц, которые занимались уголовно наказуемыми делами. Или же пойти на решительный шаг отмены решений «троек» и сделать оговорку, что: «те, кто уже отсидел за уголовные дела...» и т.д. И что получится? Это будет и их реабилитацией, или как?
Тов. Савинкин Н.И. Надо и КГБ, и Прокуратуре, и Минюсту, и Верховному суду посмотреть.
Тов. Теребилов В.И. Все решения «троек» подлежат пересмотру и отмене, потому что обвинять могли только юридические органы. 90 с лишним процентов этих дел не содержат никакого практического материала. Мы реабилитируем фактически на чистом листе, потому что нет толком обвинений.
Но, может быть, это сделать так: ограничить временем – до начала войны. Потому что в военное время и после есть часть таких дел, а до начала войны – я еще не встречал такого дела.
Но что меня еще смущает. Если мы будем рассматривать это так, как делаем сейчас, то мы минимум 10 лет народ будем будоражить этими сообщениями. Пусть еще год, два, три, но нужно кончать с этими делами. Пересмотреть индивидуально каждое из них – практически невозможно. В то же время, у меня такое политическое соображение, что без конца, очень долго, много лет эту работу вести не стоит. Юридически такое решение может быть. Но, наверное, надо оговорить его сроком: до начала войны. Тем более что есть еще один оттенок. Ведь по сути будет отмена судебными органами решений несудебных органов – этим мы как бы делаем их правомерными.
Потом. Эти Особые совещания – вещь вообще странная. Они состояли из одного человека – министра НКВД, или, бывало, из двух человек – министра НКВД и прокурора. Были и чуть побольше такие совещания – зам. министра, министр НКВД и прокурор.
Тов. Крючков В.А. По существу, мы их делаем субъектом права.
Тов. Яковлев А.Н. Давайте подумаем над этим вопросом до следующего совещания.
Тов. Чебриков В.М. Может быть, кто-то пусть сделает статистику, чтобы видеть картину, что там за объем, сколько таких случаев, какие они.
Тов. Теребилов В.И. Сегодня в «Известиях» латыши опубликовали сообщение о том, что они реабилитируют раскулаченных , по существу на местах начинают осуществлять это всё.
Тов. Пуго Б.К. Скажем, то, что до войны – это заманчивый подход. Но в республиках, в Прибалтике начнется опять это, как и в 1938 году – тоже была эта акция.
Тов. Лукьянов А.И. Было постановление ВЦИК, которым эти «тройки» узаконены. Поэтому речь идет о том, чтобы отменить это постановление в сущности, признать его утратившим силу. И я за то, чтобы сделать так – до войны.
Тов. Сухарев А.Я. Мне казалось бы, что в этом случае наша Комиссия должна была бы выйти в Верховный Совет СССР с просьбой признать эти суды, эти «тройки» незаконными. В принципе сделать такой шаг надо, чтобы сделать его политическим...»

       Обратите внимание на то, что А.И.Лукьянов прямо говорит: «тройки» были узаконены постановлениями ЦИК. Но в 1937-1938 годах существовал узаконенный  Постановлением ЦИК только один репрессивный орган – Особое совещание при наркоме НКВД. Это Лукьянов говорит в присутствии всех членов Комиссии. В присутствии Генпрокурора Сухарева, Председателя Верховного суда Теребилова, Председателя КГБ СССР Чебрикова, заместителя Председателя КГБ СССР Кючкова, и никто из присутствующих его не поправил, никто не напомнил о приказе НКВД №00447, которым созданы «тройки» без всякого Постановления ЦИК. На основании одного письма ЦК за подписью Сталина.
    Далее, из той же Записки Комиссии Политбюро ЦК КПСС, из которой я уже цитировал:
     «Руководство Верховного Суда СССР, многие юристы обращают внимание на то, что апелляционное рассмотрение приговоров, выносившихся в 1930-1953 гг. несудебными органами, придает этим последним видимость законности, тогда как в действительности их создание и функционирование, само существование были антиконституционными, не опирались на правовые акты своего времени. Но коль скоро подобные органы были изначально незаконны, то и любые вынесенные ими приговоры не могут считаться законными».
       Абзац, как говорится. Пояснять нужно что-нибудь? Если вы не совсем в теме – поясню…