February 29th, 2020

Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 2. (часть 9)

   Я бы левым историкам и политикам, всем без исключения, которые каждый раз, когда Путин заикается про боеприпасы, сильно возбуждаются, посоветовал бы помалкивать в тряпочку. Владимир Владимирович  вам сам может встречные претензии предъявить. По-хорошему, еще после истории с Литвиненко, нахлебавшегося чая, заваренного по оригинальной рецептуре, вас всех, когда либо писавших об убийстве Троцкого и Коновальца сотрудниками НКВД, нужно было посадить, как минимум, на подписку о невыезде и начать допрашивать на Лубянке, пока как свидетелей:
- Скажи-ка ты, морда учено-историческая, кто тебя надоумил сочинять про то, как Судоплатов в ходе операции «Утка» организовал политическое убийство в Мексике? На ЦРУ, гад, работаешь? Или ты идиот и тебя нужно отправить на психиатрическую экспертизу со всеми дальнейшими для тебя последствиями?
   Я здесь совсем не стебаюсь. Именно так и должна была поступить с нашими историками ФСБ. Даже больше того, считаю возможным предполагать, что если обострение на международной арене с «партнерами» у нас дойдет совсем до критической точки, ФСБ будет поручено, в качестве аргумента в идеологической и политической борьбе с «партнерами», предъявить доказательства клеветы на нее, как на правопреемницу НКВД-КГБ (вот такая она штука – правопреемственность), в организации политических убийств. А клевета эта была запущена организацией, подконтрольной спецслужбам США. Те, кто эту клевету, причастность спецслужб СССР к политическим убийствам, поддержал и придал ей характер исторического факта должны понести суровую кару от рук правосудия буржуазной РФ, являющейся правопреемницей СССР. По нашему буржуазному закону.
   Нет, правда, я с наших историков, тех, кто выступает с позиций защиты Сталина и СССР, сильно удивляюсь. Вы, господа, либо, как троцкисты 30-х годов, действуете замаскированно подлыми методами, либо точно у вас с психикой проблемы.
  Берем заключение для Конституционного Суда, составленное членами «Мемориала» и читаем в нем:
«К числу дел «особенно деликатного и конспиративного характера», которые осуществлялись органами госбезопасности, принадлежали акты диверсий или индивидуального террора заграницей. Некоторые из политических убийств, совершенных советскими спецслужбами, хорошо известны, однако подтвердить их документально из-за отсутствия или недоступности документов затруднительно: судить о событиях сейчас, по необходимости, приходится по неполным данным.
В августе 1940 г. был убит Троцкий. Его убийца Рамон Меркадер еще в период своего пребывания в мексиканской тюрьме был, по слухам, удостоен звания Героя Советского Союза, однако мы не обладаем материалами, удостоверяющими этот, надо сказать, весьма правдоподобный слух. Однако нами обнаружены материалы о награждении других участников «операции» – проект Указа ПВС СССР, утвержденный Политбюро ЦК ВКП(б) 14.06.1941 (протокол П34/25; см. Прил. XI, док. 19). Основанием для решения послужило письмо Берия в ЦК ВКП(б) и СНК СССР на имя Сталина. В письме говорилось, что «группой работников НКВД в 1940 г. было успешно выполнено специальное задание» и содержалась просьба наградить «шесть товарищей, участвовавших в выполнении этой операции». На документе виза Сталина «за (без опубликования)», визы Молотова, Калинина и Ворошилова, пометки о согласии Кагановича и Микояна. Из шести награжденных двое получили орден Ленина – Каридад Меркадер (мать убийцы) и Наум Эйтингон (в 1940 г. сотрудник иностранного отдела ГУГБ НКВД СССР).
Служба диверсии и террора сохранялась в МГБ и в годы войны и после ее окончания».
    И синхронно с этим Заключением выходят за авторством П.Судоплатова мемуары «Лубянка. Спецоперации», явно написанные сначала на английском языке, в которых именно то про убийство Троцкого и другие политические убийства, приписываемые спецслужбам СССР, что в Заключении. Простое совпадение?
      Тут же начинается масштабная «историографическая» и историко-публицистическая волна, которая легитимизирует явный поклеп в виде исторических фактов.
    Обратите внимание на выделенное в цитате из Заключения. Эксперты «Меомриала» доказывают причастность НКВД к убийству Троцкого проектом Указа ВС СССР! А где сам Указ? Почему его в архивах не оказалось?
     Да только лишь потому, что самому Указу ВС СССР в архиве делать нечего. Указы публиковались в соответствующих изданиях ВС СССР. Туда фальшивку уже не приляпаешь. Ее только в архив можно подсунуть. Но даже в архив невозможно подсунуть Указ с номером, потому что этот номер совпадет с номером опубликованного Указа, в котором совсем не про убийство Троцкого. Вот и пришлось доказывать – проектом. Он без номера.
   Но как можно было людям, называющими себя историками, на это купиться?! Как можно было, читая «Лубянка. Спецоперации», не заметить… Впрочем, про то, как Сирожу Берия возили на самолете забрасывать нелегалом в Пенемюнде – тоже проглотили с доверием.
   А потом эта наша левая тусовка, дружно восхищавшаяся Судоплатовым, организовавшим убийство гада Троцкого, возмущается тем, что Скотленд-Ярд обвинил ГРУ в отравлении Скрипаля. Так – правопреемственность, бараны!

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 2. (часть 10)

     Иногда даже приходит в голову мысль, что ты находишься внутри, как в затянувшемся сне, сюжета известного американского сериала «Х-файлы». Сейчас ты проснешься и всё это исчезнет: code names (кодовые имена) агентов Судоплатова, которые едут в Мексику убивать Троцкого, «Лаборатория-Х», в которой врач-токсиколог Майрановский варит в кастрюле hidden poison (яд скрытого действия), special folder (особая папка), обнаруженная в сейфе Горбачева с указанием Сталина уконтрапупить пленных поляков категории felony, operational order (оперативный приказ) Ежова №00447…
     Но сон всё не заканчивается и не заканчивается. Вы тоже это не во сне наблюдаете? Вам не кажется, что слишком надолго затянулся этот всероссийский глюк в стиле американского фантастического кинодетектива?

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 2. (часть 11)

    Путин же вынужден ужом вертеться, чтобы только отвертеться от того, что было запланировано еще во время Перестройки компанией А.Яковлева и что на РФ неотвратимо надвигается – от клейма на СССР, как на преступное государство. Только пространства для маневра у Путина почти нет. «Катынское дело»? Если признать, что обнаруженные в «особой папке» (special folder) документы - фальшивки, да и существование такой папки – дурь, можно столкнуть лавину. Нет, если вы подумали, что лавина – это подозрения у населения, что фальшивок у нас везде пруд-пруди, то вы ошибаетесь. Другая лавина будет, от «партнеров». Путин получит от них шквал обвинений в оправдании сталинизма и российское правительство само на себя приклеит ярлык тоталитарной власти со всеми причитающимися международными последствиями.
    Но и разочарование народа в священной неприкасаемости и чистоте архивов тоже – фактор, разумеется. И долгоиграющий, с неясными в будущем последствиями.
    Поэтому Владимир Владимирович сделал единственно возможный в его ситуации ход: вину советской стороны за расстрел поляков признал, но ответственность возложил на одного Сталина. Заявил, что это месть Сталина полякам за поражение в войне 20-го года. Партия и государство не виноваты, виноват один Сталин.
  С Пактом Молотова-Риббентропа похожая ситуация. Откреститься от фальшивки, которую при Горбачеве легитимизировал целый съезд народных депутатов – у него нет возможности. Опять же – оправдание сталинизма и насчет архивов ситуация. Поэтому придворные историки «нашли» и выложили на всеобщее обозрение «оригинал» секретного протокола к Пакту. В котором вообще секретного только в грифовом штампе. Была сделана попытка представить секретный протокол незначительным документом. Старались сильно, но не помогло, как уже становится ясно. Настрой признать СССР агрессором наравне с Германией в Европе начинает оформляться в решимость принять по этому поводу соответствующие международные правовые документы.
   С Большим террором картина очень похожая. Нашей власти ни в коем случае нельзя его признавать именно в том виде, в каком он был сочинен для Конституционного Суда. Это еще одна бомба: СССР – преступное государство. Поэтому в интервью от 2017 года директор ФСБ озвучил, что события 37-38-го годов – это перегибы чекистов на местах. Партия и власть не причем. Виноваты чекисты. Теперь это официальная позиция российской власти. Но тогда этой позиции полностью не соответствует вся историография Большого террора, основанная на самых-пресамых подлиннейших документах, обнаруженных в архивах.
   Извините, но так даже Жванецкий народ не мог смешить. На интервью Бортникова немедленно откликнулся один из сочинителей подлинных архивных документов, Никита Петров: «В интервью Бортникова была полная ревизия тех взглядов на советские, сталинские репрессии, которые закреплены официальными документами. И конечно, в обществе был негативный отклик на это интервью».
       Насчет общества, он, наверно, их Общество «Мемориал» имел ввиду. Но как это так получается: у ФСБ в архивах подлинные документы совсем не те, что были обнаружены в 1992 году?