March 12th, 2020

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 4)

   Мне много довелось за свою жизнь работать с прокурорами, и, как бы их не любила часть публики, мнение о прокурорских работниках, о подавляющем большинстве их, как о профессионалах, у меня однозначно положительное. Разные люди есть в прокуратуре, но дураков не очень много.
   Только прокуратуры бывают разные. Обычная районная прокуратура – там работа не сахар, там завал дел, даже после того, как следствие полностью в СК ушло, надзорки -горы. Напряженная работа требует высокого профессионального уровня.
   Другое дело – военная прокуратура. Особенно времен СССР. Зарплаты выше, чем у пахарей на земле, а дел – кто наплакал. Чуть не в карты между собой разыгрывали одно дело, которое у них раз в месяц появлялось. Шланги. Отсюда и уровень профессионализма.
    Еще в книге о Берии я писал об одном из авторов исследований о нем, бывшем военном прокуроре Сухомлинове – удивительный баклан. Это он в читательские массы вбросил чепуху о том, что Берию застрелили до суда. Почему он так решил? Потому что в следственном деле не было фотографии Лаврентия Павловича и при аресте он не был сфотографирован и дактилоскопирован. Но даже это ерунда. Сухомлинов написал в книге «Кто вы, Лаврентий Берия?», что следствие должно было ему вменить убийство Троцкого, а Прокурор СССР Руденко не имел права брать в свое производство дело Берии.
     Это днище. Прокурорский работник даже не догадывается, что он, написав книгу с такой чушью, сам себя на всеобщее посмешище выставил.
  Но то, что клоуны из ГВП натворили по расстрелу поляков, даже на фоне Сухомлинова выглядит анекдотом.  Они умудрились возбудить уголовное дело по факту расстрела поляков по ст.110 УК РСФСР от 1926 года. По статье недействующего Уголовного Кодекса!!!
К слову, почти все, кто поверил Сухомлинову насчет убийства Берии до суда, одновременно не верят в расстрел поляков сотрудниками НКВД. Вот вам цитата:
«Но особенно характерен пример с расстрелом польских офицеров в 1940 году. Печально знаменитая Катынская трагедия. Она также не вошла в обвинение Берия, хотя эта акция проводилась при его непосредственном участии. Но интересно другое. Расстрелу польских офицеров предшествовало специальное обсуждение этого вопроса руководством страны. И там неожиданно обнаруживается даже письменное согласие и целый набор автографов: Сталин, Молотов, Ворошилов, Микоян.
Однако здесь надо отметить, что в 1953 году у нас еще действовала историческая фальшивка, успешно прошедшая даже через Нюрнбергский процесс, о том, что виновниками Катынской трагедии были вовсе не мы, а немцы. К такому выводу еще в годы войны пришла специальная правительственная комиссия, в составе которой были писатель А. Толстой, академик Н. Бурденко и другие авторитетные люди. Позже, уже в наши дни, все встало на свои места».
     Это из той же книги «Кто вы, Лаврентий Берия?».  Кушайте, только не обляпайтесь, как говорится…
Buy for 100 tokens
***
...

Отрывки из "Большого террора". Черновой вариант главы 3. (часть 5)

    В интервью «Новой газете» (№ 23 от 5 марта 2010 года) «Как засекретили «Катынское дело», которым я занимался» следователь ГВП Яблоков, который вел это дело, рассказал очень много интересного. В частности, о том, что постановление о прекращении этого дела и 116 его томов из 183 засекречены. И эта засекреченность следователя обижает сильно. Он столько много наработал, мечтал разоблачить кровавый сталинский режим перед лицом мировой общественности, а начальство ему не дало, грифов «Секретно» наставило на его работу.
     Но кое-чем Яблоков успел публику удивить. Успел обнародовать видео запись допроса насчет расстрела поляков из лагеря в Осташково бывшего начальника УНКВД Калининской области Токарева https://www.youtube.com/watch?v=YoFEsrPgoOM.  Теперь историки, те, которые верят в расстрел чекистами поляков, пересказывают из этого допроса, как чекистам привезли два чемодана «вальтеров», оппоненты из другого лагеря ищут в словах Токарева нестыковки. Допрос великолепен во всех отношениях. Как учебное пособие для студентов юридических факультетов, на примере которого можно показывать, как допрашивать нельзя.
    Но, господа историки, вы бы хоть, предварительно, прежде, чем начать что-то в этом допросе разбирать, проконсультировались со специалистом в области уголовного права.
    Разбирать-то там нечего. Начинает это процессуальное действие следователь Яблоков с того, что объявляет Токареву: допрос будет проводиться под видеозапись. Совершенно правильно объявил, после этого видеозапись становится неотъемлимой частью протокола допроса.  Дальше, как и положено по УПК, следователь предупреждает свидетеля Токарева об ответственности за дачу ложных показаний, о чем предлагает расписаться в протоколе. На 2-ой минуте записи. Свидетель Токарев молча, но откровенно демонстративно, отказывается даже ручку брать для того, чтобы поставить свою подпись. Следователь после нескольких секунд заминки продолжает допрос. Извините, но после отказа свидетеля расписаться об ответственности за дачу ложных показаний, следователь допрос не имеет права продолжать.
     Если уголовное дело с таким протоколом допроса попадет к судье, судья, только увидев в бланке отсутствие подпись свидетеля об ответственности за дачу ложных показаний, дальше читать протокол не будет. Немедленно исключит его из доказательств. Но судьи таких протоколов не видят. Потому что до суда есть еще две инстанции – защита и прокурор, поддерживающий обвинение. Они это точно не пропустят.
   Если бы уголовное дело с такими протоколами допросов, как у Яблокова, направлялось для рассмотрения в суде и попало на глаза прокурору, поддерживающему обвинение, то автоматически Яблоков получил бы акт прокурорского реагирования и в отношении его началось бы служебное расследование по факту грубого нарушения требований Уголовно-процессуального Кодекса.
    Допрос следующего свидетеля, начальника Управления лагерей Сопруненко, еще более запределен  https://www.youtube.com/watch?v=7wduYGUyg4s&t=1106s.  На видеозаписи его уже обрезан момент ознакомления свидетеля с ответственностью за дачу ложных показаний.  Но дед настолько стар и у него настолько большие проблемы с памятью и соображаловкой… Как вам не стыдно, господа следователи! Любой адвокат сразу потребовал бы психиатрической экспертизы такого свидетеля и не один психиатр не рискнул бы деда Сопруненко признать полностью дееспособным. Как вам не стыдно было над стариком измываться? Да еще и подсказывать ему ответы во время допроса!
    Да о чем это я?! Даже самый тупой следователь никогда в жизни такой протокол к делу не приобщит. К тому делу, с которым он обязан будет ознакомить обвиняемого перед направлением его в суд. Т.е., к уголовному делу. Именно к уголовному делу! Подшить подобный протокол к тому с материалами исторических исследований можно. Если, конечно, эту беллетристику называть исследованиями. К уголовному делу – нельзя.
    В процессуальном плане свидетель Токарев не допрошен. Протокол его допроса отсутствует в деле. Но историки ведут споры о том, что Токарев рассказал на допросе! Да он мог рассказать на таком допросе, что Сталин по команде марсиан приказал убить поляков, нам-то что до этих рассказов, если дед Токарев своим отказом расписаться в протоколе нас прямо предупредил: врать он будет напропалую, но без всякой ответственности за это.
    У нормального историка не должно даже тени желания появиться исследовать информацию, изложенную Токаревым во время такого допроса. В научно-историческом плане существует, в связи с этим, только один момент: почему за фальсификацию материалов уголовного дела № 159 по факту расстрела поляков следователь Яблоков не привлечен к ответственности?
    Хотя, я поспешил насчет уголовного дела. В своем интервью Яблоков сказал нечто потрясающее: «13 июля 1994 года после письменных указаний прекратить уголовное дело №159 я его прекратил. Но не по 110-й статье УК РСФСР в редакции 1926 года («превышение власти должностным лицом»), как предлагалось».
     Т.е., уголовное дело в 1992 году было возбуждено по статье уже недействующего Уголовного Кодекса!
    Нет, я понимаю, почему оно было возбуждено по факту, а не в отношении конкретных лиц. Планировалось нарыть доказательств вины руководства СССР в расстреле поляков. А то руководство уже в живых не было, в отношении них нельзя было дело возбудить. Воспользовались лазейкой в УПК, который дает возможности возбуждать дела в отношении неустановленных лиц. Это я понимаю, этим я сам пользовался, когда требовалось в интересах расследования избежать жестких сроков предъявления обвинений подозреваемым. ГВП тоже этим воспользовалась. И получили возможность вести расследование 14 лет. 14 лет!
     Но у них была еще одна проблема – истечение сроков давности. Единственное, что они могли вменить Берии и Меркулову, на которых трупы поляков планировали повесить – превышение должностных полномочий. Не имели права Берия и Меркулов приговаривать людей к расстрелу. Но на момент возбуждения дела действовал УК РСФСР от 1960 года, которым максимальная ответственность за должностные преступления определена сроком заключения на 10 лет. Т.е., срок давности по полякам истек еще в 1950 году. По действующему УК ГВП не могла возбудить уголовное дело в 1992 году.
      И тогда выкрутились. В 1940 году действовал УК от 1926 года, которым ответственность за должностные преступления не предусматривала срока давности: «лишение свободы на срок не ниже двух лет».  При Сталине лицо, использовавшее свою должность в преступных целях, не мог надеяться избежать ответственности в связи с истечением срока давности. Только смерть избавляла от карающего меча правосудия. Вот и решили на Сталина, Берию и Меркулова навесить в 1992 году статью УК от 1926 года.
    Извините, но так сегодня можно и уголовное дело в отношении В.И.Ленина за антигосударственные преступления возбудить по статьям Уголовного уложения Российской Империи. Да и подданные царства Хаммурапи еще могут получить в отношении себя уголовное преследование, если ими займутся следователи ГВП.
Только в суд такое дело не понесешь. Судья сразу позвонит в медицинское учреждение, вызовет для обвинителя специалиста по психическим расстройствам.
    Но Яблоков же в интервью заявляет, что он отказался прекращать по 110-ой дело. А по какой статье прекратил? Я читаю это интервью и отказываюсь верить своим глазам6
«Я хотел признания вины всех, кто имел отношение к Катынским расстрелам, — начиная со Сталина, Молотова, Ворошилова, Микояна, принявших решение о расстрелах, и кончая теми, кто пособничал и много лет скрывал преступления. Так как в УК не было статьи, охватывающей масштаб этого преступления, я предлагал признать состав преступления по аналогии со статьей 6 Устава Международного военного трибунала в Нюрнберге («военное преступление, преступление против мира и человечности и геноцид»). Тем более Катынские расстрелы уже имели свою квалификацию: Генеральный прокурор СССР Руденко в Нюрнберге предлагал квалифицировать катынские преступления именно по статье 6 Устава Международного военного трибунала. Только в качестве виновных на основании деятельности комиссии Бурденко советская сторона называла немцев».
     Пардон, но Трибунал в Нюрнберге создавался специально для суда над гитлеровскими преступниками. И после их обвинения он прекратил своё существование. Это был временный судебный орган. И осуждать преступников по статьям Устава Трибунала мог только он сам. Т.е., мало того, что уголовное дело было возбуждено по статье недействующего УК, так еще и осудить фигурантов должен был несуществующий суд!
     Вам еще что-то не ясно? Уголовного дела по факту расстрела поляков не существует в природе. То, что называется уголовным делом № 159, которое велось ГВП, является всего лишь политическим пропагандистским клеветническим антисоветским материалом, собранным в 183 томах. Именно поэтому даже постановление о прекращении этого дела в 2010 году засекретили. Этот факт обнуляет все собранные в рамках его доказательства причастности Советского руководства к расстрелу поляков. В рамках уголовного преследования, конечно. Но ведь можно эти «доказательства» сделать объектом научно-исторического изучения! Я же не просто так главу начал с «норманнской теории»…
   
     

Мои твиты

Программа Движения в вопросах и ответах. Развитие социализма в СССР

Новая экономическая политика Советского правительства:

А) вызвана провалом политики «военного коммунизма», выразившемся в Кронштадтском и Тамбовском восстаниях и их кровавом подавлении

Б) была попыткой возродить капитализм в СССР

В) на первых порах была оправдана, но впоследствии партия увидела в нэпманах угрозу своей власти и поспешила свернуть НЭП

Г) была начальным этапом социалистического строительства в отсталой стране

По поводу причин начала НЭП. Во-первых, основные идеи НЭП были сформулированы Лениным еще в 1918 году в «Очередных задачах советской власти». «Военный коммунизм» – это политика выживания диктатуры пролетариата в условиях интервенции. Не было бы интервенции – не было бы и «военного коммунизма», и новую экономическую политику страна увидела бы уже в 1918-1919 году.

После окончания интервенции «военный коммунизм» стал неуместен. У крестьян не было стимула трудиться, они привыкли к товарно-денежным отношениям, а не разверстке. Нужно было вытаскивать страну из разрухи, и большевики очень быстро пришли к выводу, что контролируемый рынок сделает это лучше всего. Недовольство крестьян военным коммунизмом, конечно, сыграло тут определенную роль, но не надо утверждать, что хвост виляет собакой.

Конечно, НЭП – это не возрождение капитализма, неважно в каких целях. Суть социалистического государства – это не уничтожение частной собственности, а процесс ее превращения в общественную под контролем диктатуры пролетариата. Наличие капиталистических отношений в экономике не ведет к власти капитала, если командные высоты экономики находятся в руках пролетариата. Земля, банки, крупная промышленность не оказывались в руках нэпманов! Где здесь капитализм?

С контролируемым рынком большевики не ошиблись. Конечно, мелкий капиталист на селе со временем набрал силу и попытался показать клыки – вспомните кризис хлебозаготовок 1927-1928 года. Да вот только зубы эти у саботажников очень быстро повыбивали. Оказалось, что «крепкий хозяин», получивший право обработки государственной земли, да еще с привлечением наемной рабочей силы,  получает в нагрузку еще кое-какие обязанности. Например, обязанность не придерживать хлеб в амбарах, ожидая «настоящей цены». В Уголовном кодексе и соответствующая статья нашлась для таких саботажников. Короче, с кулацким сопротивлением справились, даже УК не сильно понадобился.

А дальше диктатура пролетариата вошла в такую силу, что смогла вовсе не церемониться с сельскими буржуями-саботажниками. Ликвидация кулака как класса произошла не по причине страха перед ними, а потому, что частное хозяйство стало тормозом для развития страны…

НЭП стала основой для следующих этапов развития экономики, совершенно необходимым переходным этапом для реконструкции промышленности и коллективизации деревни.

Индустриализация произведена за счет:

А) внутренних накоплений при НЭП

Б) помощи западных государств

В) эксплуатации трудящегося населения

До советской индустриализации многие государства проходили путь ускоренной модернизации хозяйства. Во всех случаях для этого приходилось привлекать внешние источники: либо ограбление колоний, либо кредитование промышленности. Плюс нещадная эксплуатация работающих.

СССР был первой страной, проведшей индустриализацию за счет внутренних накоплений. Сказалось преимущество социалистического хозяйства перед буржуазным – отсутствие кризисов, бОльшая заинтересованность работающего в результатах труда.

Прибыль в подавляющей части не выводилась из экономики, не тратилась на яхты, блядей и футбольные клубы. Она шла частично в карманы работающих, улучшая их благосостояние, частично – на расширение производства, ускоряя экономический рост. Принцип оплаты по труду, премирование, прогрессивная оплата труда вели к росту производительности труда и еще более ускоряли рост личного достатка и производства в целом. И как вишенка на торте – мировой экономический кризис, сделавший буржуев более сговорчивыми и позволивший приобретать технологии и целые предприятия.

Вот так – никаких буржуйских кредитов и ограбления колоний!

Насчет эксплуатации трудящихся в СССР во времена индустриализации – ерунда это полная. Эксплуатация подразумевает отчуждение части произведенного, переход части стоимости в чужие руки. В какие чужие руки переходила эта стоимость? Государство принадлежало самим рабочим, для них и их же руками на накопленные средства строились новые заводы и фабрики, железные дороги и электростанции, города, школы, библиотеки, кинотеатры… Где здесь эксплуатация?

Коллективизация была проведена в целях:

А) повышения прибыли от сельскохозяйственного производства

Б) роста экономической мощи сельского хозяйства и страны в целом

В) изживания мелкобуржуазных пережитков в сознании крестьянства

О коллективизации вы уже выше могли правильный ответ увидеть. Частное крестьянское хозяйство к тридцатым годам превратилось в тормоз экономики. Там еще ситуация усугублялась дроблением наделов между наследниками, хозяйства мельчали, эффективность падала. В мелком и мельчайшем хозяйстве механизацию не применишь, производительность труда существенно не поднимешь. А поднимать надо: крупное промпроизводство в стране развивалось вовсю. Нужно было повышать объем производства продуктов питания, т. е. товарность сельхозпроизводства. Нужны были свободные рабочие руки для строек и заводов, а их можно было быстро получить только из деревни и под условием, что в деревне эти руки освободятся благодаря механизации. Куда ни кинь – для роста экономики нужно было переходить к крупному сельхозпроизводству.

Тут еще кинем камешек в огород адептам ужасов о насильственной коллективизации и миллионов ее жертв. Во-первых, без согласия большинства эту коллективизацию невозможно было провести, люди должны были сами организоваться в колхозы, с минимально необходимым участием и руководством пролетариата и его партии. Во-вторых: предположим, что принято решение строить крупные хозяйства насильственными методами; но тогда проще и логичнее не колхозы создавать, а сразу совхозы! Но нет – большевики всячески потакали привычкам крестьян. К коллективной собственности те были в целом готовы, а вот к созданию общенародных предприятий – никак не готовы были. Сталин в своих выступлениях и статьях (в частности, «Головокружение от успехов») не напрасно настаивал именно на артели – коллективном предприятии с обобществлением только основных средств производства, а не коммуне – структуре с обобществлением всего (и женщин тоже), не зря ругал слишком ретивых товарищей на местах. Он понимал, что нельзя прыгать через несколько ступенек – шею свернешь.

Основной целью коллективизации было не повышение прибыльности – это средство, а не цель. И не изменение психологии крестьян – это промежуточная задача. Основная цель коллективизации – поддержание и ускорение роста экономики страны в целом.

Программа Движения в вопросах и ответах. Развитие социализма в СССР