January 30th, 2021

"Вечный зов". Антисоветская дрянь. Часть 2.

       Я, разумеется, всю канву фильма и романа пересказывать не буду, поэтому некоторые подробности, навроде того, что трахнуть Анфису Федора упросил отец Кирьяна, чтобы у сына исчезло желание жениться на красивой, но бедной девушке, останутся не затронуты.
       Между тем, старший из братьев Савельевых, Антон, отправленный к родне в уездный город, став рабочим, связался с шантрапой и увлекся игрой в карты. Перевоспитал его большевик-нелегал Субботин, показав, что большевики в карты резаться умеют профессиональнее всякой шантрапы. Нет такого дела, чтобы оно не по плечу большевикам было. Но это ладно, для сюжета вполне так ничего. Там другое есть. В дружках у Антона оказывается сынок одного из первых людей города, купца Полипова, Петр. Да еще Петька влюблен в девушку из рабочей семьи Лизу, которая влюблена в Антона. Станиславский: «Не верю!».
        Анатолий Иванов, сочинивший эту белиберду, был совершенно не в курсе реалий жизни в РИ. Проблема была даже не в том, что Полипов и Савельев принадлежали к разным слоям населения, отделенным имущественным положением. Дело в том, что они принадлежали к разным сословиям, сословность была почти непреодолимой преградой между ними. Не мог рабочий паренек входить в круг приятелей гимназиста Полипова, у гимназистов, купеческих и дворянских сынков, был свой круг общения, отделенный от мальчишек из рабочих кварталов. Но, еще раз, ладно, чего только в жизни не бывает. Допустим.
     В «Вечном зове» допустить таких допусков нужно много. Главное же, герои ведут себя и руководствуются какими-то совершенно нелогичными мотивами, в результате сами себя загоняют в конфликтные тупики. Да вообще, в некоторых моментах поведение героев может быть номинировано на премию Дарвина. Например, сюжет с любовным треугольником вокруг Анны Кафтановой.  Сначала Кафтанов пообещал Федору Савельеву отдать ему в жены дочь, если Федор будет ему верно служить. Оказалось, что это кулак только так прикалывался от скуки. Когда узнал о шашнях между Анной и Федором, спустил на ловеласа собак и получил себе смертельного врага. Одного врага ему оказалось мало, прикол со средним братом он повторил с младшим, Иваном, тоже пообещал ему Анну отдать. Уже когда Анна ушла к партизанам за любимым Федором Ивану должно стало быть ясно, что девка евойной никогда не будет. Но Ивану так и не стало это очевидно. Сам Кафтанов тоже не мог осознать исчезновение мотивации у Ивана оставаться его прислужником в белобандитской шайке. Дальше была совсем жесть. Шайка Кафтанова примкнула к карательному отряду полковника Зубова, Зубов приказал повесить отца Савельевых за помощь партизанам, несмотря на просьбу Ивана о помиловании. Считающийся умным и хитрым Кафтанов не смог вкурить, что теперь к отсутствию мотивации нахождения в банде у Ивана добавилась еще и… личная неприязнь, так скажем, к этим вождям белого движения уездного уровня. Любой нормальный человек мог вполне подозревать, что может получить от обиженного кирдык. Кафтанов ничего не подозревал, и Иван ему кирдык сделал.
       Да еще сам Кафтанов усугубил ситуацию, приказав Косоротову изнасиловать Анну, попавшую бандитам в плен. После этого любой идиот мог догадаться превентивно прикончить младшего Савельева. Умный кулак Кафтанов не догадался.
      Но Анна!!! Сука! Да-да, одна из главных героинь романа, к которой автор испытывал явную симпатию, сделал ее положительным героем, выглядит в отведенной ей сюжетной линии подлой сукой. Я не утрирую. Ушла в отряд за Федором, попала в плен к банде отца, где по приказу отца ее изнасиловал бывший тюремный надзиратель и садист Косоротов. Потом, когда Иван пристрелил Кафтанова и его подручного Инютина, привел Анну к красным, вышла замуж за Федора. Федор в брачную ночь обнаружил сюрприз. Стал подозревать Ивана. Родился сын блондин. Федор был брюнетом, блондином был Иван. Обиженный муж стал подозревать в ребенке сына своего брата, допытывался у жены: «Ты ему давала?» Анна отвечала:
-Нет. Иван здесь не при делах, а сын твой.
-А кому же ты подарила свою невинность, курва?
-Не скажу.
       Конечно, ей стыдно было признаться мужу, что по приказу отца… Но она видела, что подозрение Федора ведет к обострению конфликта между братьями до прямой ненависти и всё стыдилась и стыдилась. Пусть лучше Федор подозревает и ненавидит брата, чем узнает правду? Это не поведение суки? Нет?
       Анфиса и Кирьян. Женившись на Анне, Федор не перестал разгонять тоску с Анфисой почти на глазах Кирьяна, который в приступах ревности избивал жену. При этом, Кирьян, вместо того, чтобы избегать Федора, взять жену в охапку и увезти ее подальше, где она не могла бы встречать своего обольстителя, перед которым у нее не хватало сил устоять, вертелся возле трахаля своей жены, дружил с ним.
     Сам Иван, когда Федор почти прямо в глаза высказывал свои подозрения насчет Анны, избегал прямого ответа: «Отцепись, её не я, а Косоротов. Кафтанов приказал. И за то, что она побежала за тобой».
      А, да! Его же Анна просила после освобождения, когда они по лесу бежали из банды в отряд партизан, никому не рассказывать. Анька думала в первую брачную ночь с Федором на простынь налить томатного кетчупа и обмануть мужа? Она не могла догадаться на кого Федор станет думать? Но кетчупа достать не удалось. А Иван до самого момента, когда он ставшего немецким карателем Федора пристрелил, своим молчанием только подкреплял подозрения у брата.
     Конечно, в реальной жизни реальные люди так себя не ведут. Это какие-то автоматы, запрограмированные на совершение алогичных поступков, образы совершенно искусственные. Если бы существовала в СССР нормальная литературная критика, то сам роман был бы моментально разгромлен за эту катавасию с главными героями. Но вместо разгромной критики – ливень из премий и наград. Что как бы очень и очень характеризует позднесоветскую литературу в своей массе. Правда, всегда есть исключения из правил, но это не касается автора «Вечного зова»…
      
Buy for 100 tokens
***
...

"Вечный зов". Антисоветская дрянь. Часть 3.

        Первый свой срок Иван Савельев получил за… Да ни за что! Был в банде, но, как выяснилось, крови на нем не было, единственное преступление – по заданию Кафтанова самогон реквизировал у любовницы же Кафтанова Лушки. Более того, спас от расстрела организатора партизанского отряда Назарова, перебил главарей банды и партизанку Анну тоже спас. За что отмотал примерно 6 лет, если судить по книге. Освободился в 1925 году, если я точно помню. Ни хрена себе справедливая Советская власть!
     Именно на этом месте мой дед, еще терпевший блядский утренник первых серий, стал закипать. Такого вообще никогда в истории Советской власти не было, которая основным методам борьбы с послевоенным бандитизмом практиковала амнистию тем, кто не запачкал руки кровью. И Тамбовский мятеж именно так, в основном, был ликвидирован, и даже бандеровское подполье.
         Но начали расцветать цветочки, которые с развитием сюжета фильма и романа дозреют до кровавых ягодок.
       Отсидев срок, Иван познакомился с Агатой и через несколько лет вернулся в родное село. Зачем? А хрен его знает. Объяснить можно ностальгией по родным перелескам. Как раз начинается коллективизация и приезд Ивана с женой совпадает с налетом банды Лахновского, бывшего жандарма. В селе все косятся на Ивана за его бандитское прошлое. Наверно, в селе ему не могут простить, что он не расстрелял уже ставшего председателем колхоза Панкрата Назарова, а отпустил его. И, наверно, в селе у людей проснулась жалость к Кафтанову и его псу Инютину, которых пристрелил Иван. А может ему люди не могли простить самогона, который он возил от Лушки Кафтанову. Вот черт его знает, я лично не могу понять истоков неприязни земляков к младшему Савельеву.
      Добавляет недоумения крайняя подозрительная недоверчивость к нему главного чекиста района, бывшего командира разведки партизанского отряда, Якова Алейникова. Яшка всё думает, что Иван может снова взяться за прошлое. За какое прошлое – не понятно. Разве что – снова уйдет в какую-нибудь банду и застрелит ее главаря?! Да и кто бы такого взял в бандиты с таким анамнезом, у бандитов главарей излишек? Короче, чекист Алейников получился у автора романа каким-то психопатом. Шизоидом. Этот шизоид приехал в колхоз и председателю запретил принимать в него Савельева.
     Т.е., мало того, что посадили невинного человека, так еще и после отсидки продолжали его гнобить. Вот сволочи!
      Назаров чекиста послал по матушке и Ивана в колхоз принял. Лучше бы он этого не делал. Брат Федька подбил Кирьяна Инютина угнать и продать цыганам пару лошадей, чтобы подставить Ивана, пообещав больше не шпиндихорить Анфису. Кирьян поверил, лошадей увел цыганам, но Федька Анфису продолжал, змей подколодный, шпиндихорить.
       Расследовал кражу лошадей Алейников, доверился доносу Федора и укатал Ивана на десятку, заодно с Иваном и свидетеля Аркашку Молчуна, который видел, что коней уводил в табор Кирьян. Чекист точно на всю голову больной получился в романе и фильме. Подозрительный маньяк.
      И тема репрессий в «Вечном зове» - одна из основных. Алейников накуролесил. Он начал копать под всё районное руководство, во всех подозревая врагов. Секретаря райкома Кружилина кореш из обкома спас тем, что пролоббировал его перевод куда-то на Алтай. Вместо Кружилина на район пришел Полипов, когда-то завербованный в провокаторы Лахновским, вот уже вместе с Полиповым Алейников всё районное начальство в лагеря и отправил. 37-ой год, короче. Правда, автор романа еще не был в курсе про «тройки НКВД», они в «Вечном зове» отсутствуют, а то бы сюжет был еще закрученней, было бы, как Яшка тайно расстреливал и тайно закапывал в лесу трупы невинных жертв. И Панкрата Назарова за то, что он в колхоз бывшего бандита принял, закопал бы, а его жене сообщили бы, что Назарову дали «десять лет без права переписки».
      Но интересно так получается в «Вечном зове», 37-ой год, эти сталинские репрессии, выходит, проводили сбрендившие чекисты, подзуживаемые завербованными жандармами провокаторами? Сталин, случайно, не был таким же провокатором? Как бы намёк…
      Но чекисты были точно маньяками. Там их всего два и показано было: Алейников и какой-то хлыщ из области, который беседовал с Поликарпом Кружилиным. Тоже явный психопат. А от Алейникова даже жена сбежала, сказав ему на прощание: «Яшка, ты от крови одурел!»
      Ыыы! Про колхоз! Когда Ванька надумал в него вступать, в колхозе народ голодал. И продолжал голодать до самой войны, всю войну, и после войны, потому что секретарем райкома стал провокатор Полипов и разорил все колхозы в районе до войны, а потом продолжил разорение после войны.
      Что делал Полипов? Чтобы прославиться самым лучшим руководителем района, этот подлый карьерист выгребал в счет сверхплановых государственных поставок всё зерно в хозяйствах. И то, что шло на трудодни, и даже семенной фонд. Все колхозы района разорил, но зерна государству сдавал больше всех. Так в романе. Простая логика подсказывает, что так можно было год резвиться, на следующий год сеять будет нечего и ты не выполнишь план. Но логика и сюжет «Вечного зова» - суть вещи несовместимые.
      Но колхозная жизнь в романе и фильме – показательна. Нищета. Колхозники питаются одной картошкой.
      Я до сих пор помню выражение лица моего деда, который смотрел по телевизору это говно. На серии, когда Полипов перевыполнял план по хлебосдаче, дед со словами «Идрить твою ж!» подошел к телевизору и щелкнул переключателем каналов. Наш совместный просмотр говнофильма закончился.
        Дело в том, что за перевыполнение плана по госпоставкам, в настоящих реалиях тех лет, Полипова настоящие чекисты тех лет сразу же определили в троцкисты-вредители и маслину в лоб такой секретарь получил бы гарантировано. Запрещено было законом изымать в колхозах продукции больше определенного размерами обязательных госпоставок объема. Более того, Полипов, если бы он хотел сделать себе карьеру, в первую очередь заботился о натуральном наполнении трудодня колхозников, а не оставлял бы его пустым. Всё у автора получилось шиворот-навыворот.
       Нет, пропаганда колхозного строя в романе и фильме «Вечный зов» получилась показательной, согласитесь?! Это же ведь советские люди смотрели уже на исходе 70-х годов, эту чушь собачью про беспросветную колхозную жизнь, в которой даже ржаного хлеба люди вволю не ели, потому что начальство не разрешало председателю колхоза вместо пшеницы сеять рожь. Пшеница не родится, а рожь сеять нельзя.
      А ведь смотрели и верили. Люди, получившие лучшее в мире образование, смотрели верили. Верят и сегодня те же люди, которые получили это образование. Синяя Ворона – тому пример. Она, конечно, тупая курица, но с лучшим в мире образованием.
       А мне особенно понравилось, как завод сельскохозяйственного машиностроения эвакуировали в 41-м году из Украины в Шантару эту, в Сибирь, и этот завод стал выпускать… снаряды.
     На этом можно и закончить. Говнофильм, снятый по говнороману, сочиненному типичным гуманитарием-антисоветчиком (автор и был по профессии и образованию журналюгой), удостоенный многочисленных премий и наград от антисоветской власти, которая притворялась Советской.
   Нет, есть еще птицы, которые называют те времена, в которых всё это происходило (не действие фильма, а его создание и показ) – счастливой эпохой, золотым периодом СССР. Кажется, вороны, тоже шизофренией болеют. Синие – точно болеют.