February 12th, 2021

Революционная ситуация и левые блогеры

Давеча Яна Завацкая, известная в жж как Синяя Ворона, выдала удивительный пост. Пламенный коммунист, авторитет для некоторых в марксистской теории, призвала пролетариев сидеть на жопе ровно заявила об отсутствии в современном мире революционной ситуации. По её словам, у нас вообще эпоха нереволюционная.

«Вариант дожить до хоть какой-то революционной эпохи у нас один: если мы доживем до глобального кризиса, когда уже всем станет не до бытовой техники. Мы в него скатываемся, да, но скатываемся медленно и с комфортом».

Вот так, нет сегодня нищих пролетариев, считает она. А те, что есть, летают в Турцию греть пузо, и вообще… мультиварки какие-то обсуждают. Тьфу! Нет, чтобы теорию учить. Так что остаётся сознательным пролетариям крепить борьбу на профсоюзном фронте да изучать теорию.

Хотя, собственно, на что она сдалась? Чтобы профсоюзной борьбе научиться? Зачем тогда марксистская теория, которая в профсоюзной работе вообще ни к селу, ни к городу? Конечно, если речь идёт именно о тред-юнионистской деятельности или экономизме (а какая она может быть ещё, без политической организации?). В общем, о революции забудьте, пока капиталисты сами не свалят мир в глобальный смутокризис, а уж тогда…

Впрочем, пост может вызвать удивление разве что у политически неграмотного читателя. Нам в нашем движении о позиции левых деятелей давно всё понятно.

Вот, к примеру, другой пламенный красный агитатор и пропагандист Константин Сёмин в очередной раз отфутболил слушателя, пытавшегося у него узнать, почему тот не переходит от слов к делу. Ответил, что у левых пока нет организации, а его дело пропагандировать. Удобно.

Да и вообще, по мнению блогера, условия в России не сложились – граждане слишком хорошо живут, заражены мещанством и не осознают своих классовых интересов. Реальную работу коммунистов он представляет как выход на баррикады с красным флагом, что уже откровенное мошенничество. У профессора Преображенского красные только и делали, что пели хором песни, а у Сёмина – бегают с красными флагами по улицам. Вместо этого он призывает своих слушателей бежать в библиотеки и читать книги.

Такое ощущение, что агитатор Константин и в начале 1917 года утверждал бы, что не намерен звать на социалистическую революцию, поскольку у левых нет организации, народ не понимает своих классовых интересов, а хочет лишь брюхо набить хлебом, потребители!

Довелось мне как-то побывать в музее концлагеря Освенцим. Опущу тот момент, что сегодня он превращён в одну из площадок антикоммунистической пропаганды. Бросилась в глаза лишь российская экспозиция, в которой единственной, кажется, не расписывались ужасы сталинизма. А были немецкие документы о том, кто и когда пытался бежать из лагеря, сколько из них были пойманы и расстреляны, скольких не нашли.

Интересно, что чаще всего организаторами актов неповиновения становились советские военнопленные. Многие скажут, это и понятно, терять им было нечего. Но ведь и узникам из других стран тоже должно было быть всё равно. Однако же факт есть факт, как и то, что бежавшие военнопленные включались в работу партизанских отрядов на местах. Отдельные личности на этом основании делают выводы о некоей природной особости народов, населявших СССР. Оставим эту версию долбанутым националистам.

Мне же кажется, что причиной этого в первую очередь было осознание того, что у гитлеровской Германии, околофашистской Польши, Словакии, Венгрии есть реальная и гораздо лучшая альтернатива. Знали, потому что они своими глазами видели этот мир, жили в ней, сами её строили. А бороться за нечто реальное и хорошее гораздо проще, особенно если понимаешь и веришь, что это хорошее обязательно победит, чем в условиях полной безнадёги.

У евреев, поляков, чехов, цыган, самих немцев такого опыта не было. Смысл бороться, если государственная машина всё равно сильнее, а борьба в любом случае обречена на поражение? Я не говорю про всех, однако общественное бытие определяет общественное сознание.

Можно вспомнить слова Бауржана Момыш-улы, который говорил, что сражается за свою страну, потому что это его страна. В отличие от казахов образца 1916 года, которых хотели гнать на войну за чужие интересы и чужую им страну. Так и сегодня сложно найти человека, готового погибнуть за Родину, поскольку это понятие не наполнено ничем, кроме абстракций вроде духовности, берёзок да особой стати, в которую можно только верить.

Так вот, если делать аналогии (я понимаю, что любая аналогия ложна и всё такое), то современных пролетариев можно сравнить с узниками концлагеря. А леваки – это провокаторы из их числа, которые утверждают, что восстание невозможно, потому что многим заключённым и так неплохо живётся – баланда довольно густая, бараки иногда отапливаются. Можно пока организовать лагерный комитет, который будет следить за густотой этой самой баланды.

А позитивной повестки у них нет. Все гигантские экономические, социальные успехи СССР 20-30-х годов с их помощью обмазали столь густым слоем крови и прочих страданий, что пробовать такой бутерброд никто не хочет. Обмазали, к слову, руководители того самого позднего СССР, который они считают социалистическим и противопоставляют современной российской действительности.

Это и есть самая страшная диверсия с их стороны. Во-первых, как уже было сказано, именно в этот период Советский Союз эпохи Сталина фактически был признан преступным. Во-вторых, наши сограждане, хотя и ностальгируют по вкусной колбасе и никогда не запиравшимся дверям, возвращаться в этот социализм не совсем хотят.

В результате наш левый активист уподобляется либералам или охранителям, которым всегда народ не тот. Только у него не тот уже пролетарий – недостаточно плохо живёт, погряз в мещанстве, потерял где-то классовое сознание. Риторика о том, что революционной ситуации нет, значит, и революция невозможна, – это не что иное, как "Кац предлагает сдаться". А раз революция невозможна, то лучше идти в библиотеки учиться и бороться на профсоюзной ниве за улучшение жизни рабочих. По этой логике получается, революционная ситуация не возникнет никогда, ведь работа профсоюзов не приведет к ухудшению положения трудящихся, верно?

Можно сослаться на добросовестное заблуждение левых блогеров. Ведь в чём-то они правы, говорят нам в комментариях. С этим можно было бы согласиться, если бы мы не видели, что вся их якобы пропагандистская деятельность приводит лишь к забалтыванию и утилизации протестного потенциала.

Между тем, революционная ситуация в современной России, пусть её не видят левые, нарастает снежным комом. А то, что всё более усиливающимся недовольством граждан пользуются разного рода проходимцы из либерального лагеря, – это во многом заслуга наших современных Бернштейнов, Каутских и Троцких, всей своей громогласной, но пустой пропагандой отталкивающих народ от левых идей.

В заключении напоминаю, что революционная ситуация – это не только, когда верхи не могут, а низы не хотят. Ключевым пунктом является наличие революционной организации. Отвергать необходимость создания коммунистической партии, ссылаясь на отсутствие революционной ситуации, – это замкнутый круг, по которому ведут своих сторонников «лидеры мнений».

Поэтому мы, движение имени «Антипартийной группы 1957 года», с полным на то основанием называем себя единственной в России коммунистической организацией. Если вы также недовольны существующим положением, согласны с нашей программой, с которой можно ознакомиться здесь, то добро пожаловать в наши ряды.

Революционная ситуация и левые блогеры

Buy for 100 tokens
***
...