March 21st, 2021

Черновые наброски к новой книге. Часть 3.

   Нет, конечно, Сталин врал. Не просто, конечно, врал, а в политических целях. Что бы советский народ не пугался катастрофы Красной Армии, не упал духом и продолжал сопротивляться. Сталин постоянно врал. Называл себя учеником Ленина – врал. Называл себя марксистом – врал. Когда в этой же речи он говорил, что наши войска пока отступают из-за того, что у нас меньше танков и самолетов, чем у немцев – врал, потому что, согласно всем самым достоверным архивным данным, у нас танков и самолетов было в разы больше, чем у немцев. Вообще, в стране каждый второй был танкистом, а каждый третий – летчиком, в пехоту некого было брать. Войск, встретивших войну на Западе в 41-м году, было в три раза меньше, чем у немцев, а самолетов и танков было больше в 5-6 раз. Об этом не даст соврать наша самая научная историческая наука. Эта же наука нам с вами самым научным языком объясняет, почему Красная Армия, имея 20 тысяч танков против 3 тысяч немецких, отступала до Москвы: дуракам танки давать бесполезно. Дурак деревянное сломает, железное погнёт, стеклянное разобьёт. Вот когда немцы наших дураков-военных научили воевать, тогда… Тогда как раз и танки подоспели из начавших работать в эвакуации заводов, но это просто дуракам повезло. Им всегда везет. И Сталину повезло, ведь он сначала врал, что отступаем, потому что танков мало, повезло, что начали наступать, когда танки появились.
     Не везет только умным, даже местами гениальным. Как гитлеровским полководцам. У них то распутица, то мороз, то Гитлер…
    В этой книге будет много об уме и сообразительности немецких полководцев. Если вы смотрели фильмы о войне 40-х годов, то обязательно вам бросилось в глаза почти карикатурное изображение этих вояк, они там натуральными паяцами показаны. Это уже потом Георгий Жуков, заслуженный наш маршал, в конце жизни ставший, так же заслуженно, сказочником дядей Жорой, высказывался, что нельзя немцев считать дурачками, ведь это же нашу воинскую славу умаляет. Правда, дядя Жора не объяснил, почему эти умные немцы, имея в своём распоряжении людские резервы и арсеналы всей Европы, гениально отступали до самой рейхсканцелярии.
   А как они грандиозно врали своему фюреру! Причем, еще задолго до 22 июня 1941 года. Пик этого вранья пришелся как раз на окончание советско-финской войны. Немецкий генералитет представил Гитлеру анализ итогов той войны, согласно которому Красная Армия в боевом отношении почти нуль, война с финнами закончилась… позором для наших войск и, фактически, победой Маннергейма. Еще бы не победой, если германская военщина принимала самое деятельное участие в строительстве финской армии. Как можно было признать, что нарком обороны Ворошилов, слесарь без военного образования, создал армию на голову превосходящую ту, которую Маннергейму выстроили инструктора-академики?!
    Мы эту книгу с финской войны и начнем, невозможно ничего понять в Великой Отечественной войне без событий той, как ее теперь называют наши военные историки, «неизвестной войны». Почему она была неизвестной – это вы не у нас, а у них спрашивайте. Вообще то, она была очень известной, Советской правительство ее от народа не скрывало, даже обнародовало цифру наших потерь – порядка 40 тысяч человек.
      Интересно и то, что там с потерями получилась такая же петрушка, как и в Великой Отечественной, наши потери, после изучения «архивов» выросли в несколько раз, а финские усохли тоже в несколько раз.
    И не будь вранья немецкого генералитета фюреру про ту войну, еще неизвестно, решился бы он напасть на СССР или нет. Ведь именно генералы его убедили в том, что Красная Армия с финнами показала свою крайне низкую боеспособность, именно это позволило Гитлеру назвать Советский Союз «колоссом на глиняных ногах».
    А фигура Климента Ефремовича Ворошилова, главнокомандующего советскими войсками в войне 39-40-х годов – лакмусовая бумажка для всей нашей военно-исторической науки. Именно отношение этой науки к Ворошилову определяет всю ее «научность». Покажите нам хоть одного военного историка, который не отметился высказыванием, что Ворошилов не смог себя проявить в качестве полководца в современной войне, поэтому после Ленинграда ему командовать фронтами не доверяли? Гарантируем – ни одного военного историка вы не найдете. «Ни одного военного историка вы не найдете» - это не фраза неудачная. Мы специально пишем, не что нет ни одного военного историка, который другого мнения о Ворошилове, а именно, что у нас не существует военных историков. И это не преувеличение. Это факт. Если бы, например, все ученые-медики считали, что мозг находится не в черепной коробке, а в ягодицах, правое полушарие – в правой, левое – в левой, то вы бы стали считать этих придурков учеными-медиками?
    Так желание наших военных историков послать командовать фронтами К.Е.Ворошилова, члена Государственного Комитета Обороны, высшего органа власти во время войны – это такое же перемещение мозга из черепа к заднице. Сравните сами уровень должностей – член ГКО, один из пяти самых высших должностных лиц государства, и командующий фронтом.
    И этого мало, если касаться фигуры Климента Ефремовича. Его же наши историки за провальную финскую войну из наркомов обороны уволили… с повышением. И всё на основании архивных документов.
     Раньше мы еще сомневался в том, шизики они, эти наши военные историки, или просто притворяются, но после того, как начали заниматься биографией К.Е.Ворошилова, все сомнения развеялись. Там столько откровенного бреда откровенных психов обнаружилось, что теперь сам вид наших признанных историков у нас вызывает хохот. Мы на них без смеха смотреть не можем.
     Документов по Ворошилову введено в оборот историками очень много. Выглядят эти документы почти как настоящие. Почти все о том, каким тупым мудаком был Климент Ефремович. Особенно в роли наркома обороны и командующего войсками.
      Только если основываться на этих архивных документах, то … должны в архивах найтись еще кое-какие бумажки, иначе получаются серьезные нестыковки с биографией Первого маршала.
Я могу даже примерный текст, который должен быть в этих бумажках, написать. Вот как должна выглядеть стенограмма одного из заседаний Политбюро в 1940-м году:
«И.Сталин. Товарищи политбюровцы, сегодня я предлагаю разобрать персональное дело одного нашего товарища, которому мы все безгранично доверяли, но он наше доверие цинично не оправдал и поставил партию, правительство, весь советский народ в очень некрасивую позу. Речь идет о товарище Ворошилове, которого я сегодня на Политбюро не позвал, мы этот вопрос рассмотрим в его отсутствие. Почему в его отсутствие? Да это же головорез! Разве вы не знаете? Не дай бог обидится! Он же нас или саблей здесь порубает, или из нагана перестреляет. Поэтому – будем его песочить за глаза. Слово для доклада предоставляется товарищу Молотову.
В.Молотов. Товарищи, считаю своим долгом, как Предсовнаркома, доложить о том, в какое идиотское положение поставил нас мой подчиненный нарком обороны Ворошилов относительно войны с финнами. Присутствующие знают, что в планах нашего правительства было воевать с Финляндией в течение года и закончить войну сокрушительной победой, малой кровью и могучим годовым ударом. Чтобы этим прихвостням Гитлера мало не показалось. Как поступил товарищ Ворошилов? Товарищ Ворошилов, командуя нашей армией, зная о планах правительства, тем не менее сразу начал получать от Маннергейма звездюлей. Подставил войска под меткий огонь финских «кукушек»…
Голоса. А своих метких «Ворошиловских стрелков», гад такой, на войну не послал. С какой целью он их бережет?
В.Молотов. Я продолжу. Таким образом, через три месяца Клим потерпел от Маннергейма позорное поражение, наглядно продемонстрировав всему цивилизованному человечеству, что Красная Армия воевать всего один год, как это мы планировали, не в состоянии. Нанеся Ворошилову тяжелейшее поражение, опасаясь, что войскам под его общим командованием, которые просочились через линию Маннергейма, придется наносить еще раз тяжелое поражение на улицах Хельсинки, столицы Финляндии, если кто географию плохо помнит, финское правительство вынудило нас заключить непредусмотренный нашим пятилетним планом тяжелейший мир и навязало нам свои болотистые территории, содержание которых крайне обременительно для бюджета.
Голоса. Там комаров столько, что даже на пикник не выедешь! Вернуть их финнам нужно!
В.Молотов. Вам бы все на пикники ездить! А у меня пятилетний план под угрозой. По плану год на победную войну отводили, а этот … редиска этот за три месяца сдался финнам и куда теперь совать мне пятилетний план? Кобыле Буденного под хвост? Предлагаю изгнать Ворошилова с поста наркома обороны и отдать его следакам НКВД на расправу, как Блюхера. А наркомом – маршала Тимошенко. Маршал Тимошенко не виноват, что Клим им так командовал в этой войне.
И.Сталин. Ты бы, Вячеслав, шашкой так не махал. Тем более, что ты плохо владеешь боевым холодным оружием. А Клим владеет, и у меня нет желания испытать это владение на себе.
Голоса. Еще не надо забывать про его террористическую организацию «Ворошиловские стрелки»!
И.Сталин. Правильно, товарищи. Нужно трезво смотреть на ситуацию. Предложение Вячеслава я поддерживаю, только нужно как-то… деликатнее. Может дать Климу орден Ленина сначала?
Голоса. Дать! Да что ему этот орден? У него орденов полная гимнастерка на груди и еще дома в комоде запасные… Но дать надо, конечно.
Л.Каганович. Товарищи, как коммунист-еврей, иду на жертву. Предлагаю метро моего имени переименовать в имени Ворошилова.
И.Сталин. Моисеич, ты как обычно, что ни ляпнешь – всё мимо. Сам подумай: метро и маршал! Вот какой-нибудь корабль, эсминец или подводную лодку…
Голоса. Лодку не пойдет! Он гордый! Крейсер – минимум.
И.Сталин. Согласен. Назовем один из крейсеров нашего флота «Ворошилов». Достаточно ему?
А.Микоян. Мало. Как армянин предупреждаю – Клима этим не умаслишь. Что ему крейсер, если уже города его имя носят? Нужно бы еще что-нибудь для его полководческой славы придумать. Может летному училищу в Каче его имя присвоить?
В.Молотов. Идея. Академии Генштаба – имя Клима. Всё-равно там одни бараны учатся, которых немцы потом разобьют сначала и научат воевать, надеюсь. Так пусть они учатся в Академии имени Ворошилова.
И.Сталин. Кто – за? Единогласно. Расходимся?
Голоса. А должность? На пенсию отправим?
И.Сталин. Вот чуть не упустили. Спасибо, товарищи. Должность ему надо дать, конечно. Может, наркомом каким-нибудь вместо наркомата обороны? Вячеслав, есть вакансии в правительстве?
В.Молотов. Да все места заняты и свободных портфелей не имеется. Единственное – замом Предсовнаркома может?
И.Сталин. Так это же повышение! А ты его сам выгнать предлагал.
В.Молотов. Ну это я сгоряча. Буду терпеть. Куда ж деваться?!
И.Сталин. На этом считаю вопрос исчерпанным…
Л.Берия. Э-э, батоно Иосиф! Вы здесь все хитрожопые, как я погляжу. Скинули с себя проблему?! На кого? А всё на Берию! Всегда всё на меня, я за вас уже заманался тянуть всю работу.
В.Молотов. Ты чо пургу гонишь, ментяра? Бросай свои дешевые подкавырочки и по делу базарь.
Л.Берия. А ты на понт меня не бери, понял? Я и так по делу. Батоно Климентий Ефремович – человек военный и обидится, если кто-то вместо него станет главным военным. А обиженный он горячий. Возьмет и скажет: «А кто вместо меня наркомом обороны? А вот я возьму и этого карьериста всего саблей порежу!». А Берия потом отвечай перед партией, что не сохранил жизнь наркома обороны Тимошенко?
В. Молотов. И чо делать? Ты-то чо предлагаешь?
Л.Берия. А чо я? Ты эту муйню затеял, ты и предлагай.
И.Сталин. Чтобы вы без меня делали, щенки? Вечно всё за вас решать приходится. Вот такой вариант: Клима ставим на Председателя комитета обороны при Совнаркоме. И нарком обороны будет у него в подчинении. Как вам вариант?
Голоса. Принимается. Коба- гений! Да здравствует Великий Вождь Сталин!
И.Сталин. Тогда выносим резолюцию. Диктую: «За развал армии и позорное поражение в войне с белофиннами Политбюро ЦК ВКП(б) постановляет: Климента Ворошилова с поста наркома обороны снять и повысить в должности до заместителя председателя Совета народных комиссаров, возложив на него руководство наркомом обороны в Комитете обороны при СНК. За проявленное раздолбайство и пофигизм при исполнении должностных обязанностей в качестве Главнокомандующего войсками в войне с белофиннами наградить Ворошилова орденом Ленина, присвоить его имя Академии Генштаба и назвать крейсер Черноморского флота «Ворошилов». Пусть подавится, сволочь. Ничего, пройдет время и я ему все припомню. Он еще у меня в английских шпионах походит…».

Вас что-то не устраивает в этой «стенограмме»? Типа, какой-то бред? А мы здесь причем, если в нашей историографии именно так кусок биографии Климента Ефремовича выглядит?..

Buy for 100 tokens
***
...