September 12th, 2021

Книга о начале ВОВ. Черновые отрывки. Часть.7

     … Смотрите, Курская битва. Наши войска ждут начала наступления немцев. И знаете, что меньше всего волнует наше командование? Специально еще раз поднимите всё, что можете о том сражении, если нам не верите, потому что это для вас будет неожиданным – меньше всего Ставка ВГК заботилась об установлении точной даты начала операции «Цитадель». Если немцы несколько месяцев концентрируют войска в районе выступа, то, коню понятно, они там готовятся к наступлению. Подготовятся и его начнут. Когда? Да когда подготовятся и когда это для них удобно будет. Рано утром, с рассветом, чтобы наступающие войска имели больше времени действовать при естественном (можно похихикать?) освещении. Ночью наступать тяжелее, чем днем. И чтобы погода в этот день летная была. В пасмурную авиацию трудно использовать. А во время проливных дождей танкам по полям ездить тяжело.
     В какой именно день? Да в праздничный или воскресный. Во-первых, понедельник – день тяжелый. Во вторник – нужно отдохнуть после понедельника. В среду начнешь – до вечера пятницы не успеешь. А в субботу или воскресенье – хорошо. У противника выходной, красноармейцы ушли из окопов в увольнительные смотреть кино «Волга-Волга»… А если серьезно, командирам войск, стоящих в обороне и ждущих наступления противника, точная дата начала наступления нужна чисто для заключения пари между командирами: нападут в этот день или нет. Могут напасть, а могут на следующий день отложить. Или, вообще, на неделю раньше начать могут. Потому что метео-прогноз будет неблагоприятный на запланированный день и последующие несколько, а на предыдущую неделю – ясная сухая погода.
     А еще свято верующие в разведку подобны свято верующим в предсказания гадалок. Особенно в агентурную разведку. Даже если ваш агент прокрался в штаб врага с украденными ключами от сейфа с секретными планами и эти планы сфотографировал, то где гарантия, что вражеская контрразведка специально так не запланировала, создав условия вашему агенту для проникновения в сейф, с целью вашей дезинформации? Да просто командование вашего противника, даже если агент сообщил вам абсолютно достоверную информацию о его планах, на всякий случай, для полной гарантии неожиданности, перенесло срок начала операции на день-два раньше. А у вас в это время бойцы отпущены в увольнение в ближайший населенный пункт пообщаться с гражданским населением. Вы же в разведу поверили. Или, враги накануне вечером решили, что именно в это воскресенье они еще не готовы и перенесли срок на неделю позже. А вы свои войска подтянули к передовым окопам и с рассветом вражеская разведка в стереотрубу наблюдала и фиксировала точные координаты ваших оборонительных рубежей. Через неделю по ним будет нанесен точный артудар.
    К Рокоссовскому перед началом немецкого наступления под Курском разведчики привели пленного сапера. Тот сообщил – утром 5 июля начнется наступление, уже снимается заграждение на рубежах атаки. Константин Константинович не бросился в панике к телефону орать в трубку: «Тревога! Тревога!» - войска и так сидели в окопах и ждали немцев. Еще до того, как точная дата атаки стала известна. Уже давно сидели. И охранение выставляли, и наблюдение вели, и боекомплект у них  был в наличии, всё было.
    Информация пленного о точном часе наступления была, конечно, полезна. Только не в вопросе приведения войск Центрального фронта в боевую готовность. Рокоссовский решил рискнуть – нанести артиллерийский удар по рубежам, на которые гипотетически могли выйти войска противника для развертывания атакующих порядков. Ставка разрешила ему рискнуть. Сомнения были в информации от пленного. Немцы могли специально его подсунуть. Рискнули. И до последнего момента не были уверены, что информация точная. Только когда на Воронежском фронте началось, а у Рокоссовского было еще тихо – поняли, что рискнули не зря, снаряды даром не пропали, срок начала атаки был сорван.
     Но это в условиях соприкосновения фронтов! Когда своя разведка боем захватила языка и язык стал давать показания. И то сомневались в этих показаниях до последнего момента, пока они не подтвердились действиями противника.
    Масштаб всего лишь одного из фронтов и драматическая ситуация насчет полученной точной даты начала операции. Константин Константинович ее как драматическую и описывал.
    А теперь представьте не масштаб фронтовой операции, а масштаб обороны ВСЕЙ страны. И на фоне этого масштаба Сталин ждет, когда ему разведка сообщит о точном времени нападения Германии. Ему край как нужна эта дата. А наша разведка только и делает, что занята установлением этой даты. Причем, Сталин даже еще не нарком обороны. Нарком обороны Тимошенко. Но начальник ГРУ информацию разведки направляет Сталину, а не своему прямому начальнику – Тимошенко. Так в нашей историографии это зафиксировано. Как не подлежащий сомнению момент.
    Это всё происходило потому, наверно, что Сталин военным не был. А Семен Константинович был военным, поэтому ему точная дата нападения была неинтересна. Абсолютно неинтересна. Наверно, Семен Константинович так своей разведке и сказал: «Вы мне от этих Зорге разных всякую лабуду не носите. Отправляйте это шпаку Сталину, он читать любит и читает много, по 500 страниц в день, а у меня нет времени на всякую ерунду».
    А 21-го июня Тимошенко со своим начальником Генштаба Жуковым сами прибежали к Сталину с донесением о немецком перебежчике-ефрейторе и стали уговаривать его разрешить поднять войска по тревоге. У Рокоссовского свои разведчики языка взяли и то – сомневались. А тут какой-то перебежчик и начальник Генштаба Жуков, отвечающий за разведку, ни разу не сомневался.
    Для кино эта история – в самый раз. И для рассказов дяди Жоры про его полководческие подвиги. Для реальности – ей нет в реальности места. Потому что в реальности Сталин если бы сразу не уволил без разговоров с их должностей Тимошенко и Жукова, то, хотя бы, начал эту процедуру с вопроса: «Э-э, военные люди, а что, когда немцы начнут переходить границу и завяжется перестрелка с пограничниками Берии, вы не успеете поднять войска по тревоге и вывести их на оборонительные рубежи?»
   На этом вопросе всё и закончилось бы. Этим вопросом можно закончить и всю нашу позорнейшую историографию о начале войны. Понимаете, даже в абсолютно мирное время войска приграничных округов, те из них, которые должны встретить еще абсолютно гипотетический первый удар противника, дислоцируются и живут по распорядку такой боеготовности, при которой они в состоянии успеть подняться по тревоге, выдвинуться к рубежам обороны и приготовиться к отражению наступления врага по расчетному времени, определяемому не с момента получения шифровки от какого-нибудь Зорге, а с момента начала перехода войсками противника границы.
       Картина, знакомая нам по фильмам о начале войны, когда бойцы Красной Армии просыпаются утром 22 июня в казармах, разбуженные взрывами снарядов и бомб между кроватями, к реальности никакого отношения не имеет. Не располагаются казармы частей даже приграничных округов на расстоянии дальности действия артиллерии вероятного противника. Насчет действий авиации противника – а зачем тогда в РККА создавались войска ВНОС?.. Исключения бывают, как в Бресте. Но до Бреста нам еще рано…
     Пока остановимся на том, что только 25 февраля 1956 года стало известно, насколько было важным узнать  точную дату начала войны. До этого дня никто о важности данного вопроса даже не догадывался. Спасибо дорогому Никите Сергеевичу, а то бы так и не узнали…

    Благодарю за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582

Buy for 100 tokens
***
...

Книга о начале ВОВ. Черновые отрывки. Часть.8

    Узнали советские люди после 20-го съезда КПСС и нечто еще более для них неожиданное: «Если взять многие наши романы, кинофильмы и исторические "исследования", то в них совершенно неправдоподобно изображается вопрос о роли Сталина в Отечественной войне. Обычно рисуется такая схема. Сталин все и вся предвидел. Советская Армия чуть ли не по заранее начертанным Сталиным стратегическим планам проводила тактику так называемой "активной обороны", то есть ту тактику, которая, как известно, допустила немцев до Москвы и Сталинграда».
    Оказалось, что всё это неправда. Не так всё было. Оказалось, что «До войны в нашей печати и во всей воспитательной работе преобладал хвастливый тон: если враг нападет на священную советскую землю, то мы ответим на удар врага тройным ударом, войну будем вести на территории противника и выиграем ее малой кровью. Однако эти декларативные заявления далеко не во всем подкреплялись практическими делами, чтобы обеспечить действительную неприступность наших границ». Т.е., декларировали неприступность границ, а сами отступали до Москвы. Не исполнили обещаний, данных в декларациях.
    Вы давно обновляли ваши знания о знаменитом секретном докладе Н.С.Хрущева? Я вам советую текст этого доклада всегда держать перед глазами, когда вы читаете исследования историков наподобие А.Исаева. Для понимания того, чьи уши торчат из исследований этих историков. Уши дорогого Никиты Сергеевича.
    А теперь кое-что из резолюции по пятилетнему плану развития народного хозяйства СССР, принятого на последнем предвоенном съезде партии:
«Обеспечить должный контроль за выполнением решений ЦК ВКП(б) и СНК СССР о запрещении строительства новых предприятий в Москве и Ленинграде, а также распространить это постановление на Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Горький, Свердловск, в которых впредь запретить строительство новых предприятий.

б) В таких экономических очагах страны, как восточные районы, Урал и Поволжье, в третьей пятилетке создать предприятия-дублеры по ряду отраслей машиностроения, нефтепереработки и химии, чтобы устранить случайности в снабжении некоторыми промышленными продуктами с предприятий-уникумов.

в) Предусмотреть более быстрый рост объема капитальных работ и строительство новых предприятий в восточных и дальневосточных районах Союза ССР. Продолжать всемерно развитие металлургической базы в этих районах, для чего из общего количества доменных печей три четверти их построить в третьей пятилетке в восточных районах страны.

Создать новую крупную производственную базу текстильной промышленности на востоке СССР с переработкой среднеазиатского хлопка. На Дальнем Востоке предусмотреть быстрые темпы развития добычи угля, а также цемента в размерах, обеспечивающих полностью его потребности».
     И еще раз из статьи Михаила Васильевича Фрунзе: ««Анализируя вероятную обстановку наших грядущих военных столкновений, мы заранее можем предвидеть, что в техническом отношении мы, несомненно, будем ниже наших противников. Обстоятельство это имеет для нас чрезвычайно серьезное значение, и мы, помимо напряжения всех сил и средств для достижения технического совершенства, должны искать пути, могущие, хотя до известной степени, уравновесить эту, невыгодную для нас, сторону… Размеры наших территорий, возможность отступить на значительное расстояние, не лишаясь способности к продолжению борьбы и прочее, представляют благоприятную почву для организации маневров стратегического характера, т.е. вне поля боя».
     Сложился пазл? Каких-то деталей вам еще не хватает? Наверно, единственной – почему тогда нарком обороны Ворошилов на каждом своем публичном выступлении, касаясь вопросов будущей войны обещал малую кровь и на чужой территории?  Вообще, не на каждом публичном и не в каждом выступлении. В своем докладе 18-му съезду партии Климент Ефремович прямо сказал, что будущая война будет длительной и изматывающей. Но, вы правы, и Хрущев прав – обещал тройной удар и чужую территорию.
     Обманывал Климент Ефремович советский народ и мировую общественность, нужно было ему честно и откровенно докладывать о планах своего ведомства:
«Враг пусть не рассчитывает на легкую победу. Мы от границы будем отступать, изматывая врага контрударами в ходе маневренной обороны, одновременно эвакуируем промышленность на Восток, там на новых предприятиях и предприятиях-дублерах развернем выпуск вооружения и боеприпасов, ликвидируем техническое и материальное отставание. А в тылу врага будет вестись партизанская война, его растянутые коммуникации станут объектами партизанских диверсий…».
      Именно так и должен был говорить Ворошилов. Только так и не иначе. А то получилась какая-то ерунда, начальник германского Генштаба Гальдер рассчитывал, что вся Красная Армия отмобилизована и стоит на границе, через две недели после 22 июня сделал вывод, что войну они выиграли, а по факту оказалось, что война  только начинается. А всё почему? Потому что Ворошилов обманывал насчет планов!..
    Благодарю за поддержку

карточка Сбербанка 2202200535946089.

карточка Тинькофф 5213 2439 6756 4582