p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Сначала Энгельс упрощал Маркса...

Нет, но эти "усложнители" нашли гениальный способ - усложнить Маркса антимарксистами. Просто гениально!

Чудики, а Энгельс-то что упростил? Из "Капитала" тайком страницы вырвал? Или еще что?

Оригинал взят у rjadovoj_rus в Сначала Энгельс упрощал Маркса...
Оригинал взят у olom1980 в Сначала Энгельс упрощал Маркса

Газета "Суть времени", опубликовано в №106 от 3 декабря 2014 г., из статьи "Четвертый этаж — 15", Сергей Кургинян



Невероятно сложное марксистское учение становится в СССР государственной идеологией. И даже чем-то бóльшим. Сотни миллионов людей должны, так или иначе, с этим соотноситься. Им преподают это учение в более или менее адекватной форме.

Многие из этих людей либо с трудом читают по слогам, либо, научившись бойко читать, с большим трудом приобщаются к тем пластам культуры, которые еще недавно были для них недоступны и к которым ох как непросто приобщиться, даже научившись бойко читать.

Между тем, настоящий марксизм требует от тех, кто хочет его освоить, приобщенности к очень и очень многому. К чему именно? Ну, например, ко всему тому, чем свободно оперировал великий Гегель, этот учитель Маркса, являвшийся одним из сложнейших философов своего времени. Да, конечно, Маркс кардинально переосмыслил Гегеля. Но ведь он смог его переосмыслить только потому, что по-настоящему Гегеля проработал. И ведь не только Гегеля.

Будучи одним из по-настоящему глубоко образованных мыслителей своего времени, Маркс оперировал всей полнотой приобретенных знаний. А значит, настоящее освоение Маркса требовало способности так же оперировать знаниями, освоенными с аналогичной глубиной. Но для тех, кому сказали: «Осваивайте марксизм, потому что он сейчас является государственной идеологией, символом веры, мобилизующей наш народ на великие свершения», такое освоение Маркса было в принципе невозможно.

Возник колоссальный запрос на упрощение марксизма. Это упрощение осуществлялось в несколько этапов.

Сначала Энгельс упрощал Маркса.

Потом другие упрощали Энгельса.

Потом оказалось, что и эти другие слишком сложны, и что их тоже надо упрощать.

А потом всё возьми да рухни.

А раз так, то превращение руин, на которых мы прозябаем, во что-то новое и более совершенное, чем рухнувшее прошлое, требует именно антиупрощенчества. Без которого все разговоры о подобном превращении, об искуплении содеянного и так далее не стоят ломаного гроша. И только потому, что мы встали на путь антиупрощенчества, то бишь на путь не заумной и конструктивной сложности.


Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments