p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Ворошилов . (из черновика книги).

Сегодня советско-финская война наиболее добросовестными исследователями уже считается  войной оболганной.  Постепенно осыпаются наслоения самой беспардонной лжи. Не хватает для полной правды малого – смелости этих исследователей признать, что, несмотря на все сложности, которые сопровождали компанию, ведущуюся молодой Красной Армией, она по своей успешности не знает аналогов в истории.
      Всего за три с небольшим месяца  государство с одной из самых сильных армий Европы, да еще эта армия активно готовилась несколько лет к вооруженному конфликту, было…   Армия, созданная под руководством Климента Ефремовича Ворошилова,   международную проститутку Суоми поставила в позу бобра и  изнасиловала в самой извращенной форме.   И сделала это так быстро, что даже кандидаты в сутенеры не успели прибежать на помощь этой даме, настолько быстро она поняла, что лучше расслабиться и получить удовольствие, а не продолжать  ёрзать под большевистским чудовищем.    Кроме смеха,  более адекватного сравнения, чем этот «сексизм» для финской войны подобрать невозможно.
       А руководитель  этой   победоносной военной операции получил самую высшую оценку, которую только можно было придумать.   Академии Генерального Штаба было присвоено имя Климента Ефремовича Ворошилова.  Понимаете?  Если такому заведению присваивают чье-то имя, то это значит только одно: рядом с этим человеком равнозначных полководцев нет. Он – эталон.
     Да, известно, что командовал фронтом Семен Тимошенко.  Собственно, он был учеником Ворошилова. На карьеру его посмотрите, вам станет это понятно.  Но общее руководство осуществляла  Ставка Главного Командования Красной Армии в составе Главнокомандующего К.Е.Ворошилова, народного комиссара Военно-Морского Флота  Н.Г.Кузнецова, Начальника Генерального Штаба РККА Б.М.Шапошникова и члена Главного военного совета РККА И.В.Сталина.
       У нас давно уже «всем известно», что Климент Ефремович  только «комаринского» на пару с Буденным плясал на даче у Сталина, а Иосиф Виссарионович плясунам в ладошки хлопал, да армиями за них командовал.           Но благодаря  одному человеку, я имею  веские основания утверждать, что Ворошилов лично руководил всей зимней компанией 1940 года.
 Мало кто знает, что кроме Константина Константиновича Рокоссовского, у Сталина был еще один любимец из числа будущих маршалов. «Хитрый ярославец», как он называл его, Кирилл Афанасьевич Мерецков. Герой финской компании.
         Хрущевско-брежневские, а потом вслед за ними и современные твари, называющие себя историками,   в отношении этого полководца, полководца с большой буквы, совершили подлость, гнусность которой описать …  Твари, за это просто нужно в морду бить. Желательно кастетом. И потом добивать ногами пока не обмочатся.
      Иезуитски рисуя из Кирилла Афанасьевича жертву сталинской тирании, они наклеили на него ярлык «обоссанного маршала».
      История такова.  Смрадная мразь О.Ф.Сувениров в  своей книге «Трагедия РККА. 1937-1938 год»  привел слова Марии Бергольц, сестры известной поэтессы, которая  смакуя  свои фетишистские (кажется, так называются подобные половые извращения)  фантазии,  описала разговор с каким-то бывшим сослуживцем Мерецкова. Якобы, Кирилл Афанасьевич когда-то плакал, что ему жить не хочется, потому что особисты в НКВД ему мочились на голову.
        Понятно, что придумать такое, да еще и растиражировать,  могла только  откровенная блядь.  Я не собираюсь даже слова выбирать.
    Что самое интересное, ложь о Кирилле Афанасьевиче  выросла из  … ничего,  по сути.  Из временного, якобы,  провала  в его воспоминаниях с 24 июня по сентябрь 1941 года. «Историки» начали выяснять причины этого  и просто из пальца высосали арест, застенки и пытки. В прямом смысле слова.  Потому что никаких документальных подтверждений  у них не имелось.
        Зато имелись показания арестованного 4 июля 1941 года Дмитрия Павлова:
«…Уборевич и Мерецков всегда всему командному составу прививали германофильские настроения, говорили, что нам надо быть в союзе с Германией, так как германскую армию они очень высоко ценят, всегда ставили в пример немецких офицеров. Я разделял эту точку зрения»,
«После испанских событий мои отношения с Мерецковым до последних дней продолжали оставаться самыми хорошими, Мерецков по-прежнему оказывал на меня большое влияние, и все его указания по военной линии (он был тогда начальником Генштаба и начальником боевой подготовки) я выполнял, не вникая в их сущность.Как показали дальнейшие события, эти указания Мерецкова были вредительские, так как они сводились к затягиванию сроков боевой подготовки вверенного мне округа, что в настоящее время было недопустимо.Мерецков всегда внушал мне, что Германия в ближайшее время воевать с Советским Союзом не будет, что она очень глубоко завязла в своих военных делах на Западном фронте и в Африке»…
       Только вот незадача, следователи, которым доверили вести самое важное на в то время уголовное дело, дураками не были по определению.  Поэтому маневр Павлова был разгадан.  Арестованный генерал, начал сочинять масштабный заговор в РККА с целью затянуть следствие, а там…  фронт он же все-таки немцам открыл…
       Поэтому следователь загнал его в угол довольно простыми вопросами, поймав на противоречиях в показаниях:
«Вопрос: Выходит, что к заговорщической работе вы были привлечены Халепским, тогда как в начале допроса вы показали, что в военно-заговорщическую организацию вас вовлек Мерецков. Как это понимать?»
«Вопрос: Сомнительно, чтобы Мерецков, не заручившись предварительно вашим согласием примкнуть к заговорщической организации, раскрыл бы перед вами ее руководителей в лице Тухачевского и Уборевича. Правильно ли вы показываете?»
«Вопрос: Какие практические задачи поставил перед вами Мерецков?
Ответ: В этот раз никаких практических заданий Мерецков мне не давал».
       Маневр не получился, НКВД не стал раскручивать  мнимый заговор, Павлова 22 июля  приговорили к расстрелу.
        Но пятно «историческое» на Кирилле Мефодьевиче осталось.  Только вот нестыковочка – Павлова-то арестовали 4 июля, а провал в воспоминаниях Мерецкова – с 24 июня!
        Но исторической науке всё подвластно!  Тогда маршала прилепили к делу о заговоре военных 1937-1938 годов, в котором фигурировали  командарм 1-го ранга И.Ф.Федько, командармы 2-го ранга Н.Д.Каширин, И.А.Халепский и прочие.
        Только опять нескладно получается. Заговорщиков расстреляли в 1938 году, а Мерецкову зачем-то даже Генштаб доверили.   Это в НКВД вредители были или такие же «интеллектуалы», как еще один «историк» Черышев, который эту версию развивал?
      Очень не хватало, конечно, документального подтверждения, что одного из самых прославленных маршалов кровавый Сталин все-таки швырнул в застенки и там ему на голову писали сатрапы Берия. Но, кто надеется, тот дождется чуда. И чудо произошло – в 2001 году ФСБ рассекретила один документ:
««Секретарю ЦК ВКП (б) Сталину И.В.
В напряженное время для нашей страны, когда от каждого гражданина требуется полностью отдать себя на защиту Родины, я, имеющий некоторую военную практику, нахожусь изолированным и не могу принять участие в освобождении нашей Родины от нашествия врага. Работая ранее на ответственных постах, я всегда выполнял Ваши поручения добросовестно и с полным напряжением сил.
Прошу Вас еще раз доверить мне, пустить на фронт и на любой работе, какую Вы найдете возможным дать мне, доказать мою преданность Вам и Родине.
К войне с немцами я давно готовился, драться с ними хочу, я их презираю за наглое нападение на нашу страну, дайте возможность подраться, буду мстить им до последней моей возможности, не буду щадить себя до последней капли крови, буду бороться до полного уничтожения врага. Приму все меры, чтобы быть полезным для Вас, для армии и для нашего великого народа.
28.VIII.-41 г. К. МЕРЕЦКОВ".
   Ну, Сталин расчувствовался и доверил служивому участнику заговора поработать, тем более, что он немцев презирал за наглое нападение. Такое впечатление, что в архивах ФСБ  работают одни писатели-юмористы.
    Но и это еще не всё. Самое «удивительное», никаких временных провалов, фактически, в мемуарах Кирилла Афанасьевича нет:
«Наступило утро второго дня войны. Я получил срочный вызов в Москву. Уезжая, распорядился, чтобы Военный совет округа поставил в известность уже находившегося в пути А. А. Жданова о намеченном. Позднее мне говорили, что Жданов прилагал много усилий к тому, чтобы быстрее выполнить этот план. В тот же день, то есть 23 июня, я был назначен постоянным советником при Ставке Главного командования».
И ни слова про арест и пытки. Просто представьте, генерала выдергивают в Москву, назначают на высокую должность, а потом арестовывают! К чему такая канитель? Сразу заковать в кандалы нельзя было? Без кадровой волокиты?
    Но продолжение воспоминаний Кирилла Афанасьевича вообще версию об аресте хоронит:
«В сентябре 1941 года я получил новое назначение. Помню, как в связи с этим был вызван в кабинет Верховного главнокомандующего. И. В. Сталин стоял у карты и внимательно вглядывался в нее, затем повернулся в мою сторону, сделал несколько шагов навстречу и сказал:
— Здравствуйте, товарищ Мерецков! Как вы себя чувствуете?
— Здравствуйте, товарищ Сталин! Чувствую себя хорошо. Прошу разъяснить боевое задание!
И. В. Сталин не спеша раскурил свою трубку, подошел к карте и спокойно стал знакомить меня с положением на Северо-Западном направлении...»
Во как! Не из узилища вышел прямо к приемной Главнокомандующего, а новое назначение получил!
Нет, конечно, если Сталин у кого-то состоянием здоровья поинтересовался, то, наверняка, этого человека предварительно Берия сапогами по лицу и почкам пинал, никак иначе.
Имеется, конечно, некоторая недоговоренность в мемуарах маршала.  Только писал он не во время царствования «кровавого тирана», а в конце 60-х годов, так что мог и похвастаться званием жертвы тоталитаризма. Вон Горбатов так и сделал.  И ничего.  Цензура пропустила.
Но  что цензура вырезала из книги Мерецкова – можно только догадываться.  Только не арест.
А вот о Клименте Ефремовиче уже писать как о талантливом полководце цензура не дозволяла.  Да еще назвать его победителем финнов! Но Кирилл  Афанасьевич  нашел выход,  он сделал это так, что любому мало-мальски военному сразу всё станет ясно:
«Танковый командир Д. Г. Павлов не разобрался в обстановке. Ему представилось, что это наши ворвались в траншеи противника, а по ним ведет огонь своя артиллерия. Он позвонил по телефону К. Е. Ворошилову. Нарком обороны, услышав о происшедшем, приказал прекратить артподготовку. Пока выясняли, что случилось, время ушло, и ворваться в расположение врага прямо на плечах его солдат не удалось»...

 
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 74 comments