p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Ворошилов . (из черновика книги).

А вот о Клименте Ефремовиче уже писать как о талантливом полководце цензура не дозволяла.  Да еще назвать его победителем финнов! Но Кирилл  Афанасьевич  нашел выход,  он сделал это так, что любому мало-мальски военному сразу всё станет ясно:

«Танковый командир Д. Г. Павлов не разобрался в обстановке. Ему представилось, что это наши ворвались в траншеи противника, а по ним ведет огонь своя артиллерия. Он позвонил по телефону К. Е. Ворошилову. Нарком обороны, услышав о происшедшем, приказал прекратить артподготовку. Пока выясняли, что случилось, время ушло, и ворваться в расположение врага прямо на плечах его солдат не удалось»...

Вот только один этот отрывок из воспоминаний Кирилла Афанасьевича говорит о том, что непосредственное руководство всеми войсками  осуществлял Ворошилов.

Конечно, цензоры поработали усердно.  Во всем описании финской компании в книге Мерецкова «На службе народу»  фамилия Семена Константиновича Тимошенко, прямого начальника автора, командующего фронтом, вообще не упоминается, он только там назван командующим фронтом – и всё.   Под запретом уже были и Тимошенко, и его учитель Ворошилов.  И само описание компании похоже на бред перестроечных дятлов в слегка смягченном виде.  Да еще Сталин  непосредственно всем руководил и чуть ли не каждый командир полка ему звонил и получал указания.

Главнокомандующий – К.Е.Ворошилов, командующий Северо-Западным фронтом – С.К.Тимошенко  были Сталиным унижены и поставлены в положение придурков, которые только сидели в штабе и глазами лупали, уставившись на карту. А Иосиф Виссарионович в их присутствии по телефону командовал армиями и дивизиями.  Т.е. и сам Сталин в этой ситуации смотрится не вполне руководителем государства, а управленческим недоумком.

Подобрал, называется, кадры себе. 

Советское руководство понимало, что война легкой не будет, на быструю победу рассчитывать не приходится: «… война в Финляндии очень трудная. Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза...[Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили — район Колаярви и Петсамо. Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуострова Ханко, но он воевал 21 год.

Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна два года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии. Мы знали, что Екатерина II два года вела войну и ничего особенного не добилась.

Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области.

Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь, окружали, брали в плен, штабы уводили, финны окружали, брали в плен то же, что и было. Всю эту штуку мы знали и считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 г….» (И.В.Сталин).

  Тем более, что противник, в лице Карла Маннергейма, был серьезным и подготовился он к войне основательно.  План финнов был простым и грамотным. Понимая, что сосредоточить большую массу войск с Советской стороны  реально   только в районе Карельского перешейка (остальные направления по природно-географическим условиям в этом плане крайне неблагоприятны), на этом направлении, в глубине от 20 до 60 км  от советско-финской границы,  была выстроена мощная оборонительная линия, сопоставимая с известной линией Зигфрида.

Кроме того, путь от Карельского перешейка – самый близкий к Ленинграду. И если бы Красная Армия начала одновременно операции со всех направлений границы, то попала бы в западню.  Та группировка, которая стала бы наступать на линию Маннергейма, была бы быстро обескровлена, отброшена за предполье, которое стало бы плацдармом для сосредоточения финских войск, нацеленных на удар по уже беззащитному Ленинграду.

  А западни мы избежать не могли в любом случае, потому что Маннергейм разбил свою армию на пять оперативных войсковых объединений:

группа генерала Валениуса (Мурманское направление),  группа генерала Туомпо и шведская добровольческая  бригада генерала Линдера (Кандалакшское направление), 4-й армейский корпус генерала Хеглунда (Беломорское направление), группа генерала Талвела (Петрозаводское направление), 5-ю армия генерала Эстермана и Аландскую группа (Ленинградское направление).

И в случае сосредоточения основных сил только на Карельском перешейке, финны начали бы наступление на других участках и раздергали бы советские войска.

     Проблема была еще и в том, что правительство Суоми провело всеобщую мобилизацию, поставив под ружье 600 тысяч человек, почти всё боеспособное население.  А фронт был один! Вот все 600 тысяч стояли против войск Ленинградского военного округа, которым командовал Мерецков.

Конечно, Финляндия страна маленькая, население всего 3,5 миллиона, а Россия большая…  Только у России и граница немного длиннее и «друзей» на тех границах больше.  Но, ладно, можно было и два миллиона мобилизовать…  Но!  А куда их воткнуть, эти 2 миллиона?  Плацдарм-то узкий!  Да еще и транспортная сеть на севере хлипкая – армия от голода просто опухла бы, даже не до снарядов было бы. Оставалось только на небольшие плацдармы вводить частями войска и бросать их по частям на вражескую оборону.  Светила перспектива Вердена.

   А там и международная поддержка могла к горячим парням подоспеть.

   Маннергейм учёл всё. Кроме одного фактора.  Боевой опыт и полководческий талант Климента Ефремовича Ворошилова.    И сам попал в западню…

Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment