?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Flag Next Entry
p_balaev

Из "Ворошилова". Кажется, к лету точно закончить книгу успею.

         Биографы Климента Ефремовича писали, что родился будущий революционер в семье железнодорожника.  То ли родословную ему пытались рабочую придумать, как вожаку пролетарских масс, то ли просто невнимательно отнеслись к биографии своего героя.  Да, в железнодорожной будке  Марья Васильевна родила  Клима,  как раз в тот период муж ее устроился на работу путевым обходчиком.  Только рабочая биография Ефрема недолго длилась.
       Как Климент Ефремович вспоминал, его батя был  не безответной скотиной.  Несправедливости никому он не прощал.  А бороться с несправедливостью старый неграмотный солдат мог не  сочиняя челобитные, а только одним, доступным ему способом – в морду!  Разбитой мордой какого-то небольшого начальника  (за большого на каторгу отправили бы) и закончилась  «рабочая биография».  Семья из будки переселилась в землянку.
         Это белорусские партизаны преодолевали тяготы и лишения партизанской жизни, бросив села, оккупированные немецко-фашистскими захватчиками, и скрываясь на базах в лесах, живя в землянках.  Тяжело им было.
       Вот как народ разбаловался к тому времени!  Ворошиловы  без всякой оккупации себе выкопали землянку, в ней с пятью детьми обитали и даже не уходили диверсии на железной дороге устраивать. Обыденно это было для тех лет в  их социальном слое. Дно.
       Что удивительно,  это дно общества считалось у тогдашних марксистов  крестьянской мелкобуржуазией.  Муж – из крестьян, жена – из крестьян, на заводе не работают. Даже в городе не живут .   Правильно же? Кто они? Крестьяне. Всё логично. Только один «нелогичный» Ульянов-Ленин понимал, какая это «мелкобуржуазия».
        Вот в таких условиях Ворошиловы и  «настрогали» пятерых детишек, приняв посильное участие в  процессе роста народонаселения Российской Империи.   Еще женился Ефрем Андреевич поздновато, а то бы и больше успел  в этом плане сделать.  Можно, конечно,  с позиции сегодняшнего дня  фыркнуть: а головой какой думали, когда нищету плодили?
      Думали какой нужно головой.  Если детишек не будет или совсем мало будет, то кто в старости, когда окончательно на работе надорвешься, кормить тебя будет?  Руки на себя наложить? Так вера православная  самоубийц осуждала.  Вот и старались люди плодиться, не ради любви к детям, а ради куска хлеба в старости.  Конечно, еще и с противозачаточными средствами проблемы были в те времена, но если бы так нужно было, то, поверьте, нашли бы достаточно способов избежать нежелательной беременности.  Было и такое, разумеется, что нищета просто вдавливала людей совсем в животное состояние и они уже жили и размножались, как животные. И такое было.
         Тот факт, что сегодня население Земли растет с бешенной скоростью только об одном и свидетельствует – большинство населения планеты еще живет в такой нищете, что только на детей и рассчитывает в старости.  Там, где есть достойная пенсия – рождаемость ушла вниз до уровня простого воспроизводства народа. Даже еще ниже.  А запустила этот механизм во всем мире Советская власть с социализмом.   И только на социализм еще можно землянам надеяться, что он не даст их потомству расплодится так, что  человечество обгложет «шарик», как стая саранчи гороховое поле.
       Родилось у Ворошиловых трое девочек и два мальчика, Клим был предпоследним.  В полном соответствии со статистикой детской  смертности, два ребенка умерли.
        Самый младший, девочка Соня – от оспы, вспыхнувшей в уезде.   Конечно, прививок ни у кого не было, поэтому выкосило людей прилично болезнью.   «Совершенно случайно»  у Ворошиловых только одна, самая младшая девочка заболела.  Вся семья жила в землянке, тесно контактировала с  больной Соней и никто не заразился. Народ был такой богатырский, отборный?  Некоторым может показаться, что высокая детская смертность в Империи вела к тому, что выживали только самые стойкие, некоторые видят в этом даже плюсы.  Ерунда всё это. Нищета и работа надрывная гробили здоровье народа и люди были больными, слабыми,  уже взрослыми от обычной простуды и ангины (как мой прапрадед)  в гроб сходили.
         Просто  оспа  многих крестьян стороной обходила.  Прививая людям коровью оспу, не опасную для человека,  врачи еще в 18-м веке  стали бороться с этой инфекцией.   Мария Васильевна и Ефрем Андреевич из крестьян,  предпоследний ребенок в семье – Клим,   к моменту вспышки оспы  пастушком работал, т.е.почти  вся семья уже контактировала с коровами.  Что там с эпизоотической обстановкой, с инфекционными болезнями животных,  было в России, можно только догадываться, если даже людей от особо опасных инфекций не прививали.  Гарантировано, на коровью оспу  ветеринары даже внимания не обращали, да и ветеринаров было еще меньше, чем медиков .  Поэтому  крестьяне «самопрививались» .  Никакой сверхустойчивости организма. Обычный приобретенный иммунитет.  Кто-то вообще не болел, кто-то в легкой форме, только следы в виде оспинок на лице оставались.  Соня Ворошилова была очень маленькой, поэтому не успела от больной коровы заразиться,  иммунитет получить.
        Ни один врач, само собой, в землянку к Ворошиловым не заглянул. Как больной ребенок мучился можно только представить, если уже с умершей Сони, когда ее хотели обмыть перед похоронами, не смогли снять рубашку- прилипла к гнойным струпьям.
      Аппетитно хрустели в царстве французские булки под вальсы Шуберта.
      И никто на внимания не обратил на судьбу Сони, ни один «культурный» человек не написал возмущенную статью в газету…  Дело-то обыденное.  Таких Сонь Ворошиловых…! Всех не пережалеешь.    
 Самое интересное, это всё происходило в одной из богатейших и сельскохозяйственных, и промышленных губерний России. Что творилось в кондовом Нечерноземье  -  об этом лучше не надо,  лучше зря себе нервы «славным историческим прошлым» не трепать.
        Через полтора десятка лет «великий белый царь» нарвался на войну с Японией. Только потому нарвался, что презрительно не желал разговаривать с микадо по поводу возникших межгосударственных проблем. Умные люди будущего православного святого предупреждали: война будет. Он отвечал: «Не посмеют».  Ну, японцы же совсем азиаты, как они могут посметь с европейцами воевать?!    Европейцы.  У него народ, как дикие варвары,  в землянках живет и от оспы мрёт, но зато -  западнее Уральских гор! Вот азиаты «европейцам» и устроили Цусиму.
       Одно в той жизни было хорошо, как вспоминал Климент Ефремович ,  не было никаких проблем с детской одеждой.  Ни одежды, ни проблем.  Детям же даже в школу ходить не надо было, а из землянки по нужде можно и голопузым выскочить на минуту даже зимой. Так, кой каким тряпьем прикрыты, и нормально.
        Когда детишки чуть подросли.  Семье стало по-легче.   Клим, самый младший, пошел пастушить в семь лет, сестренки тоже уже работали.  Но временами всё равно  падали в жуткую нищету.  Ефрем Андреевич подводил со своим характером, долго на одном месте удержаться на работе не мог.  Понятно, что голь перекатная да еще и неграмотный, поэтому любой, самый мелкий приказчик, считал обязательным его или оскорбить, или обмануть. Дело заканчивалось скандалом и, часто, мордобоем.  Потом увольнение, поиск новой работы…   У жены тоже постоянной работы не было. Чаще в сезон летний нанималась кухаркой, батраков кормить.
      Климент Ефремович в воспоминаниях потом даже почти упрекал отца в излишней вспыльчивости, из-за этого много им вытерпеть горя пришлось.  Но сам характер полностью унаследовал.   Тоже проблемы у него с этим будут.  Никогда он не терпел хамства и несправедливости, тем более в отношение слабых,  еще в детстве мог сына приказчика, заступаясь за младшую детвору, которую обижал хозяйский сынок,  огреть поленом по голове так, что  бабы кричали: «Убил! До смерти!».
      Периодически Ворошиловы и с сумой побирались.  Работящим, хватающимся за любую работу  людям, было очень стыдно отправлять детей попрошайничать.  Выхода, кроме голодной смерти, не было, но было очень стыдно.  Дно!
        А со дна, если государству на своих самых забитых подданных наплевать, наверх не поднимаются, если очень крупно не повезет.  И быть бы  Клименту Ефремовичу  таким же батраком, как его отец, если бы, конечно, он элементарно выжил в той нищете, если бы не счастливая случайность.  Его старшая сестра вышла замуж за парня, который работал поначалу помощником кучера в ближайшем имении, а потом пошел работать  на шахту.
       Родственники и забрали мальчишку к себе.   В 9 лет началась рабочая биография Климента Ефремовича.   На Голубовской шахте Донбасса.  И началась с работы колчеданщиком ,  с такими же малолетками он   выбирал  в отвалах угля пустую породу в ящики, сдавал ее и по количеству набранных ящиков им начисляли зарплату.   Можно только представить, как это выглядело: пацаны,  мокрые (уголь из шахты мокрый) и черные, как  дьяволята из ада, карабкались по отвалам с тяжелыми ящиками, набивали эти ящики породой, и потом, рискуя свернуть себе шею, ползли вниз, к учетчику.  Работали по 12 часов с часовым перерывом на обед. Зарабатывали, естественно, совсем гроши, почти только на пропитание, но это уже хоть что-то для семьи, все-таки ребенок сам себя кормить начинал.
        Хваткий Клим в возможность стать рабочим человеком сразу вцепился, как клещ.  Это для него был выход, единственный шанс вырваться, подняться хоть немного с того дна, в котором родился.   Он не просто работал колчеданщиком, он рвал из под себя, чтобы его заметили и дали работу хоть чуточку более квалифицированную.  Карьерист, твою мать!  Этому пацану нужно было любым путем зацепиться, остаться на шахте, чтобы никогда не возвращаться  опять в батрацкую нищету.  Он со взрослыми напрашивался спускаться в забой, лез к технике, просил всё ему показать,  всему учился. Мужикам  мальчишка,  смекалистый и старательный, нравился, они его выделяли из числа остальных. И скоро  Климу стали доверять смазку машин, которые подавали на гора уголь из шахты.  Он так и работал на выборке породы,  просто у него уже дополнительный заработок появился. 
        И за это его едва не убили «конкуренты».  Такие же, как он мальчишки.  Приработок очень ценился, а взрослые работу смазчика все чаще и чаще поручали Климу. И однажды, во время обеденного перерыва,  у одного парнишки в группе колчеданщиков  обнаружилась пропажа продуктов.  Все сговорились, что вместе проверят узелки у всех.   Пропавшие продукты обнаружили у Ворошилова в узелке, который он сам и отдал для этого обыска.  Клим предполагал, кто ему их подложил в то время, когда он бегал с масленкой.  Но тогда ничего не успел  сказать в своё оправдание, на него налетели толпой и забили почти до смерти.  Просто затоптали ногами и оставили умирать на отвале.
       Очнулся мальчик через несколько дней в   больнице при шахте.  Так едва не закончилась биография пролетария.
          Болел очень долго, потом опять вернулся на шахту.  Опять колчеданщиком.  После избиения  его мучили постоянные головные боли, но выбора другого не было, так он и продолжал работать,  едва не теряя от боли сознание.  Десяти лет ему  не было.
          Этой истории вы не найдете у советских биографов Климента Ефремовича.   У них его ранние годы описаны буквально в трех словах: «детство было тяжелым».    Хотя, уже и воспоминания Ворошиловым были написаны, но биографы из этих воспоминаний почти ничего и не взяли. И это не единственный провал в их работах, позже увидим, как   Ворошилову биографию «сократили».
         Понятно зачем  послереволюционную часть жизни Климента Ефремовича срезали  убийцы Сталина.  Им нужно было если не скомпрометировать соратников Вождя, то, хотя бы,  имена их из истории стереть.
         Просто случайно так вышло, что воспоминания Климента Ефремовича оборваны на 1907 годе?  Первая часть книги, охватывающая именно этот период жизни,  была им сдана в редакцию за два года до смерти.  Два года он ничего не писал?   А воспоминания Семена Михайловича Буденного тоже случайно оказались оборваны на первых годах после Гражданской войны? Названы они «Пройденный путь», только путь описан в них на половину ровно.  Точнее было бы – «Половина пройденного пути».
       Но почему  даже такой добросовестный писатель, как Акшинский,  по детству и юности Ворошилова прошелся вскользь?   Или там у него все вырезали?
      Подозреваю, что  брежневским идеологам просто не нужно было, чтобы советская молодежь читала о настоящей жизни в дореволюционной России, при капитализме. Слишком явно там было видно, как «свободный рынок», в который они толкали страну, превращает  людей в зверей.  Советская молодежь не должна была знать, что  «рыночные отношения» приведут к тому, что даже дети будут грызть друг друга насмерть.
      О чем еще говорить, если даже по «Как закалялась сталь» в 1973 году так сняли фильм, что в нем не оказалось  сцен настоящего зверства, с которых началась трудовая жизнь юного Павки Корчагина?!
       А сегодня мы удивляемся тому, что  наши соотечественники стали такими черствыми. Каждый гребёт под себя.  И с презрением смеемся над  «менталитетом»  американцев, которые стучат друг на друга без всякого стеснения.
       Нет никакого менталитета. Есть капитализм.  Сожри ближнего, пока он не сожрал тебя.
         Любого ближнего, хоть соседа, хоть собственного брата.
          По счастливой случайности  в детстве Клим Ворошилов остался живым, когда его  за «карьеризм»  едва не убили  малолетки, превращенные той жизнью в зверенышей.
          Но это была не единственная счастливая случайность в его детстве, которое и детством-то назвать невозможно,  с ним еще более дикая, но обычная для царства хрустящих французских булок история приключилась.  И опять судьба его уберегла,  почти чудо спасло его от смерти…
 

Buy for 100 tokens
***
...

  • 1
"Наконец, крестьянство, как и всякая мелкая буржуазия вообще, занимает и при диктатуре пролетариата среднее промежуточное положение: с одной стороны, это – довольно значительная масса трудящихся, объединяемая общим интересом трудящихся освободится от помещика и капиталиста; с другой стороны это- обособленные мелкие хозяева, собственники и торговцы. Такое экономическое положение неизбежно вызывает колебания между пролетариатом и буржуазией."
Он самый.
Однако миллионы таких, как Ворошиловы, все марксисты всегда относили к деревенскому пролетариату, который есть вернейший союзник пролетариата городского.

Хорошо ты пишешь - слог замечательный, мне очень нравится.

Серега, далеко не все марксисты это видели.

Может пригодится тебе в виде иллюстраций к книге:

(https://fotki.yandex.ru/next/users/sergey-goltsev2012/album/472824/view/1337835)
(https://fotki.yandex.ru/next/users/sergey-goltsev2012/album/472824/view/1337836)

спасибо. Скопировал. только у Ворошиловых даже не такая землянка была. Это уже не землянка, а хибара. Климент Ефремович описал настоящую землянку.

Какой хороший текст

Какой хороший текст, жду книгу, удачи, вдохновения и сил Вам.

Re: Какой хороший текст

Спасибо. Я буду понемногу куски выкладывать.

Как-то так и представлял, читая дедовскую книгу, столь конкретных подробностей он конечно не описывал. Тогда в конце 30-х дореволюционная жизнь еще вполне себе помнилась.

Кстати, ни "Луганцев", ни "Рассказов о жизни" я не нашел в библиотеках в 80-м году.

Отлично написано!

Ну тебя уже тут захвалили/, могу только присоединиться.
А на счет капитализма, так он живет по 11 и 12 заповеди господней:
11-я: Сотвори с другим то, что он не успел сотворить с тобой.
12-я: обмани ближнего своего, иначе дальний приблизится и обманет тебя.
Так что правильно пишешь, нет никаких менталитетов, есть общественный строй.

А самый смак будет - начало революционной деятельности. Ворошилова и в полиции дважды убивали. Сегодня еще всё считается, что царь с революционерами боролся вяло.

За душу берет.

Спасибо. Не совсем еще то, что нужно, но с четвертого раза что-то начало получаться.

Мои пять копеек

1. О шахтерских детях и о жизни в Юзовке в детстве читывал "Повесть о суровом друге" и "Червонные сабли" Л.Жарикова.
Его "Судьба Илюши Барабанова" не попадается сейчас, там о Калуге, в которую позднее меня жизнь забросила.
2. Ну а про "Как закалялась сталь" - оба филма никудышные, но с "Володинькой" вообще дерьмо.
Павка 1904 года, в 1920, когда его "трехдюймовкой ковырнуло по спине", ему 16 лет, пацан, а в фильмах либо самец (в хороше смысле этого слова) В.Лановой, либо неврастеник Конкин тридцатилетнего возраста.
Дети в революции как будущее страны, вот о чём снимать надо было.
О том же и у Жарикова.

  • 1