p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Некоторые реалии позднего СССР (часть6)

   Чтобы немного отвлечься от главной темы…    Понятно,  что при таком графике работы плюс к этому еще учеба, нужно как-то эффективно отдыхать. Иначе ресурсы организма закончатся очень быстро.   Просто спать – это не решение.  Даже работа санитаром – это очень серьезные психо-эмоциональные нагрузки.  Самое эффективное лекарство – алкоголь и выплеск адреналина, т.е. драки.    У девушек -  тоже алкоголь и скандалы вперемежку с сексом.  Просто это поведение диктует сам организм.  Можешь сопротивляться. Тогда – психические расстройства…
     Другого ничего нет.     Но женщины  стоят на эволюционной ступени наверно чуть выше нас, поэтому их психика более устойчива.  Запойных и откровенно сексуально-раскрепощенных студенток-медичек, вопреки общепринятому мнению, было не очень много.   Таких девушек в ДВГУ было гораздо больше.  Кстати, и  семейных пар среди студентов мединститута было очень мало. Женщина инстинктивно избегает выбирать себе в партнеры слишком  агрессивного самца.  К тому же пьющего, как долго скакавший по жаркой прерии мустанг.
      Но мужской контингент!  Когда я перевелся в сельхозинститут , у меня было долго впечатление, что попал в пионерский лагерь.
       Если мы в медовской общаге садились жрать водку, и у нас было всего 3 бутылки на двоих, то обязательно бежали потом к бензозаправке (она была рядом с нашей общагой на проспекте Красного Знамени, 39), там докупали нужное до кондиции у таксистов.
     Когда я уже служил на таможне, этой моей  способностью  кушать вредные для здоровья жидкости пользовался мой начальник, генерал, который отправлял ко мне три подряд московских комиссии.  Сначала приезжала комиссия проверять дознание, потом административные расследования, потом оперативно-розыскную деятельность.   После меня они только лечились …
      При этом мой стабильный вес – 67 кг. Тренировка много значит.
          А дрались…   В том состоянии, в котором мы находились между дежурствами в больницах, мы даже все эпизоды не запоминали.  Иногда причины следов потертостей на рожах даже установить не представлялось возможным.
         Я вообще не был выдающимся борцом с психо-эмоциональной нагрузкой путем мордобоя. Но меня будил утром Шура  Долотко. Он на курс старше был.  С претензией. Оказывается, я в бытовке общаги махался с какими-то  четырьмя курсантами ТОВВМУ, Шура решил мне помочь. Когда наметился наш перевес, то я сказал: «Шура, я устал, ты сам справишься». И ушел.  Шура едва отмахался.  Долотко вообще был талантливым боксером.  С ним предпочитали не драться, а резать его.  Зарезать не удалось никому. Но шрамов у него было…    А мой друг Юрий Иванович…  Отморозки бывают, но редко кому их видеть приходится.
          На четвертом курсе я поехал в колхоз с шестикурсниками. К нашему бараку на второй день подкатила на мотоциклах  толпа местных ухарей.  Курс – 350 человек, в колхозе была примерно половина,  от этой половины – половина мужиков.   На лечебном факультете такое ссотношение между полами и было.  Вспомните хирурга-боксера из Белгорода. Вот местных «рокеров» встретила у барака  группа примерно в 70 человек таких «хирургов». Мы долго катались на их мотоциклах…
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments