p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Некоторые реалии позднего СССР (часть 8)

      … За всё это счастье врач Скорой помощи получал охрененную зарплату. Доходило до 240 рублей.  Для медицины тех лет – шикарная зарплата.  На Скорую устроиться было крайне сложно. Но при этом, врачей на Скорой не хватало! Половина врачей работали на полторы ставки. Принцип экономии заработной платы!
        Людей предпенсионного возраста на Скорой почти не было. Либо бросали даже такую хорошо оплачиваемую работу, либо умирали.
       У нас только Софья Андреевна      из числа 30 врачей на подстанции была на пороге ухода на пенсию.  Но она – уникум. Железная женщина. Представьте Фаину Раневскую, тот же тип, те же манеры, но только  очень красивую даже в пожилом возрасте.  Мой любимый доктор, и я ее любимый фельдшер.  Даже если ее смена выпадала в смену моего друга,  с которым я был постоянно в бригаде, то Юрий Иванович меня ей уступал. Софью Андреевну любила вся подстанция.
       Остальные – молодежь.   Даже 40-летних почти не было.   Умирали от инфарктов молодые мужики.  Спивались.  Люда Умрихина, педиатр, попала в жуткую аварию, их машину переехал КАМАЗ,   осталась парализованной.   Были случаи, когда  врачей и фельдшеров при небольшой аварии вытаскивали из машин мертвыми.  Если в задницу Скорой въезжала другая машина.  Люди же почти постоянно по дороге на вызов в машинах спали, а кресла в «рафике» без подголовников были.  Удар в задний бампер, голова спящего человека резко откидывается назад, мышцы не успевают среагировать, смещение шейных позвонков, травма продолговатого мозга, моментальная смерть.
      Нападали на врачей наркоманы. Да, в 80-х годах!  У врача же в нагрудном кармане коробочка с морфином!  А у фельдшера в аптечке – эфедрин!   Бывало – убивали.  Всё было.   Только это тихо-тихо всё проходило. Ни разу в новостях по ТВ не прозвучало.
        Большая часть студентов, которые так же, как я совмещали работу с учебой, тоже заканчивали институт с набором болячек.  На гастриты внимания мы не обращали.  Это примерно как насморк зимой.   Мой друг Юрий Иванович  получил жуткую аритмию. С ней и живет всю жизнь.  Добавил он еще себе  к 40 годам и инсульт. Но выкарабкался.    Я  едва не повторил в точности его диагноз.  Зимой на четвертом курсе, после нескольких ангин подряд , у меня началась дикая экстрасистолия.  Ушел в академ.   Выкарабкался.  Юрий Иванович перенес  болячку на ногах, поэтому до сих пор мучается, я решил так не рисковать.
       Мы знали, что средняя продолжительность жизни хирургов, анестезиологов-реаниматологов – в районе 50 лет. Стрессы, испарения хлороформа-эфира…
         Врач Скорой даже после дежурства, на следующий день , как маньяк, обзванивал и приемные покои больниц, куда он доставил больных, и самих пациентов, если телефоны у них были…  Люди переживали. Как он сработал, всё ли правильно сделал, жив ли еще человек?
      Это немного не то, что смена у токарного станка.  Совсем немного не то.  И нарастало раздражение от того, что ты – не гегемон.  Гегемон – вот тот,  в общаге «Рыбного порта». Который нажрался, как свинья, и получил ножом в брюхо от своего собутыльника.  А потом еще пытается залезть своим кулаком в лицо доктору, который ему жизнь спасает.  И этот пьяное чмо через год-два получит квартиру, потому что у порта есть деньги на строительство жилья. А медика на очередь ставят, которая, дай бог, через 15 лет подойдет.     Мой друг, владивостокский врач, так и простоял на этой очереди с 1982 года,  пока очередь не разбежалась, живет в старой квартире тёщи.  Прослойка же! Чего с ней особо церемониться, тем более, что сталь на экспорт она не выплавляет, минтай для буржуев не ловит, и станки швейцарцам не делает?!
      Только Софья Андреевна в нашей курилке между вызовами, затягивалась  беломориной, сплевывала и материлась. Она помнила время, когда в одной бригаде были и врач, и фельдшер, и санитар, и водитель. И ни одного студента.  Все работали сутки (водитель 12  через сутки). А студенты учились.  А зарплата была больше, потому что цены были гораздо меньше.
      И если какой-то совкодрочер наподобие моего «друга» шарпея  так ссыт кипятком за рабочий класс, то…    а вот мои коллеги-врачи    -   это кто? Это не работяги? Не рабочий класс?
       Бог – не фраер,  он шельму метит.  У шарпея два зуба на две челюсти и  костыль он с пола поднять не в состоянии.  Жестокий я человек.  Знаю.
        Дальше уже будет о крестьянстве, которое Партия также  «осчастливила»   сверхэксплуатацией.
      
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments