p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Как мы зажрались в СССР (ч.1)

               Попросили меня написать о ценах в СССР.  Но я же не справочник, этикетки  и ценники  я в  молодости не коллекционировал. Я попробую по-другому.    Как получится – черт его знает...
      Во-первых,  после развода с отцом, мать осталась с тремя детьми. Алиментов не было. Какие от запойного алкаша алименты?  Мать даже не стала на алименты подавать в суд.  Чем-то особенным, в этом плане, наша семья в селе тоже не была.   Можно в это не верить, но благосостояние семей одиноких женщин с детьми на селе было даже выше, чем у многих полных семей. Мужики же пили так, что…  Зарплаты им не хватало, а в домашнем хозяйстве постоянно пьяный  бесполезен и опасен.
       Мне писали в комментариях,  удивляясь, что я работал вместо матери зимой в кочегарке школьником, удивлялись такой нищете.  Ребята, никакой нищеты!  Жила наша семья далеко не в нищете.  Нормально мы жили, мать работала на ферме, получала порядка рублей 200  (кстати, заработки в животноводстве в СССР с каждым годом становились всё меньше и меньше, но  причину этого я , опять же, во второй книге описал), у нас было две коровы, постоянно пару свиней держали,  десяток кур-несушек,  на лето- полсотни  цыплят-бройлеров обязательно, сотню уток, 20 соток огород…  Какая нищета?  Хватало на еду, которая процентов на 80%  росла в пределах ограды нашего дома,  в магазине покупали хлеб, сахар,  чай, конфеты…   Сливочное масло! Да! При двух коровах!   Своя сметана была. Но уже масла не было.  Только изредка.  Потому что уже ни времени, ни сил колотить его в ручной маслобойке (она у нас на селе называлась «макитра») ,  а домашних электрических маслобоек в то время у нас не было.   И почти все молоко мы, кстати, сдавали в райзаготконтору. Получали за это деньги и в пропорции за сданное молоко нам  продавали комбикорм для скота, на покупку которого почти все деньги за сданное молоко и уходили.  Не сдашь молоко – комбикорма не будет, свиней и уток кормить будет нечем, будешь без мяса.  Еще и картофель с огорода также сдавали, чтобы потом можно было комбикорм купить.
     Конечно, при таком хозяйстве, рабочий день матери был…   Но учтите, что она была не крестьянкой, а рабочим.  В совхозе были – рабочие. И по КЗоТу у них  был 8-ми часовой рабочий день.  Так же, как и у медиков.   Только если будешь жить по КЗоТу – тогда точно нищета.
       Мать просыпалась в 6 утра, даже когда дояркой работала.  Не раньше.  Если кто-то вдруг «вспоминает», что в деревне женщины вскакивали с перин в 4 утра…   Я начинаю подозревать, что они об этом в книжках писателей-деревенщиков прочитали.   Рабочий день в совхозе, и в колхозе тоже, начинался в 8 утра уже давным-давно, задолго до того, как эти «вспоминатели» родились.  Были на моей памяти, правда, еще директора и  председатели колхозов, который утреннюю дойку на фермах вводили с 6-7 часов утра. Но это уж при наличии совсем безропотных доярок. В моем селе бабы директора просто  поймали бы и убили где-нибудь в темном проулке.   Технология молочного производства в СССР к тому времени давно перешла на 2-х разовое доение коров, поэтому первую дойку начинать еще до того, как женщины своих личных коров подоить успели и выгнать их в стадо на выпас – дурь шизофреничная.
      До полвосьмого мать успевала подоить корову, намешать и дать корма свиньям, курам, уткам, в зависимости от времени года утренняя работа варьировала.  В 7 утра  мы уже с братом  тоже просыпались,  поили скотину, чистили сарай, быстро собирались в школу,  весной и осенью по пути в школу отгоняли коров и телят в стадо.
      Обеденный перерыв был  у животноводов совхоза большой – 3-4 часа.   Мать приходила домой, доила опять корову (это в совхозе коров доили 2 раза,  утром и вечером, поэтому там коровы  давали молока не больше козы),  кормила скотину, сама обедала, полчасика полежать успевала и бежала опять на работу. Летом – еще дополнительно на огороде что-то делала.
      Мы возвращались из школы после обеда. Первым делом – не уроки.  Скотина.  Напоить, почистить сарай.  Так, еще всякие мелочи. Потом – уроки  и улица.
     Обычно к 8-ми вечера мать приходила  с работы, опять – корова, намешать корма, кормили вечером уже мы.  Наварить на следующий день борщей-каш, если дети еще совсем маленькие – топить печку.   К  22 часам присаживалась в кресло смотреть телевизор, в этом же кресле начинала через  час засыпать, шла к себе в спальню и отрубалась до следующего  утра.
      Так день за днем. Без выходных и отпусков.  Я помню за всё детство буквально несколько выходных у нее. И то, она брала отгулы, чтобы в районную больницу съездить. И два (ДВА!) отпуска.
     Пусть совкодрочеры посчитают, какой рабочий день у моей матери был.  Могла бы и по 8 часов работать, конечно,  но чтобы мы жрали в таком случае?
        Чем дети становились  старше, тем ей было легче. Мы всё большую и большую часть домашней работы на себя брали.  После смерти бабушки дед забрал жить меня к себе, в 9-м классе, через год мать взмолилась – верни сына, я вернулся домой.   Матери просто было тяжело.
       Матери было бы намного проще и легче, да и мы в детстве меньше горбатились бы по хозяйству, если бы плохо учились.  Но нам втемяшилось в бошки поступать в институты.   Да, конечно, образование было бесплатным, но что детям в институтах кушать и  что одевать? Откуда деньги брать?  На 40 рублей стипендии не очень разожрешься.
      А так бы – закончил школу, какое-нибудь ПТУ, да и работай – зарабатывай.  Это не 5 лет, а в меде – 6, сидеть на стипендии.
       В дестве мы жили довольно обеспеченно, как вы поняли. И одеты были «не хуже людей» и на мороженное хватало.   И деньги в  семье оставались.  На сберкнижку они складывались. На учебу.
       Вот поэтому  мать еще и кочегаром  подрабатывала,  эти деньги тоже на сберкнижку ложились  (так тогда говорили).  Мне на учебу.  Мы скопили примерно 5 тысяч рублей к моменту моего поступления.
       Мне хватило бы по за глаза.  Но мать  одновременно с моим поступлением в институт заболела.  И ей пришлось работу на ферме бросить. После выздоровления она уже только уборщицей в сельском магазине и сельсовете работала, уже на тяжелой работе не могла.  И «поток» денежных средств на сберкнижку прекратился.  Всё. Теперь, если мне с книжки отправлять деньги, то уже на брата и сестру ничего не останется. Я отказался от родительской помощи…
          Немного в разных слоях общества мы жили с Кара-Мурзой и Кургиняном. Вам так не кажется?
         
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments