p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).

        Обратите внимание, бастовали все предприятия Луганска, но забастовка закончилась после того, как было получено согласие заводской администрации выполнить  требования только инициаторов – паровозостроителей.    Кажется, что остальные рисковали впустую. Но, во-первых, не совсем впустую, потому что на всех заводах администрация была напугана и уже не так зверствовала. И, во-вторых, рабочие были не такими дураками, которые про «журавля в небе» поговорку не знали. Всему своё время.
     А луганские большевики приступили к следующему этапу – к созданию боевых дружин.  Наращивали силы последовательно, поступательно, сообразуясь с ростом сознательности и активности рабочих.   Выявили среди них лиц, ранее служивших в армии,  провели проверку их надежности, отсеяв болтунов, подозрительных в связях с полицией и заводской администрацией,  дороживших собственным благополучием.   В результате сформировали из проверенных людей  руководство боевой дружиной. Первым руководителем боевиков стал Тихон Лаврентьевич Бондарев, отставной солдат.  По его совету дружинников разбили на  законспирированные группы- десятки, со старшими во главе. Раздобыли старые пороховые ружья, сделали пики,  в  отдаленных от города оврагах и балках,   стали проводить занятия.  Учились строю, обращению с оружием, стрельбе.
      Больше того,  создали еще при боевой дружине конспиративную группу медиков, санитарную дружину, из заводских девушек.  Руководителями группы стали заводской доктор Кац и фельдшер Софья Александровна Прянишникова.
       И продолжали наращивать агитационную работу среди рабочих. На 1 мая провели грандиозную маевку, которую уже охраняла боевая дружина.  Полиция попробовала это дело пресечь, вычислили через шпиков, где будет проходить митинг, навесили на себя наганы и «селедки», пошли разгонять и арестовывать активистов.  Пришли. Увидели в пригородном лесу гуляющих с гармошками   парней. Это боевая дружина устраивала для полиции представление.  Прочесали лес – никого.  Маевка была в другом месте.  После митинга народ оттуда повалил в город. Шли с красными флагами, которые соорудили из женских красных платков.  Прошли прямо через железнодорожный вокзал, как раз к приходу пассажирского поезда, потом с пением «Варшавянки» - через весь город. Пока полицейские бежали рысью  от места, где их так жестоко обломили,  в город – там уже было тихо. Никого.  Только обыватели откровенно хохотали над потными от бега представителями власти.   
     И едва всё не пошло прахом  из-за элементарной спешки и самонадеянности.  После прекращения забастовки  хозяева завода Гартмана очухались и принялись снова закручивать гайки, часть требований так и осталась неудовлетворенной.   Решили додавить их новой забастовкой, которую начали 8 июля.  Климент Ефремович потом сам, вспоминая те события,  указал на ошибки, допущенные при её проведении:  не учли того, что активно вмешается в события полиция и не в полной мере использовали силу уже окрепшей боевой дружины.
      В разгар забастовочного собрания на заводской двор ворвались несколько сот полицейских,  стреляя в воздух, они стали вытеснять людей с территории завода, началась паника, люди бросились врассыпную, основная масса – к реке Лугань, окамляющей территорию предприятия. Ворошилов с комитетчиками в этой группе попытались навести хоть какой-то порядок, задержать полицию, дать людям переправиться через мелководную речку, но их отсекли от толпы и окружили.  Прямо на месте начали избивать, сбили с ног и затоптали сапогами. Клим потерял сознание. Очнулся уже в  заводском полицейском участке   (полицейский участок на частном заводе!), там избиение продолжалось  до полуночи. Били саблями в ножнах, рукоятками револьверов… 
       В полночь принесли веревки, приказали избитым людям подняться. Они уже не могли даже встать. Их выволакивали во двор связывали по-парно, потом сбили всех в кучу и опутали веревкой всю группу. Под конвоем полицейских и конных казаков повели через город.  Пристав напутствовал конвой:
- Господа! Это опасные преступники и враги царя! При малейшем вмешательстве толпы – ликвидировать!
       По пути к конвою присоединяли новых избитых арестованных – в городе шла облава.
К городскому полицейскому управлению  подконвойных доставили только к утру – все были избиты так, что их чуть не волоком приходилось волочь.  В управлении переписали фамилии и отправили дальше – в городскую тюрьму.  Клима выделили из общей группы, бросили в карцер, снова начали бить, он снова потерял сознание. Очнулся уже к вечеру следующего дня…  И через несколько дней начал руководить и депутатским собранием и большевистским комитетом. Находясь в тюрьме.   Сначала Анна Лукинична Гущина,  работница завода, выдав себя за мать Ворошилова, стала  ежедневно приносить ему передачи и сообщения с воли, уносила с собой инструкции и указания. Потом…   надзиратели же в городе жили, а не на Марсе. Идти со службы и бояться, что тебя пришибут работяги где-нибудь в переулке – не очень приятно.  Да и сами надзиратели – не потомки буржуев и помещиков. Служащие.   Получилось, что сама полиция посадила актив Луганской на казенные харчи и обеспечила ему охрану, а в лице служащих тюрьмы предоставила бесплатную курьерскую службу.
        И никак не могла понять, что происходит в городе, почему народ не спрятался под плинтус, а стал еще активнее.  Полицейские репрессии привели к противоположному результату: большевистская организация после неудачной забастовки не сократилась, а начала расти,  как на дрожжах, ее численность достигла 2000 человек.
    Кстати, это в сравнительно небольшом городе, и не в 1917, а  в 1905 году.  Как-то эта цифра не очень соотносится с  тем, как кургиняны разные представляют ленинскую партию. «Малочисленная секта меченосцев». Ну-ну…
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments