p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).

Лето и осень в Луганске были веселыми.  Стачки, забастовки, митинги – как везде.  Только были «нюансы». По всей стране, особенно по губерниям юга, прошла волна еврейских погромов. Царизм пытался направить недовольство властью  в канализацию, в черносотенный национализм.  Луганские националисты тоже попробовали свои силы в верноподданническом  антисемитизме.  Понятно, что евреев в рабочем городе было не очень много, да и абсолютное их большинство были такими же  полунищими трудягами, как  и русские с украинцами.    Среди  заводских рабочих черносотенцев, понятное дело, почти не было. Только единицы из среды прикормленной  хозяевами  верхушки. Опора черносотенства – мелкий лавочник и люмпен. Как и немецкого фашизма, его идейного собрата.  Да и в нынешнем нашем национализме – тот же контингент.
     После октябрьского царского манифеста по городу поползли слухи о том, что евреи готовят «гроб для Государя», собираются его извести и самим править Россией. 21 октября начался погром, сожгли мельницу  местного еврея, разграбили его дом,  начались грабежи и поджоги лачуг бедных евреев.  К месту погрома прибыла боевая дружина под руководством Александра Пархоменко, будущего героя Гражданской войны, близкого друга Климента Ефремовича.  Пархоменко увидел, что в рядах погромщиков стоят полицейские, фактически, охраняют их.  Обратился к одному из них с требованием  пресечь грабеж. Тот выругался:
-А тебе какое дело, голодранец? Смотри, самого сейчас арестую.
      Александр Яковлевич сплюнул:
- Ну, ладно… Ребята, - обратился он к дружинникам:  Бей эту сволочь черносотенную!
     Дружинники разогнали кулаками и пинками «патриотов».  Полиция струсила и разбежалась.  Луганские большевики собрали факты покровительства полиции погромщикам.  И когда царское правительство, оскандалившись с таким «патриотизмом», попробовало от них откреститься, в стенах 1-ой Государственной Думы депутатом от Луганска, бывшим школьным учителем Клима, С.М.Рыжковым  эти факты были озвучены.  Скандал получился хороший.
    Большевики не дали город погрузить в волну беспорядков и погромов.
      Когда 17 октября вышел царский манифест, полиция была вынуждена отпустить из тюрьмы арестованных во время июльской забастовки активистов.  Но членов исполкома депутатского собрания  во главе с Ворошиловым оставили под стражей. Предъявили сфабрикованное обвинение в покушении на жизнь полицейских. 
    К тюрьме двинулась демонстрация рабочих.  По некоторым сведениям – 12-15 тысяч человек.  С явным намерением раскатать тюрьму по кирпичику.  Власть струсила,  быстренько придумали, что Клима выпускают под незначительный залог и освободили оставшихся заключенных.
     И власть в городе полностью перешла в руки Исполнительного комитета депутатского собрания рабочих.
    Первым делом руководители Луганских большевиков К.Е.Ворошилов, А.Я.Пархоменко, Т.Л.Бондарев, И.И.Шмыров посетили  казармы с расквартированными в городе казаками и солдатами.  В войсковых частях сразу началось брожение. Их заменили. Ввели новые части, но  командование  уже не рисковало их применять для разгона демонстраций, держало в казармах.
     В городе еще до революции была построена новая тюрьма,  старую сносить не собирались. Больше того, ее отремонтировали, готовились к массовым арестам. Климент Ефремович  приказал ее сжечь. Стены тюрьмы облили керосином, подожгли, остались одни головешки.  Полицейские  молчали, сидели тихо. Как мышки.
     На заводах были созданы профсоюзные организации.  Администрации заводов были поставлены под рабочий контроль.  Из цехов вымели полицию, штрафы для рабочих были отменены, рабочий день сокращен до 8 часов.
     На заседание Городской думы пришла делегация Исполкома.  Потребовали ее роспуска и новых выборов.  Городской голова требования удовлетворить отказался. Сразу по городу пошли демонстрации. Полиция уже не пробовала применять силу, только уговаривала не очень бузить. Думцы разбежались. Остался один властный орган – депутатское собрание рабочих.
    Дальше – больше.  Была создана народная милиция, костяк которой составили  рабочие боевых дружин.  Полиция была, фактически, изолирована.  Финансировали милицию…  местные буржуи. Добровольно. После беседы с ними представителей Исполкома. Никаких паяльников и утюгов. Буржуи на свои деньги вооружали рабочие боевые отряды. Один отказался. Шахтовладелец Соломон Давидович Вендерович. Этот Соломон не хотел, наверно, чтобы евреи Русью правили. Он, наверно, грузином был.
     К нему в гости пришел председатель Исполкома собственной персоной. Разговаривали вежливо. 
- Господин Вендерович,  это же в ваших интересах дать денег на наших дружинников. О погромах вам напомнить? Кто Вас защищать будет, - Клим говорил с улыбкой, ласково.
-Не пудрите мне мозги, господин Ворошилов. А то я не знаю, а то я не знаю, кто такие большевики и зачем им оружие!  Газеты я читаю.
-Ну тогда давайте начистоту. Вы же знаете. Как иногда людям нужна финансовая помощь. И  люди благодарны тем, кто ее вовремя оказал.  Может наступить такое время, когда и Вам наша помощь понадобится.  Обещаю, что если Вы выделите средства не только в той сумме, которую определил  Исполком, но еще чуть-чуть больше, то мы об этом не забудем. Вам это зачтется.
-Мне нравится ваша откровенность, господин Ворошилов, - рассмеялся шахтовладелец: Согласен. Заплачу.
     Климент Ефремович слово всегда держал. Уже после окончания Гражданской войны, когда он был командующим Северо-Кавказского военного округа, к нему на прием пришел старик. Вот этот самый Соломон Давидович.  Бедствовал, попросил устроить на работу.  Климент Ефремович помог ему устроиться инженером в горное управление. Бывший буржуй Вендерович до самой смерти честно работал на этом посту, умер уважаемым специалистом.
      Власть Исполкома в городе была полная, дошло до того, что в Исполкоме утверждались цены на продукты и важнейшие товары в магазинах. А сама городская администрация в жизнь города не вмешивалась.
        По всей стране после подавления декабрьского вооруженного восстания в Москве началась уже реакция.  На всем Донбассе  правительственные войска заливали кровью  вооруженные выступления рабочих: Горловка, Макеевка, Юзовка…
     В Луганске на самой высокой  заводской трубе висел красный флаг, в приемной председателя Исполкома  робко топтался посланец полицмейстера, униженно прося снять знамя, потому что его начальнику нагорит за такое бездействие…
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments