p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).

    Дальше Климент Ефремович  предложил  сформировать то, чего ни в одной армии РККА до этого не было – Управление формирований.      Он уже на собственном печальном опыте убедился, что «создатель Красной Армии» мало того, что развел в своем ведомстве грандиозный бардак, при котором заявки по линии снабжения месяцами гуляли непонятно  где,  пополнения шли совсем не в те войска, которые в них нуждались, а по принципу: лояльным –всё,  упрямым – кукиш, - но и точно знал, что Первой Конной рассчитывать придётся почти исключительно на свои силы и ресурсы.  Троцкий не забудет, что армия создавалась вопреки его мнения, сделает всё, что от него зависит, чтобы  она провалилась. Поэтому, думаю,  И.В.Сталин и провёл кандидатуру Ворошилова в Реввоенсовет к Буденному.  Он видел, как Клюев  Семена Михайловича под Царицыным сломал, фактически,  у Буденного не хватило упертости идти  против командующего 10-ой армией вплоть до Совнаркома. Да и авторитета не хватало ему для этого. Ворошилов – другое дело, он ни перед чем не остановится, если нужно и Владимира Ильича подключит, стесняться не будет.  А Ленин его обязательно услышит.
       И Управление формирований при армии сыграло в дальнейшем роль в обеспечении  постоянной боеспособности войск   решающую.  Первая Конная перестала зависеть от  мобилизационных структур наркомата по военным делам.   В Упраформ поступало всё трофейное имущество – обмундирование, снаряжение, боеприпасы, вооружение.  На его базе  была организована  подготовка командных кадров, добровольцы и мобилизуемые проходили там военное обучение,  из них комплектовались маршевые эскадроны,  пулеметные команды,  батареи.   Именно поэтому, выходя из полосы затяжных кровопролитных боев,  всякий раз Первая Конная в кратчайшие сроки восстанавливала боеспособность.   Когда командование противника полагалось на то, что армии требуется для восстановления   много времени, неожиданно буденовцы вновь вступали в бой.
       Семен Михайлович Буденный  не зря на протяжении всей своей жизни повторял, что называть бойцов Первой Конной буденовцами не совсем правильно. Правильней – ворошиловцы.  И сам  себя он считал ворошиловцем.   И ждал он приезда Климента Ефремовича, когда уже получил приказ о создании армии с нетерпением:
«Большой опыт Ворошилова по организации 10-й Красной армии и руководству ею должен был очень помочь нам в решении многих вопросов, в частности в деле  создания армейского аппарата Конной армии (штаба, политуправления, тыловых учреждений и др.)».

        А начальником штаба у Семена Михайловича был военспец Погребов.   А надеялся  Семен Михайлович  в деле организации штаба на  «слесаря» Ворошилова! Оценили? 

       На первом же заседании Реввоенсовета  выяснилась еще одна штука:  командир Первой Конной не был членом партии большевиков.  У  Сталина глаза на лоб полезли от удивления.  Человек, который  еще в разгроме корниловского заговора  активно участвовал, который Советскую власть  на Дону после Октября устанавливал,  почти два года уже воевал за Советскую власть (да еще как воевал!) – не состоит в партии!  Иосиф Виссарионович стал  допытываться у Буденного, почему он не хочет вступать в партию.  Ага! Не хочет! Буденный несколько заявлений писал еще в Царицыне в политуправление 10-ой армии, но они там исчезали бесследно.
       Семен Михайлович что должен был делать?  Ехать в политотдел и теребить там партийных чинуш, окопавшихся при армии?  Конечно, он подумал, что политотдел не рассматривает его заявление,  потому что не считает его еще достойным звания большевика.  И старался быть достойным.    Но пока он не был большевиком,  он полным доверием у партии и власти не пользовался – такое время было.  Вернее,  Троцкий с его шоблой спекулировали именно тем, что Буденный не большевик.  Значит,  не полноценный командир, а почти предводитель разбойничьей ватаги, значит его нужно держать в ежовых рукавицах и  даже в мыслях не держать возможность  выдвижения его на вышестоящую командную должность.    Поэтому фронтами и армиями командовали  бывшие офицеры, боевой опыт и заслуги  которых по сравнению с Буденовским  были ничтожными.   И долго еще  клеветали на буденовцев,  изображая их расхристанной бандой.  Вплоть до Бабеля.  Даже не стеснялись эту клевету дуть в уши Ленину, потом мы остановимся на этом.
     Сталин здесь же, на Реввоенсовете, эту ситуацию исправил, Семена Михайловича прямо на месте приняли в партию.  А вот из беспартийности  командира конного корпуса, а теперь командарма,  понятна и ситуация с политработой в армии. 
     О роли Климента Ефремовича в Первой Конной сейчас  вспоминают почти исключительно, как о роли комиссара, политработника.  Я постарался показать, что  уже по предложениям Ворошилова на первом заседании командования новой армии видно, что комиссарство там было только одним из аспектов работы.  Но было и это, конечно. потому что политработа в армии была на крайне низком уровне.  При высокой степени дисциплинированности и сознательности бойцов, там было примерно тоже самое с политической грамотностью, как и у чапаевцев, почти точно, как в кино показано, когда Чапая спрашивали, за кого он  - за коммунистов или большевиков...
       
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments