p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).

      Но А.И.Егоров – это еще ангелочек с белоснежными крылышками. То, что происходило дальше –  историками советского времени было забыто, потому что такое советским школьникам и студентам рассказывать было категорически нельзя.  Если на лекции по Истории КПСС  преподаватель стал бы говорить о том, как вели себя некоторые командиры Красной Армии , то слушатели прямо с мест начали бы задавать вопросы:  а почему их не расстреляли?  Лектору пришлось бы объяснять, что все-таки их к стенке поставили, только позже. Лет через 20.  Во времена «культа личности».   И тогда следующий вопрос был бы закономерным:  какой-то странный «культ личности», если при нем их так долго терпели. 
     И так можно было допрыгаться до того,  еще в эпоху Брежнева возродился бы сталинизм.    Такого допустить, конечно, нельзя было. 
    К 1 января 1920 года был  освобожден Донбасс.  Связи со штабом фронта у буденовцев по-прежнему не было.  Последний разговор между командованием конной армии и Егоровым был 23 декабря,  я его цитировал.   Да и Реввоенсовет Первой Конной, у меня сложилось такое впечатление,  уже плюнул на фронт.  Ворошилов, Буденный и Щаденко поняли, что толку от этого командования нет никакого.  На обеспечение надеяться тоже перестали, перешли на самообеспечение, тем более, что трудящиеся Донбасса своим освободителям оказывали помощь с радостью. Они хлебнули уже лиха от белых.
       Встал вопрос о дальнейших действиях армии, директивой, полученной при начале наступления на Донбасс предписывалось выйти к Таганрогу.  Разведка доносила, что и белые отводят туда свои части.
     Сомнения в правильности прежнего плана возникли у Семена Михайловича,  обстановка показывала, что Деникину важнее удержать ключевые опорный пункты – Ростов и Новочеркасск.   Ворошилов предложил отдать приказ о движении на Таганрог, выехать в передовые части, там сориентироваться по обстановке.  И когда было установлено, что основные силы белых сосредотачиваются в районе Ростова, Реввоенсовет инициативно принял решение одновременно наступать и на Таганрог, по плану Егорова, а основной удар нанести в направлении  Ростова. 
     На Таганрог пошли 11-я кавалерийская дивизия и 9-я стрелковая дивизия под общим командованием Щаденко, усиленные бронепоездами,  и уже 6 января ими город был занят.  
  А 7 января основные силы Буденного  ударили в направлении Ростова.  В это же время двигаясь на фланге Конармии, к городу стали подходить части 8-ой армии красных, и  7 января, две дивизии этой армии, 15-я и 16-я,   были атакованы с фланга крупным кавалерийским соединением Деникина, понесли большие потери и отошли, укрывшись за позициями 4-ой дивизии Буденного.  Вот этот факт запомните.
    Уже 8 января оборона белых Конармией была прорвана и 6-я кавалерийская дивизия ворвалась в город.   Деникинцы столь быстро развития событий не ожидали, город был взят, что называется, тепленьким.  К 10 января Ростов от белых был очищен, а 4-я дивизия заняла и Нахичевань.
    Ворошилов с Буденным отправили телеграмму в адрес Реввоенсовета Южного фронта и Ленину:
««Красной Конной армией 8 января 1920 г. в 20 часов взяты города Ростов и Нахичевань. Наша славная кавалерия уничтожила всю живую силу врага, защищавшую осиные гнезда дворянско-буржуазной контрреволюции. Взято в плен больше 10000 белых солдат, 9 танков, 32 орудия, около 200 пулеметов, много винтовок и колоссальный обоз. Все эти трофеи взяты в результате кровопролитных боев. Противник настолько был разбит, что наше вступление в города не было даже замечено врагом и мы всю ночь с 8 на 9 января ликвидировали разного рода штабы и воинские учреждения белых. Утром 9 января в Ростове и Нахичевани завязался уличный бой, длившийся весь день.
10 января города совершенно очищены и враг отогнан за Батайск и Гнилоаксайскую. Только страшные туманы и дожди помешали преследовать врага и дали ему возможность уничтожить небольшие переправы через реку Койсуг у Батайска и через р. Дон у Аксайсхой. Переправы через р. Дон и железнодорожный мост в Ростове целы.
В Ростове Реввоенсоветом Конной образован Ревком и назначен начгарнизона и комендант. В городе масса разных интендантских и иных складов, переполненных всяческим имуществом. Все берется на учет и охраняется.
Сегодня, 11 января, был смотр двум кавдивизиям, где присутствовало много рабочих Ростова и Нахичевани во главе с подпольной организацией коммунистов. Провозглашены[384] приветствия Красной Армии, Советской республике и вождям Коммунистической революции.
Реввоенсовет Конной от имени Конармии поздравляет Вас со славной победой и от всей души провозглашает громовое «ура» за наших вождей.
Да здравствует великая Красная Армия!
Да здравствует окончательная победа коммунизма!
Да здравствует мировая Советская власть!».

      
   И с этого момента начинается нечто невообразимое.  Ростов – основной опорный пункт Деникина.  Ясно, что командование войсками, которое обеспечило взятие города, сразу становится в шеренгу главных победителей.   Им - ордена,  почетное революционное оружие и служебный рост.  У любого адекватного высшего армейского начальства должно появиться намерение выхватить из Реввоенсовета такой армии кандидатуры на должности уже командующих фронтами.   Но там все должности уже заняты.  И  все командующие фронтами понимают, что они очень серыми выглядят на фоне Климента Ефремовича и Семена Михайловича.  Александр Ильич Егоров мог попытаться приписать себе мудрое руководство Первой Конной, но его бы здесь же осадил товарищ Сталин, который входил в Реввоенсовет Южного фронта и своими глазами видел, как Егоров руководил.  Поэтому Александр Ильич вёл себя очень скромно.   Но он же был не единственный, кто мечтал о славе и лаврах!
      10 января Южный фронт Егорова был переименован в Юго-западный, а Первая Конная армия передана в подчинение Юго-восточному фронту, командующий Василий  Иванович (но не Чапаев) Шорин, бывший полковник.  
      И 12 января в Ростов прибыл командующий 8-ой армией Юго-восточного  фронта Сокольников,   это вот его две дивизии, сунувшись к городу 7 января получили от деникинцев звездюлей и  побежали прятаться за спинами буденовцев.
     Сокольников в городе собрал совещание командиров своих дивизий, пригласил на это совещание Ворошилова с буденным и там с наглой мордой объявил, что Первая  Конная не по праву вошла в Ростов, она должна была брать Таганрог и Нахичевань,  значит, Буденный и Ворошилов – гады позорные, которые лишили 8-ю армию славы и почета.
    Как вспоминают некоторые очевидцы, Семен Михайлович хотел просто дать Сокольникову в морду.  Ворошилов его удержал, кончилось тем, что разругались, Климент Ефремович сказал этому «герою»:
-Сначала воевать научись, потом уже города штурмуй.
    Буденный с Ворошиловым с совещание ушли, хлопнув дверью так, что она едва с петель не слетела. Семен Михайлович так написал:
«Когда мы вышли на улицу, Климент Ефремович упрекнул меня за резкий тон в разговоре с Сокольниковым.
— Каким же тоном говорить с такими людьми?! Видите ли, ему не нравится, что Ростов заняла Первая Конная,  а не 8-я армия. Учтите, Климент Ефремович: за недовольством Сокольникова кроется ненависть наших врагов, которые при каждом удобном и неудобном случае суют палки в колеса Конармии, стремятся принизить каждую ее победу. Кому это на пользу?..
— Ну, довольно бушевать, Семен Михайлович, — остановил меня Климент Ефремович. — Знаю, сейчас вспомнишь, что Конармию ничем не снабжают, что выздоравливающих конармейцев из госпиталей направляют в другие армии...».

        Наверно,  Гриша Сокольников (Бриллиант) тоже стал невинной жертвой «сталинского террора»? Он же был честным коммунистом, да?...
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments