p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов. (из черновика книги)

  На 10-ый съезд РКП (б)  Климент Ефремович  уже был избран делегатом.    Дальше задвигать его в угол РВС Республики уже не имел возможности, слишком оглушительной была слава «первого красного офицера».   Более того,  на заседании 10 марта Климент Ефремович был председательствующим,  а это уже – признак того, что он выдвигался в первые ряды большевиков. На этом съезде Ворошилов и Фрунзе были избраны и в ЦК РКП (б).  Съезд был знаковый, один из самых важных в истории партии большевиков. На нем была Владимиром Ильичем Лениным провозглашена новая экономическая политика,  и проходил он на фоне  очень непростом.   Кронштадтский мятеж.    Нельзя не остановиться на нем при рассмотрении биографии Ворошилова.  Мятеж был очень опасным.  Ленин на съезде четко обозначил  инициаторов и степень его опасности: «За две недели до кронштадтских событий в парижских газетах уже печаталось, что в Кронштадте восстание. Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев…Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые, потому что мы имеем дело со страной, где пролетариат составляет меньшинство, мы имеем дело со страной, в которой разорение обнаружилось на крестьянской собственности, а кроме того, мы имеем еще такую вещь, как демобилизация армии, давшая повстанческий элемент в невероятном количестве».   
    Но Владимир Ильич, по понятным причинам, не мог в те дни назвать главных виновников, деятельность, вернее, преступная бездеятельность которых привели к восстанию матросов.   Сама партия находилась на грани раскола, борьба с внутрипартийной оппозицией была в самом разгаре, поэтому прямо заявить о тех, кого нужно было отдавать в трибунал за всё, что произошло в Кронштадте,  еще было невозможно, 
      И это умолчание перекочевало в историографию, создав моменты для различных спекуляций.  На самом деле, как мне видится,  проблема с Кронштадтским мятежом предельно проста.  И она опять в Троцком.  Я сам уже опасаюсь, что у читателя возникнет подозрение в моем навязчивом стремлении на Льва Давидовича все стрелки перевести. Но, тем не менее…
      В Кронштадте стояло два очень интересных и очень больших корабля с пушками, в ствол которых можно было без труда хорошего поросенка засунуть: линкоры  «Петропавловск» и «Севастополь», переименованные после революции в «Марат» и «Парижскую коммуну».  Отличались эти линкоры тем, что в Феврале 1917 года там была самая шумная буза и офицеров за борт швыряли особенно азартно, потому что среди матросов было очень сильно влияние анархистов, эсеров и прочей сволочи.     И когда после Октября кронштадтских матросов стали брать для усиления отрядов Красной гвардии и Красной армии, как наиболее революционную и организованную силу, то эту линкоровскую компанию предпочитали особо не трогать, в результате только примерно 4 % из состава «Марата» и «Парижской коммуны» были призваны на фронты и для укрепления органов Советской власти. Естественно, выгребли наиболее сознательных, осталась почти исключительно анархо-эсеровская братия, о которой даже сам Троцкий отзывался красноречиво, писал, что у них прически, как у сутенеров.   «Красоту» матросских  чубов Лёва заметил, но стричь их парикмахеров не прислал. Точнее, он прислал такого парикмахера…!
   Остальной гарнизон базы Балтийского флота к 1921 году был не многим лучше.  Всех сознательных и дисциплинированных, большую часть гарнизона и команд  других судов,  выгребли на фронт почти под гребенку.  Но бросать корабли и базу без личного состава было нельзя, поэтому вместо  убывших пришли мобилизованные крестьянские парни.  И Кронштадт  захлестнула мелкобуржуазная стихия. Потому что службой там никто толком не занимался, на политическую работу забили.  А создалось такое положение из-за кадрового решения наркомвоенмора.   Троцкий – это какой-то сплошной человек-парадокс.  Если бы я не был уверен, что он был элементарно глуп и беспрецедентно амбициозен, и этот коктейль его личных качеств двигал его на неподдающиеся никакой логике поступки, то точно стал бы искать за всеми его действиями таинственную руку международного фининтерна.
   В командование  РККА  Лёва понапихал  бывших полковников, которые и в старой армии ничем не отличились, а во флоте он сделал ровно обратное.   Заслуженных адмиралов, которые приняли Советскую власть, добровольно пошли ей служить и служили до своих последних дней, а не до годов «сталинских репрессий», он задвинул и назначил  в командующие Балтийским флотом   просто редкостного раздолбая по имени Федор, по фамилии Раскольников.   Послужной список Раскольникова настолько красноречиво свидетельствует, что  его не знали, куда задвинуть от греха подальше еще до 1920 года, когда он и очутился во главе Балтфлота!     Даже в плену у англичан сумел побывать!
     Ну и результат получился ожидаемым -  Федор флот развалил. С началом мятежа ему и дали пендаля, от должности отстранили.
   О  причинах мятежа особенно говорить нечего, они довольно известны.  Интереснее то,  как его подавляли.   Классика жанра.  Собрали 7- армию, которая уже была в процессе демобилизации, поставили командовать  Михаила Тухачевского  и по всем правилам военной науки стали вести осаду. 8 марта двинулись на штурм.  Хронически не везло Мише-скрипачу на поле боя, никак не давались ему победы.  Конечно, матросы, необученные воевать в качестве пехоты,  умыли  Тухачевского. Конечно, не совсем матросы, офицерья там хватало и даже один генерал был – Козловский.  Но не суметь подавить сопротивление крайне недисциплинированного противника  - это что-то с чем-то.
      А ведь наступала весна.  Буквально через несколько дней могла начаться подвижка льда,  и уже тогда Кронштадт стал бы продолжительной головной болью. Более того, французы и англичане уже были готовы снабдить гарнизон продуктами, как только установится чистая вода.  Что они в обмен  могли получить?  У меня есть такое подозрение – весь Балтийский флот.
      Ленин с тревогой следил за развитием событий, момент был критическим.  И тут 11 марта Климент Ефремович  Ворошилов предложил сформировать из делегатов съезда группу добровольцев для участия в подавлении мятежа. Собрали 300 человек, возглавил ее Ворошилов,  в тот же день вечером выехали в Петроград.
    В ночь на 17 марта Климент Ефремович лично повел колонны красноармейцев, в которые были включены делегаты съезда на штурм по льду.  Когда в крепости заметили  наступающие цепи, было уже поздно.  Форты огонь открыли с запозданием, прицеливанию мешала темнота.  Всё оказалось элементарно просто.  К  утру 18 марта Кронштадт был полностью очищен от мятежников.  Самое смешное  в том, что главари бунтовщиков смылись в Финляндию еще до начала штурма.  Да и вообще большая часть участников,  более 8 тысяч человек, туда же убежали. В итоге, 18 марта в крепости атакующих оказалось в несколько раз больше защитников.  Остальные мятежники, как только узнали, что вожаки  их  бессовестно бросили, сдались.  
  Про «кровавое подавление».  Финны перебежчиков разместили в  лагерях.  Так оттуда значительная часть мятежников убежала назад, в Россию, как только узнали, что для ВЧК интерес представляют только зачинщики, рядовых,  обманутых граждан, что моряков, что тамбовских крестьян Советская власть прощала.  Это все же Советская власть была, а не хунта Пиночета.   Цифры о тысячах зверски казненных пусть останутся на совести тех историков, которые их выдумывали,  соревнуясь друг с другом в арифметике…
     





 
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments