p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Советско-финская война. (часть 1)

Оригинал взят у p_balaev в Советско-финская война. (часть 1)
Эта статья войдет почти полностью в книгу о К.Е.Ворошилове.

Я  много «ласковых» слов уже  написал в адрес советских историков, и, наверно, совершенно напрасно написал.    Какие к черту историки в Советском Союзе могли быть, если лысый Никита на 20-м съезде   прямо объявил о ликвидации  исторической науки.  Ничего двусмысленного в его указании исправить книги по истории  и написать новые  не было.  После этого единственным историком в стране  стал идеологический отдел  ЦК КПСС
     Полководческая деятельность  Климента Ефремовича Ворошилова  в  период   до Великой Отечественной войны  явилась объектом особо изощренной лжи   со стороны  идеологов ЦК КПСС.  Умолчания о ней  этим  родителям перестроечных пропагандистов было мало.  Они пошли даже на  то, что  блестящую победу Красной Армии в финской зимней войне 1940 года  представили как компанию почти неудачную.  Победу в ней – пирровой.  Закономерно, что  современная  военно-историческая наука , действуя в направлении этой логики,  уже прямо говорит о том, что Маннергейм нанес  Советскому Союзу поражение. 
    Сегодня начинают раздаваться голоса, начинающих трезветь исследователей тех событий, но многолетняя ложь уже насколько застит им глаза, что они не видят явного, и продолжают твердить о каком-то неудачном первом этапе в боях с финнами. Гипноз – штука  серьезная.
     После переворота 1953 года   заговорщикам  в ЦК, пока их власть еще окончательно не утвердилась,  пока существовала  оппозиция в лице соратников Сталина, крайне важна была поддержка военных.  А маршалы и генералы требовали славы и почестей, да должностей, достойных этой славы.   Иосиф Виссарионович из числа полководцев был уже исключен. Он глобус трубкой вертел всю войну.  Но оставалась Ставка ВГК. Имена членов Ставки маршальско-генеральской славе мешали.   Костяк же Ставки вместе со Сталиным составляли «царицынские товарищи» - К.Е.Ворошилов, С.М.Буденный и С.К.Тимошенко.   Их нужно было из числа командования исключить каким-то образом. Иначе не очень удобная ситуация для  примкнувших к заговорщикам  военным получалась:  фронтами-то они командовали,  но ими командовали тоже, над ними был высший военный орган страны.   Выходила слава победителей фашизма  половинчатой. Полной славы триумфаторов не вырисовывалось.
     Никак без роли Ставки ВГК было не обойтись.  Тогда придумали очень забавный трюк.  Рядового члена Ставки – Георгия Жукова  произвели в единственные заместители Верховного Главнокомандующего.   Насочиняли всякой беллетристики,   в которой дядя Жора орал:  «Я не первый заместитель Сталина! Я – единственный!».  Одна фигура в Ставке появилась.  Но этого было  явно недостаточно.   Самолюбие  «маршала Победы» было удовлетворено.  Только кто еще в Ставке был, когда  Жора Берлин штурмовал?  Он же фронтом в той операции командовал, а командующий фронтом подчинялся Ставке.  
      К счастью, у ЦК  нашелся еще один маршал-холуй.  Александр Михайлович Василевский.  Следующий, после Бориса Михайловича Шапошникова, начальник Генштаба.  Начальник Генштаба в состав Ставки входил.   Как и начальник штаба полка входит в состав командования полка.  Но  советские военные историки сделали  такое, что у любого курсанта военного училища, если он элементарно над этим задумается,  будет болеть надорванный от смеха живот.   Они из начальника штаба сотворили полководца!   Шапошников и Василевский в этой должности стали не просто военачальниками, а полководцами!  Операции разрабатывали, операциями руководили! 
Военачальниками они, конечно, были. И были видными военачальниками.  Но разница между полководцем и  просто военачальником, между командующим  фронтом, армией, дивизией  и начальником соответствующего штаба… Такая же, как между  директором завода и главным  экономистом завода.
      Но тут опять «маленькое неудобство» возникло.   Тот же Иван Степанович Конев мог справедливо и возмутиться: «Как так? Я  Шапошникову и  Сашке Василевскому подчинялся? Да еще и Жорке Жукову!  Да Жорку Верховный, когда он меня попробовал от Берлина отогнать,   с полпинка приземлил! А Сашка  вообще трус  такой, что даже от отца-священника отрекся!»
       Пришлось, хоть со скрипом, но пришлось этим  холуям ЦК КПСС  «выправлять» линию со Сталиным.  Жуков  забыл свое письмо поганенькое, которое он после 20-го съезда сочинил и начал, кривя рот, признавать, что Иосиф Виссарионович в стратегии  разбирался. Не так, как он,  «маршал Победы», но кое в чем петрил.   Василевский тоже подпел.
       Вот эта схема  до наших дней и существует:  Сталин, Жуков и  начальник Генштаба – это и есть Ставка Верховного Главнокомандования. 
   А Ворошилов и Буденный?  Да они так, по мелочи.  Один партизанами, другой кавалерией командовали. Про Тимошенко вообще забыли. 
        К счастью,  среди этой предавшей своего Верховного, да и свою Советскую родину предавшей,  маршальско-генеральской сволочи,  нашлись достойные звания коммуниста люди.  Один из них – Константин Константинович Рокоссовский.  Он написал воспоминания, названные «Солдатский долг».    Я долго ломал голову: почему его мемуары именно так называются?    Вот не подходит к ним название, хоть убей!  Просто описание военных операций, в которых он принимал участие в качестве командира корпуса, командарма, командующего фронтом.  Довольно сглаженное и бесконфликтное описание, ничего  там нет противоречащего, по большому счету,  официальной советской истории, даже не понятен вообще смысл их написания. Роль Сталина в них есть,   но не больше, чем ко времени их издания она представлена в мемуарах других военачальников…     Какой «солдатский долг»? Кому он отдан? 
   Вот! Когда я задал себе вопрос: а может быть К.К.Рокоссовский   писал не о своем солдатском долге, а отдавал этой книгой свой солдатский долг,  бросился внимательно её перечитывать,  сам удивился, как я раньше не увидел того, что там в глаза бросается?  Константин Константинович отдавал свой долг честного солдата своим командирам  этими воспоминаниями. Он в открытую назвал людей, которые играли главную роль в руководстве  советскими войсками в войне против гитлеровской Германии.  Зная, что редактировать книгу будут жестко, зная, что редактировать ее будет подлая сволочь, которая, как и всякая подлая сволочь, особым умом не отличается, он главное  выложил на демонстративно открытое место.  Лучший метод спрятать.  И никто так это и не увидел!   Русским языком, черным по белому написано…  Ни один военный историк даже внимания на это не обратил! 
    Потерпите до главы об участии Климента Ефремовича в Великой Отечественной войне,  кое-что в книге Рокоссовского   покажу, удивитесь очень сильно.
     Ну а Ворошилов вообще мешал  в  ЦКовской версии войны так сильно, что пришлось  им отступать от событий 1941-1945 годов  еще дальше вглубь.    Ведь если, как они утверждали, он в Первой Конной только комиссарил, потом, благодаря близости к Сталину, стал наркомом Обороны,  будучи некомпетентными в военных вопросах,   а во время Великой Отечественной как полководец не состоялся, то образовывался непонятный  вопрос с финской войной.  Он же в ней был Главнокомандующим!  Если же войну с Финляндией  оставить в истории так, как было на самом деле – блестящая победа, то получится несуразица.    Армия Маннергейма была   штукой очень серьезной,  европейской армией, создавалась инструкторами французскими, английскими, германскими, и  Советской правительство полагало, что война с ней продлится  почти год, до осени.    Но войска  под  командованием Климента Ефремовича  нанесли ей поражение уже через три месяца,  и Суоми запросила мира.  
     Тогда сделали  «финт ушами» - запустили  сплетню о двух этапах: неудачном, пока Ворошилов командовал, и удачном, когда его  сменил Тимошенко.   На самом деле, никто никого не сменял, Климент Ефремович  главнокомандующим так и оставался, а создание фронта под Семена Константиновича было с самого начала запланировано.
    И снова не всё у «историков» состыковывалось.  До Финляндии еще Япония была. Хасан и Халхин-Гол.   Тоже две успешные, хотя и небольшие,  операции.  А Ворошилов в то время был наркомом Обороны, значит, к ним прямо был причастен.  Что придумали?  -  А Хасан приписали со всеми  успехами и неуспехами Блюхеру,  и вообще нарисовали из тех боев  сплошь одни  провалы и позор.   Только японцы тогда неизвестно почему  больше на Дальнем Востоке на рожон лезть не стали.  Умылись и сидели тихо. 
      Оставили  исследователи за Ворошиловым  в хасанских  событиях  только  «разбор после полетов».   Мы бы так и считали, но  маршал Василевский тоже след в истории в виде мемуаров пожелал оставить.  У него, человека тщеславного,  по воле переворота в 1953 году, ставшего в ряд самых главных полководцев страны,  границ тщеславия не было, поэтому он понаписал, что еще когда в пеленки прудил, уже был почти  Александром Македонским и проболтался о том, какую он важную роль играл в Генштабе возглавляя отделение оперативной подготовки:
«В июле 1938 года японские милитаристы предприняли вооруженное нападение на нашу территорию у озера Хасан. Они хотели проверить нашу боевую готовность. Получив приказ военного командования, советские войска 2 августа перешли в наступление. Боевые действия продолжались неделю. Японские войска в составе двух пехотных дивизий, пехотной и кавалерийских бригад и нескольких отдельных танковых частей и пулеметных батальонов, поддерживаемых действиями  70 боевых самолетов, были разбиты, а остатки их выброшены с советской территории.
По приказу начальника Генерального штаба, почти все эти дни я провел на дежурстве у телеграфного аппарата, в комнате, оборудованной для этой цели напротив кабинета наркома К. Е. Ворошилова».

     Похвастался, называется.  Климент Ефремович, как нарком Обороны,  лично руководил  действиями советских войск  (да, из Москвы.  Сталин тоже в должности Главкома фронтами из Москвы командовал), а  Александра Михайловича  у тумбочки с телеграфным аппаратом посадил.  Дневальным.    Но Александр Михайлович – гений в тактике и стратегии, а  Ворошилов – академиев же не заканчивал, но  командовал  гением  с беспардонной  наглостью. Поэтому Василевский на этой же странице своих мемуаров  своего наркома  обгадил.  Мелко и подло обгадил.   Когда  Генштабом составлялся приказ по недостаткам и просчетам во время боев в Хасане, в него вносились поправки.  Со слов Василевского, единственное, что вписал Климент Ефремович: «У меня осела в памяти, свежа и до сих пор поправка, внесенная рукою любимого нами К. Е. Ворошилова, в раздел о недостатках в тактической подготовке бойца. Там, где говорилось о слабом умении бойцов при наступлении пользоваться малой шанцевой лопатой, о пренебрежительном отношении к ней, о неумении быстро окапываться при перебежках, что приводило к излишним потерям в людях, К. Е. Ворошилов вписал в приказ (привожу по памяти): «Наш долг добиться от бойца уважения и любви к своей лопате и научить его пользоваться ею так же быстро и сноровисто, как быстро и сноровисто он орудует ложкой за столом».
     Ну, понятно, какой из Ворошилова нарком и полководец, только   про  лопату и ложку писать способен.  Мужик необразованный.  Ничего про маневр огнем и декавильки. Не Тухачевский.
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments