p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Ворошилов . (из черновика книги).

  Брежневская клика  в дискредитации всего советского была, кажется,  намного изощреннее и подлее, чем  их перестроечные выкормыши.  Дикредитировалось вообще всё тотально.  Даже звание Героя Советского Союза.   Золотая Звезда превратилась в юбилейную медаль. 
      Не обошло это и Климента Ефремовича.  Наградили.  На фоне того, что стали особенно активно изображать его и в художественной литературе, и в кинематографе недалеко-туповатым простачком, застрявшим во времени  комиссарства в Первой Конной.   Как вспоминал бывший сотрудник охраны Ворошилова, он  после награждения уже никогда не надевал свой маршальский мундир.   Фото в мундире с этой звездой есть.  Ну,  это сделать несложно.  Достаточно посмотреть фото членов Политбюро в пиджаках со всеми регалиями и сравнить их гладкие морды на тех фотографиях  с теми пробуханными харями, которые они имели в действительности, даже под гримом на киносъемках, чтобы оценить искусство монтажа.
    Ворошилову какие-то звания нужны были, как увешанной брюликами Людмиле Зыкиной пластмассовые клипсы.    Он был – ВОРОШИЛОВ!   Также и Буденного награждали.   Нам, пацанам 60-70-х было плевать сколько звезд у Семена Михайловича на кителе висит. БУДЕННЫЙ!  Деревянными саблями мы  бурьяну-белякам головы рубили, играя в буденовцев даже не зная, сколько орденов у Семена Михайловича. 
    И Сталина упорно уламывали согласиться на ГСС, но он никогда эту звезду не носил. СТАЛИН!
       Зато когда наши деды стали умирать, стало забываться, кто такой ВОРОШИЛОВ настоящий,  звание ГСС оказалось опошленным. Потому что в кино и книгах – Климент Ефремович потерявшийся во времени глуповатый дядька, а в официозе – дважды ГСС. 
    Вот такой трюк.  
         Но Академию Генштаба лишили звания ворошиловской…

       «Снятый» за «неспособность»   с командования Ленинградским фронтом, Климент Ефремович начал исчезать в советско-брежневской историографии Великой отечественной войны… оставаясь членом Ставки ВГК. 
      Вязьма.  Серьезное поражение советских войск от вермахта, которого никто не ждал.  К октябрю 1941 года ситуация на фронтах уже была вполне себе благополучная.  Ленинград стоял,  и сил у Лееба для штурма города не было, он и блокаду удерживал из последних сил.  На Юго-Западном направлении С.К.Тимошенко немцев уже плотно держал и готовил там большую операцию, которая в ноябре привела к освобождению Ростова и настоящей паники у Гитлера.
    Немцы  забыли о своем первоначальном намерении сожрать весь СССР до Волги за одно лето. Сил у них не хватало на несколько больших наступлений. Они выбрали именно тогда главной целью Москву. В надежде нанести РККА хоть и не стратегическое военное поражение, но хотя бы политического успеха достигнуть.  А Ставка намерения немцев угадала. И это направление усиливало, собирало туда и резервы и лучшие командные кадры, тех, кто себя проявил в первых боях с гитлеровцами.  Вот именно в ожидании удара немцев на Москву получил новое назначение К.К.Рокоссовский.
        Но подкачал Иван Степанович Конев.  Почему бы Мартиросяну и его предателем не назвать?
Воевал Иван Степанович умело, грамотно и мужественно. Под  Смоленском его армия попала в окружение, он из окружения вышел, потом принимал участие в Духовщинской операции,  в которой  немцев еще раз в 1941 году умыли кровью.  И С.К.Тимошенко, отбывая на Юго-Западное направление взамен С.М.Буденного, которого в Ставку отозвали  (в Ставке требовались уже люди, которые могли планировать стратегические операции), вместо себя оставил командующим Западным фронтом Конева.
       Ивану  Степановичу не хватило опыта. Он прозевал фланговые удары фон Бока.  Винить его в этом?  Покомандуйте фронтами, Берлин штурмом возьмите, а потом уже вините. 
   И Сталин его не обвинял ни в предательстве, ни в халатности. Война есть война. По головке никто не гладил, но и ордена не дали.   На нижестоящую должность поставили, заместителем командующего фронтом. А комфронтом – Г.К.Жукова.
     И тут  начинается самое «прекрасное».   Ведь по трактовке брежневских пропагандистов, Жуков сменил  на Ленинградском фронте «несправившегося» Ворошилова.  Да как еще сменил!  Так, что в фильме «Блокада» Климент Ефремович выглядит вообще опущенным ниже канализации.
        После  «вяземской катастрофы» Жукова выдергивают из Ленинграда и посылают принимать Западный фронт.  Он приезжает в Вязьму и там застает картину намечающейся расправы над И.С.Коневым комиссии в составе Ворошилова и Молотова.  Так это представлено, что Коневу светила судьба Д.Г.Павлова.
    Но одновременно с комиссией, в Вязьму был послан героический товарищ Жора Жуков. Лично Сталиным был послан принять фронт и навести образцовый порядок.  Почему его не с комиссией послали, а отдельно – черт его знает. 
     Пользующийся особым доверием Сталина  Жуков, комиссию посылает лесом, говорит, что Конева в обиду не даст и берет его к себе заместителем.  А Клим Ворошилов и Славка Молотов пусть  идут этим лесом, пока Жора им пинков своим генеральским сапогом не надавал.
       И Жуков так ситуацию описывает: «10 октября я прибыл в штаб Западного фронта, который теперь располагался в Красновидове.
В те дни в штабе фронта работала комиссия Государственного Комитета Обороны. Она разбиралась в причинах катастрофы войск Западного фронта. Меня вызвали к телефону. Звонил И. В. Сталин. [16]
— Ставка решила освободить Конева с поста командующего и назначить вас командующим Западным фронтом. Вы не возражаете?
— Какие же могут быть возражения!
— А что будем делать с Коневым? — спросил И. В. Сталин.
— Коневу, я думаю, следует поручить руководство группой войск на калининском направлении. Это направление слишком удалено, и там нужно иметь вспомогательное управление фронта.
— Хорошо, — согласился И. В. Сталин. — В ваше распоряжение поступают оставшиеся части Резервного фронта и части, находящиеся на можайской линии. Берите скорее все в свои руки и действуйте. Приказ мною подписан и уже передается фронтам.
— Принимаюсь за выполнение указаний, но прошу срочно подтягивать более крупные резервы, так как в ближайшее время надо ожидать наращивания удара гитлеровцев на Москву».
      Потом еще снимут фильмы, где Жуков строгим голосом говорит Молотову и Ворошилову, что  Конева в обиду не даст.
       Что-то не вяжется?  Конечно, кто такой Жуков, чтобы самому Молотову Вячеславу Михайловичу какие-то условия ставить и перед ним крутого из себя изображать?  Вес личностей оцените.  Это если пока вы не понимаете веса Ворошилова.   Если бы Жора на совещании в штабе Западного фронта хоть одно некорректное слово в адрес старых большевиков сказал, то,  может быть, в морду сразу от Климента Ефремовича и не получил бы, но испуганным остался бы надолго.
    И сам процесс направления Комиссии разобраться с Коневым  мог выглядеть примерно так,  если Сталин не был одержимым кровожадностью маньяком:   он вызвал бы к себе Ворошилова и по-свойски попросил бы поехать в Вязьму.  Именно по-свойски.  Потому что они были настолько дружны, что даже иногда на публике забывали о субординации. Фотографы их подлавливали, когда они,  сидя в Президиуме съездов, о чем-то шептались и смеялись. Может даже анекдоты друг другу рассказывали.   Да-да, папарацци уже тогда были. 
- Клим, дорогой, я знаю, что уже задергал тебя  с этими фронтами-конференциями, слушай, съезди к Коневу, разберись там в обстановке. И Вячеслава возьми с собой, чтобы все осознали серьезность. Он строгий и важный.  Иван Степанович молодой еще, на фронте не освоился, подумал, что мы немца почти победили, поэтому прошляпил фон Бока. Нужно в чувство привести. А так парень способный. И не предатель. После прорыва немцев он не в плен побежал, а пытается фронт восстановить, как умеет. С командующего мы его пока снимем, конечно, а то не получится наказания.  Поставим Жукова, пусть Конев у него в заместителях походит. Согласен?  Гинденбургов у нас не хватает на все фронты, так что будет их сами воспитывать.
     Примерно так, но думаю, что и кандидатура Жукова определялся ими совместно.   И климент Ефремович взяли с собой Жукова, поехали в Вязьму.  Не, Жуков не сам поехал, как он писал, он тилипался на своей машине в кортеже Ворошилова.   В штабе И.С.Конева К.Е.Ворошилов объяснил командующему «политику партии», потом вызвал из предбанника Георгия Константиновича, который   там послушно ждал и объявил, что теперь фронтом будет командовать Жуков.  И никаких «репрессий» Коневу не светило.  Набрехали всё про это.  А К.К.Рокоссовский брехунов «сдал», с потрохами, вот как он описывает процесс  снятия Конева и назначения Жукова на Западный фронт:
«В небольшом одноэтажном домике нашли штаб фронта. Нас ожидали товарищи Ворошилов, Молотов, Конев и Булганин. Климент Ефремович сразу задал вопрос:
— Как это вы со штабом, но без войск шестнадцатой армии оказались под Вязьмой?
— Командующий фронтом сообщил, что части, которые я должен принять, находятся здесь.
— Странно...
Я показал маршалу злополучный приказ за подписью командования.
У Ворошилова произошел бурный разговор с Коневым и Булганиным. Затем по его вызову в комнату вошел генерал Г. К. Жуков.
— Это новый командующий Западным фронтом, — сказал, обратившись к нам, Ворошилов, — он и поставит вам новую задачу.
Выслушав наш короткий доклад, К. Е. Ворошилов выразил всем нам благодарность от имени правительства и Главного командования и пожелал успехов в отражении врага».
      Теперь скажите, что я не прав в своих предположениях…
                 
Tags: Ворошилов
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments