p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).

Теперь главный вопрос:  что послужило причиной убийства Иосифа Виссарионовича? Основная принятая на сегодняшний день версия гласит, что Сталин пытался отодвинуть партию от власти, сделать ее только идеологическим органом. Партноменклатура испугалась того, что она потеряет все рычаги влияния и решилась на устранение Вождя. Извините, но это чушь, в основу которой легли воспоминания Константина Симонова о Пленуме ЦК КПСС, состоявшемся после 19-го съезда. 
Юрий Игнатьевич Мухин, дав завладеть собой идеей о попытке Сталина устранить партию от власти (он только забыл, что партия власти не имела никакой, кроме власти над своими членами),  прибегнул совсем уже к откровенной эквилибристике, не усмотрев в принятых 19-м съездом изменений в Устав «политической работы» Президиума, которым был заменен Политбюро.
Мухин: «Таким образом, функции «политической работы», как в старом Уставе, исчезли, Президиум должен был руководить только организационной работой в партии в промежутках между пленумами ЦК, Президиум фактически стал приемником не Политбюро, а Оргбюро, которое упразднили.
Получив вместо Политбюро Президиум, КПСС уже нечем было управлять страной, поскольку в Президиум ЦК, т. е. в собственно руководящий орган КПСС, главе СССР и главе Советской власти входить уже не было необходимости...»

Сравним старый и измененный Уставы.

Старый Устав: 

    Ст.26. Центральный комитет организует:  для политической работы  
–  Политическое  бюро,  для  общего  руководства  организационной
работой   –   Организационное   бюро   и   для   текущей   работы
организационного и исполнительного характера – Секретариат.


Новый Устав: 
Ст. 34. Центральный Комитет Компартии Советского Союза организует: для руководства работой ЦК между пленумами – Президиум, для руководства текущей работой, главным образом по организации проверки исполнения решений партии и подбору кадров, – Секретариат.
И где там Мухинское  «Президиум должен был руководить только организационной работой в партии»?
      Так мало того, на Пленуме после 19-го съезда из состава Президиума было избрано и Оргбюро, упразднили это Оргбюро сразу на первом после смерти Сталина Пленуме, тогда же сократили число членов Президиума с 25 до 10 человек.
И зачем нужно было круги нарезать вокруг формулировок? Что бы удовлетворить свой собственный антимарксизм и антиленинизм, противопоставляя им Сталина?
Да, К.Симонов, на слова которого ссылается Ю.И.Мухин, когда пишет, что Сталин хотел оставить пост секретаря ЦК КПСС,   присутствовал на Пленуме, да он написал такое: « Не помню, в этой же речи, еще до того как дать выступить Молотову и Микояну, или после этого, в другой, короткой речи, предшествовавшей избранию исполнительных органов ЦК, — боюсь даже утверждать, что такая вторая речь была, возможно, все было сказано в разных пунктах первой речи, — Сталин, стоя на трибуне и глядя в зал, заговорил о своей старости и о том, что он не в состоянии исполнять все те обязанности, которые ему поручены. Он может продолжать нести свои обязанности Председателя Совета Министров, может исполнять свои обязанности, ведя, как и прежде, заседания Политбюро, но он больше не в состоянии в качестве Генерального секретаря вести еще и заседания Секретариата ЦК. Поэтому от этой последней своей должности он просит его освободить, уважить его просьбу. Примерно в таких словах, передаю почти текстуально, это было высказано. Но дело не в самих словах. Сталин, говоря эти слова, смотрел на зал, а сзади него сидело Политбюро и стоял за столом Маленков, который, пока Сталин говорил, вел заседание. И на лице Маленкова я увидел ужасное выражение — не то чтоб испуга, нет, не испуга, — а выражение, которое может быть у человека, яснее всех других или яснее, во всяком случае, многих других осознавшего ту смертельную опасность, которая нависла у всех над головами и которую еще не осознали другие: нельзя соглашаться на эту просьбу товарища Сталина, нельзя соглашаться, чтобы он сложил с себя вот это одно, последнее из трех своих полномочий, нельзя. Лицо Маленкова, его жесты, его выразительно воздетые руки были прямой мольбой ко всем присутствующим немедленно и решительно отказать Сталину в его просьбе. И тогда, заглушая раздавшиеся уже и из-за спины Сталина слова: «Нет, просим остаться!», или что-то в этом духе, зал загудел словами: «Нет! Нельзя! Просим остаться! Просим взять свою просьбу обратно!» Не берусь приводить всех слов, выкриков, которые в этот момент были, но, в общем, зал что-то понял и, может быть, в большинстве понял раньше, чем я. Мне в первую секунду показалось, что это все естественно: Сталин будет председательствовать в Политбюро, будет Председателем Совета Министров, а Генеральным секретарем ЦК будет кто-то другой, как это было при Ленине. Но то, чего я не сразу понял, сразу или почти сразу поняли многие, а Маленков, на котором как на председательствующем в этот момент лежала наибольшая часть ответственности, а в случае чего и вины, понял сразу, что Сталин вовсе не собирался отказываться от поста Генерального секретаря, что это проба, прощупывание отношения пленума к поставленному им вопросу — как, готовы они, сидящие сзади него в президиуме и сидящие впереди него в зале, отпустить его, Сталина, с поста Генерального секретаря, потому что он стар, устал и не может нести еще эту, третью свою обязанность.
Когда зал загудел и закричал, что Сталин должен остаться на посту Генерального секретаря и вести Секретариат ЦК, лицо Маленкова, я хорошо помню это, было лицом человека, которого только что миновала прямая, реальная смертельная опасность, потому что именно он, делавший отчетный доклад на съезде партии и ведший практически большинство заседаний Секретариата ЦК, председательствующий сейчас на этом заседании пленума, именно он в случае другого решения вопроса был естественной кандидатурой на третий пост товарища Сталина, который тот якобы хотел оставить из-за старости и усталости. И почувствуй Сталин, что там сзади, за его спиной, или впереди, перед его глазами, есть сторонники того, чтобы удовлетворить его просьбу, думаю, первый, кто ответил бы за это головой, был бы Маленков; во что бы это обошлось вообще, трудно себе представить».
Нельзя было догадаться, что верный пес Хрущева, а потом Брежнева, К.Симонов просто врал?
Он повторил  то. что  мел языком, как помелом «маленький Маркс» о старческой немощи Сталина, но даже Хрущ не вспоминал о мнимой попытке Сталина уйти из секретарей ЦК.  Это потерявший всякий стыд Симонов сам придумал  сюжет в стиле отречения от престола Ивана Грозного, вроде того, что Иосиф Виссарионович ждал реакции на свое заявление, что бы потом покоцать тех, кто проголосует «за». Но так, как многократный лауреат Сталинских премий  был просто поэтом и писакой, то он  в своих воспоминаниях  больше был поэтом и беллетристом, чем  реальным свидетелем.  Он даже должность Генерального секретаря Сталину придумал.  Мы же почти все считали  Иосифа Виссарионовича Генеральным секретарем, по привычке. Я тоже…
    Вот у них было две главные идеи, у сволочей, который испражнялись на могилу Вождя: 1) Сталин был старым и больным, поэтому и умер; 2) если бы не умер, то он бы  снова всех невинных младенцев съел бы.
    Сколько Иосифу Виссарионовичу было лет в 1953 году?  74 –ый год.  Старый? По сравнению с кем?  Б.Н.Ельцину в 2000-м было 69 лет всего, но  попейте так её, родимую, еще не таким чучелом выглядеть будете.  Ленька Брежнев ласты склеил тоже рано, в 72 года, что он кушал: «родимую» или колеса, - темное место в его биографии. Но Сталин ни алкашом не был, ни наркоманом.  Черчилль и то -бухал каждый день коньяк, но не стаканами, как наши, и прожил 89 лет.  Рональд Рейган до 78 лет Президентом был.
     Да, наше Политбюро в 80-е годы начало вымирать едва только перевалило за возраст в 70 лет, но вы внимательно посмотрите на их испитые морды – там и почки от виски отстегивались.
    Все разговоры о старости Сталина – сплетни.  Ему не в футбол за сборную Грузии играть нужно было, он был политиком. Для нормального политика 74 года – нормальный возраст…


Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments