p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Ворошилов . (из черновика книги).



     Вот и начнем от печки. Точнее от кухонной плиты. Прислуга.  В книге, авторство которой приписано Светлане Иосифовне (думаю, она только соавтором была), написано: «Пришли проститься  прислуга, охрана.  Вот  где было  истинное  чувство, искренняя   печаль.   Повара,   шоферы,   дежурные   диспетчеры  из  охраны, подавальщицы, садовники, -- все они тихо входили, подходили молча к постели,
и все плакали.  Утирали  слезы как дети, руками, рукавами,  платками. Многие
плакали навзрыд,  и  сестра  давала  им  валерьянку,  сама  плача.  А  я-то,
каменная, сидела, стояла, смотрела, и хоть бы  слезинка выкатилась... И уйти
не могла, а все смотрела, смотрела, оторваться не могла.
   Пришла проститься Валентина Васильевна Истомина, -- Валечка, как ее все
звали, --  экономка, работавшая у отца на этой даче  лет  восемнадцать.  Она
грохнулась на  колени возле  дивана,  упала  головой  на  грудь  покойнику и
заплакала  в голос, как в деревне.  Долго она не могла остановиться, и никто
не мешал ей».
     Ладно, шоферы, а не шофер – бог с ними.  Кортеж из трех машин был, скорее всего, все три машины с водителями стояли на даче.  Но они и из кремлевского гаража прийти могли.  Дежурные диспетчеры из охраны – тоже могли в Кремле быть. Скорей всего диспетчеры  из охраны только в Кремле и были. И садовники в Кремле есть.  Но вот Валентина Васильевна Истомина, «экономка, работавшая у отца на даче лет восемнадцать» -  это уже указание на лицо, которое могло только на даче присутствовать.  А где вторая экономка Сталина, которая работала в кремлевской квартире?  Как фамилия этой женщины? Или Сталин на квартире себе сам брюки гладил и пуговицы пришивал?
  Вот что-то у меня есть такое подозрение,  что не было у Иосифа Виссарионовича двух штатов прислуги, одна для квартиры и кабинета в Кремле, другая – для дачи. Человеком он был экономным. Поэтому на такое расточительство не пошел бы.  Прислуга работала там, где в данный момент находился  Хозяин.  Перевезти ее на служебных машинах из Кремля на дачу, в случае надобности,  гораздо проще, чем держать второй штат, который будет прожирать бюджет и бездельничать.  И для обеспечения безопасности охраняемого расширение списка лиц, допущенных «к телу», не есть «айс». Дублировать прислугу, когда от одного объекта до другого полчаса езды – глупость чрезвычайная.
    Поэтому неточность у Светланы Иосифовны написана:  Истомина – не экономка на даче, а просто экономка.  Она не дачу обслуживала, а Сталина.
    И повара, и подавальшицы  - также.  Это нам внушали, что Иосфи Виссарионович пиры для гостей только на даче устраивал.  Но вот, например, К.А.Мерецков вспоминает: «После заседания, как и раньше в таких случаях, ужинали на квартире И. В. Сталина. Там вновь обсуждали военные вопросы».  Это в 1940 году было. Т.е., ужины не только на даче были? Даже более того, обычно на квартире?
     Поменяйте в описании событий от Светланы Сталиной место действия с дачи на квартиру и все действующие лица останутся на своих местах.
    Только чем так сильно напугана была (или кем?) Валентина Васильевна, если она до самой смерти ни слова о Сталине не проронила? Кстати, она, по имеющимся сведениям, сержантом гос.безопасности была.  Что она с собой в могилу унесла, о чем не хотела рассказывать, если даже Никита языком мел под диктофон, как помелом? А уж охрана тем более. Очень она говорливая была. Не о том ли, что на квартире Сталина со 2-го марта происходило, не хотела рассказывать Истомина, не хотела к лжи присоединяться, промолчать предпочла.
      Следующая категория свидетелей врачи.  Их воспоминания есть. Там куча профессоров отметилась в «лечении».  Юрий Игнатьевич   принял всё, что связано с врачами за чистую монету. Простительно, он не медик. Так вот, врачи вспоминали, как лечили, в красках, с подробностями. Вели протоколы и журналы.  Да ни хрена они никого не лечили!
    Я уж даже не говорю о том, что тяжелый, но вполне транспортабельный больной не был в срочном порядке госпитализирован в клинику, где было все необходимое  оборудование, все специалисты и все лекарства под рукой!  Из соображений секретности?  Наверное, для кого-то будет откровением, что все московские светила медицины в первые дни месяца марта 1953 года обсуждали – чем бы и как бы помочь Вождю?  Во всех институтах шли дискуссии по поводу оказания медицинской помощи Сталину!  Как будто специально не скрывали болезнь, а  ее рекламировали.
    Только одно профессора невропатологи и терапевты сделать забыли и на этом прокололись. Или сами не хотели этого делать, а когда их попросили сфальсифицировать  документы, написали (внимание!) – ПРОТОКОЛЫ.  А что их могли, например, чекисты попросить оформить? Только те документы, которые они сами привыкли оформлять. Протоколы.
   Но не пишут врачи протоколы. У любого врача есть рефлекс: как только ему на лечение поступает больной, врач берет папку с надписью «История болезни» и начинает наполнять эту папку документами. Но 2 марта 1953 года работала  целая шайка профессоров-доцентов, опытных врачей, а не интернов, каждый из них осознавал свою ответственность за жизнь и здоровье самого важного в их жизни пациента. Каждый из них знал, что процесс оказания помощи пациенту нужно тщательно документировать.  «История болезни» - это единственное медицинское дело,  единственный сборник документов, который составляется на больного, поступившего на лечение к врачу.  Если только это не приходящий для амбулаторного лечения и наблюдения человек, каковым со 2 марта Сталин не являлся. Но даже «Амбулаторной карты» не завели, вернее ее не принесли из Кремлевской поликлиники и не стали заполнять. Документирования лечения не было!
    Более того, первый документ, который оформляет врач, получив пациента, называется «Анамнез».  Но нет на Сталина анамнеза!  Вообще нет.  А там должно быть написано, как, при каких обстоятельствах случилось заболевание, когда, кем, в каком состоянии был обнаружен больной, чем больной болел ранее, какие операции перенес…  Где всё это? Сразу в Протоколах начинается описание состояние больного и уколы камфоры.
    Таким образом, в отсутствии в материалах о болезни И.В.Сталина «Истории  болезни», тем более в отсутствии даже в Протоколах «анамнеза»  свидетельствует только об одном -  никакого лечения не было.  Врачи вполне могли быть на квартире – я дальше объясню, что они, по моему мнению, делали. А вот лечения не было. Пациент ко времени прибытия врачей был мертв.
    Осталась охрана.  Надо просто знать специфику этой службы.  Безопасность охраняемого лица на всех объектах обеспечивается не разными структурами и подразделениями, а одной структурой и одним ее подразделением. И это подразделение подчиняется только одному лицу.  Более того, во время  несения дежурства по непосредственному обеспечению безопасности охраняемого лица, охрана не подчиняется  НИКОМУ! Только инструкции.  Единственно инструкции.  Плюс во всему – все объекты, на которых особенно часто находится охраняемый, должны находится под непрерывной охраной.  С Ближней дачи, если на ней отсутствовал Сталин, охрана не снималась. Иначе, перед каждым посещением дачи нужно было ее долго и тщательно обследовать с миноискателями и собаками.  Тоже самое с кремлевской квартирой и кабинетом. Там должна была быть постоянная вахта.
    Охранник обязан был не только грудью закрыть охраняемого от шального снаряда, на нем висела вся ответственность за жизнь и здоровье подопечного полностью.   Оказание первой медицинской помощи при самых вероятных случаях -  это такой же обязательный набор знаний и навыков, как и стрельба из нагана.  Ситуации, которая описана в воспоминаниях  разных хрусталевых,  когда они увидели Сталина лежащим на полу в гостиной и стали звонить  своему начальнику, Игнатьеву, с криками: что нам делать?  - абсурдна. Они могли информировать Игнатьева о происшествии, но вот установить факт болезни подопечного, оказать ему первую необходимую помощь и вызвать бригаду врачей, фамилии которых записаны в их постоянно обновляемой инструкции – это их обязанность.
   Если же хрусталевы потом стали рассказывать байки о своем преступном отношении к охраняемому ими Сталину, то это значит только одно: ни 1-го марта, ни 2-го марта они Сталина не охраняли, поэтому болтали бред о своём раздолбайстве. Они ответственности не боялись. Знали, что их болтовня ничего не стоит. Сталина на даче не было.
     А вот те, кто охранял Иосифа Виссарионовича на квартире – остались неизвестными?  Что с ними стало? Куда они исчезли?  Я не нашел вообще ни одного упоминания о тех людях.
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments