p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Ворошилов . (из черновика книги).

     У меня, конечно, есть версия того, что произошло  в Кремле в ночь с 1-го на 2-е марта есть.   Думаю, она снимает все противоречия и всё объясняет. Повторяю, это только версия, я мог что-то упустить. Могу чего-то не знать. Но из того, что я о тех событиях знаю, предполагать можно следующее.
  Убийство готовилось заранее и готовилось людьми несомненно опытными и умными.  Совершенно было так, что первое время ни у кого даже малейших подозрений смерть Сталина не вызвала.  Предварительно МГБ было инициировано так называемое  «дело врачей».   Лечащие врачи Сталина, преданные ему люди, которые и других его соратников хорошо знали, были изолированы.
    Сталин, кстати, стал подозревать, что там не всё чисто. И «дело врачей» было прекращено не по инициативе Л.П.Берия.   По инициативе И.В.Сталина из комсомольских работников бывший следователь Н.Н.Месяцев был снова направлен на следственную работу в МГБ, ему было поручено разобраться с врачами, и он установил следующее, о чем в 2010 году рассказал в интервью «советской России»: Обнаружив, что следователи Рюмина политиков «путают», именно Сталин, Маленков и другие настояли на проведении тщательной ревизии следствия. И послали «комсомольцев». 13 января было сообщение об аресте врачей, а 19 января наша бригада уже приступила к работе. К середине февраля наше заключение было однозначным: «дело врачей» сфальсифицировано, врачи невиновны, их надлежит освободить. Доложили С.Д.Игнатьеву, он информировал Политбюро. Никакого обвинительного заключения по «делу врачей» в материалах следствия я лично не видел, ничто не указывало и на «готовящуюся депортацию».
     Врачей нужно было выпускать, поэтому убийцы стали спешить. Выбрали день 1-го марта. Воскресенье. 2-го марта был уже понедельник, рабочий день, поэтому Сталин остался ночевать не на даче, куда на выходные выезжал, а вернулся на квартиру, чтобы утром не терять лишнее время на переезд.
       На квартире  Сталин, как всегда, работал до 3-х часов утра, это был привычный для него график. Примерно в это время ему позвонил министр госбезопасности Игнатьев и попросил принять по весьма срочному делу, доложить о котором мог только лично.   Пришел Игнатьев не один, а с группой «товарищей», которых он, как непосредственный начальник охраны, мог свободно провести прямо на квартиру Сталина.   Этой группой товарищей Иосиф Виссарионович и был убит во время приема.  Скорей всего задушен чем-то таким, что не оставило на шее заметной странгуляционной борозды.  На удушение намекнула в своей книге Светлана Сталина, она так описала агонию: «Лицо потемнело и   изменилось,   постепенно  его   черты  становились  неузнаваемыми,  губы почернели… Душа  отлетела.  Тело  успокоилось,  лицо  побледнело  и  приняло  свой знакомый облик; через  несколько мгновений оно стало невозмутимым, спокойным и красивым».
    Тот, кто редактировал ее рукопись, старался сделать из Светланы свидетельницу смерти,  но, подозреваю, она описала изменение внешности уже покойного отца.  При механической асфиксии (удушении)  лицо сразу и становится таким потемневшим от прилива крови, затем кровь уходит и оно приобретает нормальный вид.  Это вам любой судмедэксперт подтвердит.
      Сразу после этого убийцы подняли шум, Игнатьев вызвал охрану, стал кричать, что Иосифу Виссарионовичу неожиданно стало плохо и он потерял сознание. Охрана была послана за врачами. Прибыли врачи и увидели труп.  Игнатьев стал орать, что только что еще живой был. Стали пытаться реанимировать. Одновременно подняли  ближайших соратников, поэтому Ворошилов очень рано утром и уехал к «заболевшему» Сталину.  Когда соратники прибыли, « реанимационные мероприятия»  еще продолжались. Объяснить,  по какому поводу Игнатьев с «товарищами» оказались у Сталина ночью в квартире и что могло так взволновать Иосифа Виссарионовича,  что у него подскочило давление и он потерял сознание – дело не сложное.
     А врачи были подобраны заранее. Они были послушными Игнатьеву, ведь «врачей-убийц» еще не выпустили,  остальные были этим делом запуганы. Что им Игнатьев выдал на инструктаже, при мертвом Сталине, то они и говорили прибывшим Ворошилову, Берия и другим: вызвали, Иосиф Виссарионович был без сознания, но живой, мы пытались реанимировать, но бесполезно…
Никто смерти не ожидал. Но и придраться сразу было не к чему.  Такие случаи в жизни бывают нередко. Апоплексический удар.  Нужно было срочно принимать решение, что делать дальше, как информировать народ.  Решение нужно было принять быстро, в условиях шока.  И тогда Игнатьев мог начать убеждать сталинцев, что если утром сообщить о смерти, то он не сможет, как министр МГБ, гарантировать в стране спокойствие. Возможны беспорядки и хаос.  Люди могут не поверить в такую неожиданную смерть еще вчера здорового  Вождя от естественных причин, будут всяческие провокации.  К Игнатьеву присоединился и Хрущев. Еще некоторые члены Президиума. Решили пока народ в известность о смерти не ставить, объявить о болезни, а в это время срочно  собрать Пленум ЦК.  Пока члены ЦК будут съезжаться в Москву, пока будет готовиться пленум, нужно было публиковать информационные бюллетени о «болезни», дать людям привыкнуть к мысли, что Вождь может и умереть…
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 69 comments