p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

еще немного из "Ворошилова"

  И всё было спокойно, пока в 1965 году профессору А.Мясникову не пришла в голову мысль оставить след в истории.  Он написал мемуары «Я лечил Сталина». Собственно о Сталине там всего одна глава.  Мемуары о нем самом, таком талантливом и красивом. Профессор был откровенным хвастуном, пижоном и блядуном.  Таким, что даже не удержался и похвастался тем, что он приехал в 1948 году на работу в Москву из Ленинграда и свою шикарную квартиру завесил оригиналами полотен известных художников.  Его даже не остановило, что может возникнуть подозрение в том, каким образом в блокадном городе он приобрел эту коллекцию.
   Этот пижон своей книгой, как я думаю, хотел взорвать общественное мнение, покрасоваться. Нет, почти все, что касается смерти Сталина там написано как его и инструктировали. Но  пижон-профессор себя считал умным, а остальных дураками, поэтому решил, что он «ребус загадает», а разгадают только потомки.  Поэтому в своей книге он и  про строфантин написал (официально он не вводился Сталину), и про то, что утром 2 марта первыми к Вождю были вызваны лечащий врач Иванов-Незнамов и профессор П.Е. Лукомский.   
    Фишка в том, что врачам-убийцам инкриминировалось не только убийство Жданова, им еще предъявляли и убийство Щербакова в 1945 году, который умер от обширного инфаркта после введения, как считало следствие, сильнодействующего вещества. Материала по этому делу приведены в полнейшее безобразие, каким веществом был убит Щербаков толком неизвестно, но самое вероятное – строфантином. 
    А П.Е.Лукомский (затаите дыхание!)  был вызван к пораженному инсультом пациенту, но только Лукомский, главный терапевт РСФСР, был (внимание!) – известнейшим КАРДИОЛОГОМ!   И еще раз зажмурьтесь:  документы, названные историей болезни Сталина,  делал Лукомский! Это он автор той липы.
   Можно с уверенностью утверждать, что в ночь на 2 марта у Сталина начался сильный приступ стенокардии. Он принял нитроглицерин (помните, Мясников оговорился, что в аптечке даже нитроглицерина не было – это он так загадками говорил), не помогло, вызвали лечащего врача, тот понял, что  у Вождя инфаркт, сразу был приглашен лучший кардиолог страны. Сделали ЭКГ – инфаркт.  И П.Е.Лукомский ввел Иосифу Виссарионовичу строфантин. Оставалось только ждать смерти. Сталина уже ничего не могло спасти.
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments