p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

еще немного из "Ворошилова"

5 апреля 1957 года ТУ-104 с советской делегацией, возглавляемой К.Е.Ворошиловым,  на борту  приземлился в аэропорту Пекина.  Начался международный визит, аналогов которому международная дипломатия никогда  до этого не знала, ничего подобного не происходило и после.
     Обстановка в Коммунистической Партии Китая в то время была, если выражаться корректно, сложной.   Там происходило почти тоже самое, что и в ВКП(б) после окончания Гражданской войны, у китайских товарищей тоже собственные троцкисты были. Представления о том, что Великий Кормчий был  всевластным диктатором, окруженным китайскими болванчиками – дики и нелепы, они могли возникнуть только в больном мозгу расиста.  Процессы, происходившие в ВКП(б)  и КПК были исторически обусловлены,  потому и схожими.  С «небольшим» нюансом – наш 20-ый съезд КПСС  их дополнительно катализировал, оппозиция Мао Цзедуну получила мощнейшее идеологическое подкрепление,  вынудила Мао пойти на широкую дискуссию, которая была названа компанией  «Пусть расцветают сто цветов». Красноречивое название, точно отражающее идеологический разнобой в КПК.
   Доступная фактология о тех событиях, имеющаяся в нашем распоряжении,  крайне бедна, сказались результаты антикитайской позднесоветской  политики.  Поэтому я могу только высказывать предположения об истинной подоплеке происходившего в 50-60 –е годы в разрезе советско-китайских отношений, опираясь на последовательность происходивших событий. 
    К моменту разгара внутрипартийной борьбы в КПК и  прибыл в Китай Климент Ефремович. По просьбе Мал Цзедуна он формат визита изменил так, что потом Хрущев,  по имеющимся воспоминаниям,  мочился крутым кипятком. До Ворошилова и он сам, и другие советские лидеры Китай посещали, только ничего даже близкого к тому, что происходило с Ворошиловым, с ними там не случалось.  С Хрущевым Мао вообще через губу разговаривал, с трудом скрывая острую неприязнь.   Наши историки до сих пор еще утверждают, что китайцы поддержали решение 20-го съезда  о  «ликвидации последствий культа личности».  В доказательство они приводят отсутствие официальных протестов со стороны КПК, продолжавшиеся  контакты и сотрудничество между СССР и КНР.    Только 6 сентября 1963 года вышла редакционная статья газеты «Женьмин жибао» и журнала «Хунци»   «Возникновение и развитие разногласий между руководством КПСС и нами», которая камня на камне от КПССовской лжи не оставила: «Факты показывают, что целый ряд принципиальных разногласий в международном коммунистическом движении возник более семи лет тому назад. Говоря конкретно, эти разногласия начались с ⅩⅩ съезда КПСС, состоявшегося в 1956 году. ⅩⅩ съезд КПСС явился первым шагом, с которого руководство КПСС начало своё движение по пути ревизионизма. С того времени ревизионистская линия руководства КПСС прошла через стадии возникновения, становления, дальнейшего развития и систематизации. Познание людьми ревизионистской линии руководства КПСС также прошло процесс постепенного углубления. Мы неизменно считали и считаем, что многие выдвинутые на ⅩⅩ съезде КПСС взгляды относительно международной борьбы и международного коммунистического движения в современную эпоху являются ошибочными и идут вразрез с марксизмом-ленинизмом. В частности, взгляды по двум вопросам — полному и огульному отрицанию И. В. Сталина под предлогом так называемой «борьбы против культа личности» и мирному переходу к социализму через так называемый «парламентский путь» представляют собой грубейшие принципиальные ошибки. Критика И. В. Сталина на ⅩⅩ съезде КПСС была ошибочной как с точки зрения принципа, так и с точки зрения метода… Факты говорят, что после ⅩⅩ съезда КПСС руководящие товарищи из ЦК КПК не раз со всей серьёзностью критиковали ошибки руководства КПСС на встречах внутреннего порядка.
В апреле 1956 года, то есть менее чем через два месяца после ⅩⅩ съезда КПСС, товарищ Мао Цзэ-дун в беседе с членом Президиума ЦК КПСС товарищем Микояном, а также в беседе с послом СССР в КНР высказал наше мнение по вопросу о И. В. Сталине. Товарищ Мао Цзэ-дун подчёркивал, что «заслуг у Сталина больше, чем ошибок», что по отношению к И. В. Сталину «необходим конкретный анализ», «необходима всесторонняя оценка».
23 октября 1956 года товарищ Мао Цзэ-дун в беседе с послом СССР в КНР указывал, что «Сталина критиковать следовало, однако в отношении методов критики мы придерживаемся иного мнения. Имеется ещё ряд других вопросов, по которым мы придерживаемся иного мнения».
30 ноября 1956 года товарищ Мао Цзэ-дун в беседе с послом СССР в КНР вновь указывал: основной курс и линия в период руководства И. В. Сталина были правильными; не следует применять по отношению к своему товарищу такие же методы, как к врагу.
Товарищ Лю Шао-ци в беседах с руководителями КПСС в октябре 1956 года, товарищ Чжоу Энь-лай 1 октября 1956 года в беседе с делегацией КПСС, прибывшей на съезд КПК, а также 18 января 1957 года в беседе с руководителями КПСС вновь и вновь высказывали наше мнение по вопросу о И. В. Сталине и критиковали ошибки руководителей КПСС. Вот главные из этих ошибок: в отношении И. В. Сталина «полностью отсутствовал всесторонний анализ»; руководители КПСС «не проявили самокритичности»; «не консультировались предварительно с братскими партиями».
Руководящие товарищи из ЦК КПК на встречах внутреннего порядка с товарищами из КПСС также излагали наше мнение и по вопросу о мирном переходе к социализму. Помимо этого, в ноябре 1957 года ЦК КПК передал ЦК КПСС «Тезисы мнений по вопросу о мирном переходе», в которых всесторонне и со всей ясностью были изложены взгляды Коммунистической партии Китая по этому вопросу.
На многочисленных встречах внутреннего порядка с товарищами из КПСС руководящие товарищи из ЦК КПК, имея в виду ошибки ⅩⅩ съезда КПСС, всесторонне излагали наши взгляды относительно международного положения, а также по вопросам стратегии международного коммунистического движения.
Всё это совершенно очевидные факты. Как же могло руководство КПСС позволить себе лгать без зазрения совести и замазывать эти факты?
В своём Открытом письме ЦК КПСС пытается скрыть эти важные факты и с помощью отдельных цитат, надёрганных из некоторых публичных выступлений товарищей Мао Цзэ-дуна, Лю Шао-ци и Дэн Сяо-пина, доказать, что якобы КПК в своё время полностью поддерживала ⅩⅩ съезд КПСС. Но это напрасный труд».
Мао  решил использовать пребывание Климента Ефремовича в КНР  для разгрома своей оппозиции, которая от нашей троцкистской ничем не отличалась, он бросил на чашу весов внутрипартийной борьбы авторитет ближайшего, после смерти И.В.Сталина,  соратника Владимира Ильича Ленина.  Адекватного оружия у троцкистов не было.
К.Е.Ворошилов попал в «плен» к китайским товарищам  на три недели. Визит длился три недели! 
Подробно рассказывать, что происходило в эти три недели смысла нет, важно то, что Ворошилова провезли почти по всему Китаю, он посетил почти все крупные города и стройки, везде его встречали многотысячными митингами, само пребывание друга Сталина, «фауло», старейшины, как называли Климента Ефремовича китайцы, было превращено во всекитайский праздник. На многочисленных митингах и встречах Ворошилов в своих речах выражал полную поддержку курсу КПК, проводимого Мао Цзедуном.
Конечно, без согласия самого Климента Ефремовича такой формат принять было невозможно.  Он на это пошел.  Открыто продемонстрировал, что поддерживает политику  КПК, которая шла вразрез с направлением, заданным 20-м съездом КПСС.
  Вот это я и называю дипломатическим демаршем. Глава государства, Председатель президиума Верховного Совета СССР,  на фоне разногласий между КПСС и КПК по отношению к сталинскому курсу,   встал на сторону китайских коммунистов…
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments