p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Брестский мир в версии Старикова. (продолжение)

Еще один фактор, который нужно принять во внимание, как доказательство того, что немецкий империализм представлял из себя гораздо более страшную угрозу: с Англией и Францией Россия была не в состоянии войны, а значилась в союзниках. И если двинуть войска против русских для Вильгельма не было политической проблемой, кто там толком в армии мог разобраться в правительственной чехарде, происходившей в Петрограде, то Антанте это было далеко не просто – попробуй объясни своим солдатам, с какого такого перепуга вчерашний союзник стал врагом, если он просто объявил о выходе из войны, почему теперь гасконцы и валлийцы должны штурмовать снежные долины, на просторах которых еще не все кости наполеоновской гвардии истлели?
Но самая большая проблема, вставшая перед правительством Ленина, конечно, – отсутствие армии. Вот скажите, что сами большевики в этом виноваты, мол. Это они же армию разлагали и распустили?! И будете просто неправы. Никакого отношения большевики к развалу армии не имели. Эту собаку повесьте на других.
Интересно, какое чучело готовило речь Президенту России, которая вызвала такое недоумение у всех, кто помнит азы отечественной истории, когда было заявлено, что большевики предали Родину, выведя страну из числа победительниц в Первой Мировой войне, заключив с немцами мир?
Это чучело не знало, что воевать с немцами можно было только мечтами этого чучела о несостоявшейся какой-то Великой России, которую сегодняшние «патриоты» старательно выковыривают грязными пальцами из своих сопливых носов?
Так вот, к моменту передачи власти ПВРК Съезду Советов рабочих и солдатских депутатов 7 ноября 1917 года, армии в России уже не было. Оставались боеспособными несколько частей, преимущественно те, в которых было сильно влияние большевиков, как в полках латышских стрелков.
А главный прикол в том, что разлагаться-разбегаться войско царево начало еще и до Февральской революции со всё возрастающей интенсивностью. Уже в 1916 году значилось в дезертирах 200 тысяч человек. Но дезертиры – это те, кто бежали в тыл, прятаться на чердаках родных хат. Теперь еще одна цифра – 2, 9 млн. человек. Это из данных, которые на начало 1917 года представило само русское командование французскому генералу Жанену. Нет, не погибших 2,9 млн. человек. Это столько пленных было только по сведениям наших полководителей.
По данным историка Г.Ф.Кривошеева, во время Великой Отечественно войны, за все 4 года, в плен попало 3 396 400 красноармейцев. За четыре года.
А с осени 1914 по январь 1917 года, всего за два с небольшим года, 2 900 000 тысяч. И это при позиционной, по преимуществу, войне. Не понадобилось ни Киевского, ни Вяземского котлов.
Всего за время Первой Мировой войны в плену оказалось 4,1 млн. русских солдат. Сопоставимые цифры? Так ведь и до Волги не отступали, и Берлин не брали. И на год меньше воевали.
При этом, за 1914-1917 годы было всего мобилизовано 14, 5 млн., а за время Великой Отечественной войны – 34 млн. человек.
Сопоставили цифры? Какой вывод? У меня такой – треть доблестной армии православной Руси, в отсутствии предпосылок для массового пленения её бойцов, бежала от обязанности сложить голову за царя и Отечество сломя голову во вражескую неволю, что б только не платить своими жизнями цену за обладание Проливами.
Подавали же пример нижним чинам «их благородия» - русские генералы, которых погибло на поле боя всего 35, а вот задрали руки к небу и с воплями «нихт шиссен», сохраняя благородную осанку ушлепали в плен 73 лампасника. Естественно, солдаты соображали: если уж его Высокопревосходительство не горит желанием заработать дырок от пуль и осколков в своей генеральской шкуре, то какой резон нам класть свои сермяжные души на алтарь победы?
Закономерно, что после смещения царя, началась «настоящая пьянка». Армия стала просто разбегаться. Никто толком даже толком число дезертиров привести не может, не успели их подсчитать, но бежали с фронта даже не ротами – полками. Но даже белая сволочь Деникин не осмелился в этом обвинить большевиков, он спихнул всю вину на авторов Приказа № 1 и Керенского. Только верить этой скотине, чей смердячий труп зачем то привезли на мою Родину, может такая же скотина. Жестко и грубо? А как вы хотели? Какие выражения можно подобрать, что бы охарактеризовать шлюху в штанах с лампасами, которая воевала со своим народом под командованием офицера английской армии (я пока фамилию этого офицера называть не буду, наберитесь терпения, когда узнаете – шокированы будете), которая бросила свое разбитое войско и трусливо смылась на британском крейсере писать мемуары про свою «геройскую» жизнь?
А вот то, что солдатам стало в окопах нечего жрать, Деникин, как фактор развала армии не назвал. В марте 1917 г. Ставка затребовала 51612 вагонов для продовольствия и фуража. Вагоны были предоставлены, только загрузить удалось 32 448 вагонов, а остальные нечего было загружать – продовольствие не было доставлено. А в апреле еще хуже стало – из 45 900 вагонов только 12 821 было погружено. Теперь и прикидывайте, насколько был урезан солдатский паек.
Антон Иванович, конечно, не мог даже вякнуть, что наши доблестные «предприниматели», после свержения царя окончательно потеряли страх и стали нагло спекулировать продовольствием, предназначенным для армии. Эти же «предприниматели» в эмиграции, наверняка, жили в одном с ним городе Париже, вполне могли зайти в гости и за многое предъявить свои счеты…
А кто же эти деятели, которые посадили войска на голодный паек, у кого такие возможности были?
Очень полезное дело читать не мемуары всякой недобитой швали, а умных и порядочных людей, многое становиться понятным. Дадим слово А.А.Брусилову:
«Я получал из Ставки подробные телеграммы, сообщавшие о ходе восстания, и наконец был вызван к прямому проводу Алексеевым, который сообщил мне, что образовавшееся Временное правительство ему объявило, что в случае отказа Николая II отречься от престола оно грозит прервать подвоз продовольствия и боевых припасов в армию (у нас же никаких запасов не было); поэтому Алексеев просил меня и всех главнокомандующих телеграфировать царю просьбу об отречении».
Вот они следы этих коммерсантов! Они даже оказывается шантажировали генералитет непоставками перед отречением Николая Второго. И здесь высовываются уши А.И.Гучкова, председателя Центрального военно-промышленного комитета, который и мог влиять на снабжение войск.
И еще у А.А.Брусилова:
«Возвращаясь мысленно к прошлому, я часто теперь думаю о том, что наши ссылки на приказ №1, на декларацию прав солдата, будто бы главным образом развалившие армию, не вполне верны. Ну а если эти два документа не были бы изданы — армия не развалилась бы? Конечно, по ходу исторических событий и ввиду настроения масс она все равно развалилась бы, только более тихим темпом».
«Солдат больше сражаться не желал и находил, что раз мир должен быть заключен без аннексий и контрибуций и раз выдвинут принцип права народов на самоопределение, то дальнейшее кровопролитие бессмысленно и недопустимо. Это было, так сказать, официальное объяснение; тайное же состояло в том, что взял верх лозунг: «Долой войну, немедленно мир во что бы то ни стало и немедленно отобрать землю у помещика» — на том основании, что барин столетиями копил себе богатство крестьянским горбом и нужно от него отобрать это незаконно нажитое имущество. Офицер сразу сделался врагом в умах солдатских, ибо он требовал продолжения войны и представлял собой в глазах солдата тип барина в военной форме».
Вот так вот. Партия В.И.Ленина к разложению армейскому отношения никакого не имела. Да, большевики требовали мира. Но они не призывали бросать винтовки и разбегаться по домам. Более того, в первой книге я писал, какую роль сыграли именно большевистские части в предотвращении полного развала фронта под Ригой.
В конце концов, даже Владимира Ильича вывели из себя этой ложью о причастности коммунистов к армейскому развалу, он почти сорвался на Четвертом чрезвычайном съезде Советов, прямо в гнусные морды членов фракций меньшевиков и эсеров рубанул:
«Буржуазия кричит о том, что ведь большевики разложили армию, что армии нет и в этом виноваты большевики, но посмотрим на прошлое, товарищи, посмотрим, прежде всего, на развитие нашей революции. Разве вы не знаете, что бегство и разложение нашей армии началось задолго до революции, еще в 1916 году, что всякий, кто видел армию, должен это признать? И что же сделала наша буржуазия, чтобы предотвратить это? Разве не ясно, что единственный шанс на спасение от империалистов был тогда в ее руках, что этот шанс представлялся в марте — апреле, когда советские организации могли взять власть простым движением руки против буржуазии, И если бы тогда Советы взяли власть, если бы буржуазная интеллигенция и мелкобуржуазная, с эсерами и меньшевиками, вместо того, чтобы помогать Керенскому обманывать народ, прятать тайные договоры и вести армию в наступление, если бы она тогда пришла на помощь армии, снабдив ее вооружением, продовольствием, заставив буржуазию помогать отечеству при содействии всей интеллигенции, не отечеству торгашей, не отечеству договоров, помогающих истреблять народ (аплодисмент ы), если бы Советы, заставив буржуазию помогать отечеству трудящихся, рабочих, помогли раздетой, разутой, голодной армии, — только тогда мы имели бы, может быть, десятимесячный период, достаточный, чтобы дать армии вздохнуть и дать единодушную поддержку, чтобы она, ни на шаг не отступая с фронта, предлагала всеобщий демократический мир, разорвав тайные договоры, но держалась на фронте, не отступая ни на шаг. Вот в чем был шанс на мир, который рабочие и крестьяне давали и одобряли. Это тактика защиты отечества, не отечества Романовых, Керенских, Черновых, отечества с тайными договорами, отечества продажной буржуазии, а отечества трудящихся масс».
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments