p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Вопросы о собственности. (часть 5)

    Колхозная собственность до 1953 года была очень интересной штукой.  На ее примере видна гениальность сталинцев, как политэкономов.  И видно, что сразу в планах Сталина было строительство именно коммунизма.  Социализм, как это было по Марксу, рассматривался только переходным этапом. Те, кто, отрицает марксизм Сталина, абсолютно не разобрались именно в его плане коллективизации крестьянства.  Та форма организации колхозов, которая была принята, создавала идеальные условия для перерастания коллективной собственности в общенародную.
    Если смотреть трезво на колхозную собственность, то сразу станет видна ее ущербность.  Она была какой-то недособственностью.
   Во-первых, главной  составляющей собственности, как средства производства,  в сельском хозяйстве, собственность на землю,  колхозам не досталась. Земля осталась в общенародной собственности.
   Во-вторых, вторая главная часть средств производства – средства обработки земли,  тоже не принадлежала колхозам.  Средства обработки, сельхозмашины,  колхозы получали за плату из государственных предприятий – МТС (машинно-тракторных станций), как услугу. 
    В колхозной собственности была всякая мелочь в виде хозяйственных построек и мелкого ручного инвентаря.
    Крестьянина образца 20-х годов с его мелкобуржуазной психологией, сделать сразу совладельцем общенародной собственности было невозможно.  Он бы к этой собственности относился, как к чужой и разорял бы ее таким отношением.  Крестьянству того времени даже к коллективной собственности, как к своей,  привыкнуть сразу было тяжело, хотя ее  «потрогать» было гораздо легче, чем общенародную.
    Но как только условия колхозного производства стали менять психологию крестьян, так у них сразу появился интерес свою собственность преумножить.  А преумножить ее можно было только если стать собственником и земли, и средств обработки её.  Других путей не было.  Земля же и средства обработки находились в общенародной (государственной) собственности, т.е. совладельцами их можно было стать только отказавшись от колхозной собственности путем передачи ее в общенародную (государственную).  Цена вопроса смотрите какая:  передать государству (народу) мелкий инвентарь и постройки  в обмен на получение в собственность земли  и крупной техники.
  Т.е., выход был только в превращении коллективного собственника в общенародного.  Такое превращение было возможно при отказе от товарных отношений и переходу к прямому продуктообмену между колхозами и предприятиями промышленности, которые находились в общенародной собственности.   Вот именно переход от товарных отношений к продуктообмену Сталин и подразумевал, когда говорил и писал о развитии колхозной собственности до уровня общенародной.
    Директивно это сделать было невозможно.  Колхозник, еще полностью неосвободившийся от мелкобуржуазной психологии,  цепко держался за рынок. Ему понятней было продать свою продукцию по рыночным конъюктурным ценам и получить за это деньги, как вид дохода, чем перейти на зарплату, как виду  дохода.
     Прямой продуктообмен, конечно, не надо понимать, как обмен мешка пшеницы на сеялку с завода.  Вся советская государственная (общенародная) промышленность была на прямом продуктообмене, но это не значит, что заводы меняли друг у друга продукцию в натуральном виде.  Продуктообмен производился нормальным путем – за деньги.  Продуктообмен от товарных отношений отличается только исключением из оборота рыночной конъюктуры. Т.е. продукция переходила от предприятия к предприятию по себестоимости, без рыночной маржи.
    Этот же путь предлагался и колхозам.  Он на практике означал переход на прямые поставки продукции государственным предприятиям по себестоимости. Колхоз, к примеру, заключал договор с хлебокомбинатом на прямую поставку пшеницы по ее себестоимости. В себестоимость вбивалась плата МТС за услуги,  транспорт и зарплата колхозникам.   Стоимость пшеницы получалась ниже рыночной, но выше, чем  по госзакупке.    И если у колхоза был такой договор с гос.предприятием, то колхоз освобождался от обязательной госпоставки пшеницы на ту часть, которая уходила гос.предприятию по прямому договору. И это было выгодней, зарплаты колхозников сразу вырастали.
Фактически, колхоз становился цехом государственного предприятия.   И процесс отказа колхозов от товарообмена, переход их к прямому продуктообмену при Сталине уже начался…
Tags: Вопросы о собственности
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 36 comments