p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Вопросы о собственности. (часть 8)

И главное,  за что держались колхозники при Сталине, почему не хотели переходить на прямой продуктообмен – колхозная рыночная торговля  при Хрущеве была ликвидирована. 
   Сейчас господа лосткритики и хисторианы  должны меня начать критиковать за такое утверждение, захлебываясь слюной.   Они же документы знают и видели!
    Ситуация была такая. При Сталине у колхозов после расчетов по обязательным госпоставкам, оставались большие излишки продукции, которые можно было реализовать уже по свободным ценам на рынке. 
    Разумеется, пшеницу в зерне и  нелущенную гречку на городской рынок везти было бессмысленно. Кому в городе нужна зерновая пшеница? 
    На рынок везли огородную продукцию, фрукты, мясо и молочную продукцию, то, что нужно было    городскому покупателю.
    Но тут – блямс!  «Догоним и перегоним Америку по молоку и мясу!».  Колхозам стали выкручивать руки и заставлять брать повышенные обязательства по гос.поставкам.  Мясо и молоко ушли государству, на рыночную торговлю ничего не осталось.
   Картошка, капуста и огурцы. Достаточных мощностей для переработки овощей и фруктов, для их хранения, у колхозов не было. Да они и не нужны им были. Строить и содержать в каждом селе  овощехранилище слишком затратно. Да и возить круглый год картошку из далекого села в город – нужен специальный транспорт. Зимой в открытом кузове ее не повезешь – померзнет. Нужен автомобиль-термос. Это тоже дорого.
    Овощами и фруктами торговали почти все колхозы в конце уборочного сезона на ярмарках, а не круглый год. Ярмарочные цены были ниже, чем в госторговле, но выше, чем закупочные. Было выгодно. Выгодно было и горожанам. Люди сразу закупали на ярмарках картошку, капусту в расчете на весь год.
     Но когда были подняты государственные закупочные цены, и они почти сравнялись с ценами в госторговле,  смысла вывозить продукцию на ярмарки уже не было. Ярмарки местами оставались вплоть до конца 80-х годов, только они уже стали для колхозов  обременительной обязаловкой.  Председателей заставляли на них вывозить продукцию. Обременительная обязаловка, конечно, вещь такая, от которой все стараются увильнуть,  поэтому и колхозная рыночная торговля ужалась до микроскопических размеров.
    Но колхозные рынки в городах существовали до последних дней СССР. Что же это за рынки такие были?
  Да на них торговали  так называемые, частники. И  эти частники тоже были очень интересными.
   Когда колхозы перешли с трудодней на авансирование зарплаты, т.е. работать в колхозах люди стали ежедневно по 8 часов, с выходными, как и в промышленности, у колхозников почти полностью исчезла возможность вывозить свою продукцию на рынок в город. Если колхоз был пригородным – то ситуация еще более-менее.  Далекие села забыли о городских рынках.  Садиться утром на междугородний автобус с мешком сала и ехать за сотню верст по грунтовке 3 часа до города, туда приедешь к обеду, успеешь ли ты продать свое сало до обратного рейса автобуса – большой вопрос.  Да и много ли ты увезешь на автобусе в мешке?  Овчинка выделки не стоила.
Но ведь при Сталине частником-колхозником все рынки забиты были! Там каждый день чуть не круглосуточно шла торговля. Но так при Сталине колхозники продукцию своего подворья на рейсовых автобусах и не возили в город продавать. Для этих целей правление колхоза выделяло людям колхозный автотранспорт  либо с МТС заключало договор на выделение транспорта. Люди грузили туши свиней и коров и ехали торговать с ними в город. Их назад этим же транспортом и привозили.
     Попробовал бы  какой-нибудь председатель колхоза при Хрущеве и Брежневе выделить колхозную машину для поездки на рынок!  Тут же партбилет   на стол положил бы за культивирование частнособственнической психологии у трудящихся.
   И место колхозника на колхозном рынке занял спекулянт-перекупщик. Сам колхозник на нем остался исчезающим меньшинством.  У него осталась одна ниша – рынок районного центра. До районного центра недалеко ехать. Но районные центры сами почти – сёла, емкость того рынка очень мала.
   Почти вся продукция с огорода и подсобного хозяйства колхозника, таким образом пошла не на рынок, а через те же колхозы и заготконторы. По государственным приемным расценкам, естественно.
   Для людей исчезла разница между колхозом и совхозом. Даже земельные участки под огороды  к тому времени  выделялись для работников колхозов и совхозов  одинаковые.
Вот такая картина и сложилась при Хрущеве:  сама колхозная собственность у значительного числа хозяйств стала убыточной, на колхозах повисли долги,  колхозники не видели разницы между своим положением и положением рабочих совхозов, потеряли интерес к колхозной собственности. 
    Началась волна переводов колхозов в совхозы. Государство списывало долги колхозам-должникам и присваивало их собственность.
     К 80-м годам удержались только немногочисленные колхозы, которые еще во времена Сталина были настолько богатыми, что их не до конца сумели разорить. Хотя там от колхоза тоже одно  название оставалось,  они от рынка были отключены, всю продукцию сдавали государству. Просто имели возможность чуть больше выделять своим колхозникам зерна и сена из урожая на прокорм личному скоту. Вот за эти крохи колхозники и держались еще изо всех сил.  В известном мне колхозе «Жариковском» Приморского края райком чуть ли не ежегодно  проводил собрания и уговаривал их перейти на совхозные рельсы. Люди упирались. У них хотя бы сено для личных коров бесплатным было, в окрестных совхозах его уже покупали…
   
Tags: Вопросы о собственности
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments