p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

"Каждому по потребности" (ч.3)

       Абсолютное большинство из тех, с кем я общался  (я имею ввиду разумных людей, а не укушенных «антипотреблядской»  бешенной собакой),  не понимают, зачем Сталин так спешил переходить от социализма к коммунизму.  Что это ему давало, если общество в СССР уже было выстроено на основах  социальной справедливости?      
Многие считают, что распределение «по труду»  - это самый справедливый тип распределения.  Сколько заработал – столько и получи.   Никто ни на ком не паразитирует. 
     Но это только на первый взгляд.  На первом этапе строительства коммунизма  с «по труду» еще можно было мириться. Вернее, приходилось мириться.  Дальше оно начинало тормозить развитие экономики, потому что справедливо разделить национальный продукт «по труду» было практически невозможно.
      Как учесть вклад в экономику конкретного врача или учителя? А военного? Милиционера?  Но ведь без их труда экономика существовать не могла.  Какая могла быть экономика без труда военных? Она бы еще в 1941 году закончилась.
    Оплату этих категорий трудящихся устанавливали простым распределением национального продукта с таким расчетом, чтобы она покрывала часть их потребностей и была привлекательной  в смысле престижности.   Еще грамотные экономисты тех времен понимали, что умственный труд тяжелее физического, даже потому тяжелее, что он занимает у человека больше времени, чем физический.  Инженеру и врачу  можно установить 8-ми часовой рабочий день. Но это будет только время, которое инженер и врач  проведут непосредственно в цеху, в больнице, на рабочем месте.  Но им необходимо постоянно следить за уровнем своей квалификации,  поэтому они будут и вне рабочего времени читать специальную литературу – это как учитывать?  А просто думать над тем, что сделано вчера и что на работе нужно будет сделать завтра – это как учтешь в трудозатратах?
       А распределение «по труду» в условиях ограниченности  объема национального продукта не позволяло освободить   людей умственного труда от элементарных бытовых проблем. Бытовые, имущественные проблемы становились препятствием для  профессионального роста, что сказывалось на экономике.
      Сталин эту проблему прекрасно видел, поэтому его социализм не устраивал категорически.   И он двигал страну к «по потребности», используя на этом этапе движения стимул распределения «по труду» для умножения национального продукта.  Именно для этой цели, для стимулирования заинтересованности трудящихся в умножении национального продукта, было принято решение о введении сдельщины на производстве, что дало толчок социалистическому соревнованию. 
     Но наличие необходимого объема национального продукта для изменения типа распределения нужно было еще и установить. Нужно было элементарно знать – сколько в экономике этого национального продукта в натуральном выражении имеется.    Правительство СССР точных данных об объеме национального продукта не имело, несмотря на всю плановую экономику и Госплан.  Оно, как из этого вытекает, не имело и точных данных по распределению в этом объеме продуктов и по их видам, категориям.   Эти данные невозможно было получить,  несмотря на все усилия статистиков, потому что значительная часть национального продукта находилась у колхозно-кооперативного сектора, т.е. в товарном обороте, и не контролировалась государством.  Добавьте сюда еще  частный сектор, довольно значительный в то время. Конечно, не частную собственность, а мелкого производителя-частника, особенно среди крестьян, который свою продукцию также выносил на рынок.
    И этот частник ориентировался не на потребности общества, а на рыночную коньюктуру.  Конечно, рыночная коньюктура в определенной степени отражала потребности, но только в определенной.   До той поры, пока это было выгодно мелкому товарному производителю.   Если товар не приносил производителю желаемого барыша из-за высоких затрат на производство, даже если его рыночная стоимость была высока, то такой товар исчезал на рынке.  Либо становился недоступным большинству потребителей из-за предельно высоких цен.
      Как, в конце концов, можно было прогнозировать и учитывать, сколько крестьянка молока от своей коровы и яиц от курицы вынесет продавать на рынок, а сколько сама съест? И сколько поросят она заведет для продажи на рынке?  Это неконтролируемая стихия, как всякий рынок.
     И предусматривалась ликвидация этого товарного сектора в экономике. Но не путем его уничтожения командно-директивным методом, как это сделал Хрущев, а путем его развития и врастания в общенародную (государственную) собственность.
    Обратите внимание, что сегодня многие «сталинисты»   колхозно-кооперативный  сектор  описывают как двигатель сталинской экономики.  Сам Сталин этого не видел и писал о том, что этот сектор тормоз, а не двигатель.   Общественная форма собственности – это вынужденное зло на первом этапе строительства коммунизма, а не великое благо.
     О колхозной собственности, товарном обращении и о том, почему они мешают, Иосиф Виссарионович высказался предельно конкретно: «Несомненно, что они будут приносить пользу и в ближайшем будущем. Но было бы непростительной слепотой не видеть, что эти явления вместе с тем уже теперь начинают тормозить мощное развитие наших производительных сил, поскольку они создают препятствия для полного охвата всего народного хозяйства, особенно сельского хозяйства, государственным планированием». ..
       
Tags: Каждому по потребности
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments