p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге.

      Когда я нес сдавать в библиотеку «Мойдодыров», меня на улице встретили два моих старших двоюродных брата, Юрка и Вовка,  посмотрели мои книжки и стали надо мной смеяться. Юрка сказал, что стишки про крокодила и солнце читают только сопляки и девчонки. Настоящий пацан должен прочитать «Порт-Артур», там написано про поручика Борейко и адмирала Макарова, как они воевали с японцами.  Как Борейко из пушек по японским крейсерам – дыц-дыц!
       Я в библиотеке  и попросил «Порт-Артур».  Библиотекарша подумала, что я для отца беру книги, спросила, почему он сам не запишется в библиотеку, и выдала мне оба тома.
    Книга не для детей, конечно. Но! Корабли, форты, сражения, герои!  Что 7-ми летний пацан мог в этом романе понять, и как он его понял – это отдельный вопрос. Но я читал его,  не отрываясь. Одно из самых значимых событий в жизни, даже если оно произошло в далеком детстве, помнишь в деталях.  Два тома этого романа я прочел за 4 дня.  Первый том – за три дня. Второй – за день.   Есть разные методики обучения скорочтению. У меня была такая. Просто взять в 7 лет «Порт-Артур» и прочесть его.  С 7-ми лет я читал так, что со стороны это выглядит, будто я просто не спеша перелистываю страницы.   И текст я стал видеть и слышать. Я научился читать. Не произносить слова и предложения, а – читать. Т.е. воспринимать текст, как образ.
    Думаете, это могут делать все обученные грамоте? Далеко не все.  Даже уже взрослые люди и даже люди с высшим образованием.   Те, кто видел, как, например, готовятся к экзаменам и зачетам студенты в общаге, могут понять, о чем я говорю. Особо старательные, те,  кто учится с явным напряжением,  делают это так: закрываются в комнате, чтобы ничего постороннего им не мешало, либо рычат на остальных,  чтобы была тишина, открывают учебник и читают его, бубня себе под нос.  Смысл этого бубнения -  создание внешнего звукового образа текста и прием информации не из самого текста, не из прочитанного, а из озвученного.  Сам себе аудио-книга.
     Дело даже не в скорости чтения.  Способность формировать в мозгу образ прочитанного от скорости чтения мало зависит, наверно. Чем быстрее человек читает, тем ему это легче делать, всего навсего.   Страница текста воспринимается как более целостная информация, чем каждая отдельная строчка.
    Умение читать, это показатель развитости абстрактного мышления.  Если человек не способен письменную информацию трансформировать в своем мозгу в звуковой и видео-образ, то это говорит только об одном – способность человека к абстрактному мышлению весьма ограничена.  Абстрактное мышление – способность не наследственная, а развиваемая.  Развить способность воспринимать текст абстрактно можно только одним способом – много читать. И развить ее можно в любом возрасте, в детстве – легче, взрослому труднее. 
     Вот те старательные студенты, которые на первых курсах бубнили себе под нос, на старших курсах переставали это делать, становились вполне нормальными.  Все-таки, они учились старательно, т.е. много читали,  волей-неволей, они читать научились.  Показательно, что на младших курсах университетов и институтов  большинство студентов на лекции ходит добровольно. Даже если преподаватель не очень следит за посещаемостью, то зал полный почти всегда. На старших курсах – стоит только чуть ослабить контроль за посещаемостью…  Большинству студентов уже не нужно слышать информацию, они способны ее считать с текста.
    Только проблема в том, что этому они должны были научиться в школе. И в первом классе. А не в выпускном.  Школа же упорно и методично учит принимать информацию на слух. Поэтому  абсолютное большинство школьных отличников всегда отличались тем, что называется у педагогов усидчивостью.  Они,  раскрыв рот и не мигая,  смотрели на преподавателя, который им объяснял новую тему.  Остальные ученики, нормальные дети, которые отличались  не чрезмерной даже, а обычной для нормального ребенка активностью, советской школой сбрасывались в шлак, в брак. Не попасть в этот шлак везло только единицам, которые по каким-то причинам стали много читать с первых классов. Эти ученики могли на уроках отвлекаться от объяснения учителя, но компенсировали это информацией, которую сами воспринимали при чтении учебника.
     К окончанию первого каникулярного школьного лета  я в сельской библиотеке прочитал всю более-менее интересную для пацана детскую литературу.  И мне перестали нравиться детские книги окончательно, потому что они были… очень тонкими. Выдавали на руки по три книги, принесешь их домой, а через день уже читать нечего. Надо за новыми идти, но здесь мне войну объявила библиотекарша, она стала мне разрешать менять книги только один раз в неделю. Я начал брать книги потолще. Дюма скоро был прочитан, настала очередь Диккенса и Гюго… Потом мать стала мне запрещать ходить за книгами в библиотеку.  Оказалось, что моему чтению войну объявила школа.  Библиотекарша  летом рассказала моей учительнице, как я читаю, та испугалась, что у меня подвинется крыша, побежала к моей матери и они решили ограничить меня в этом.
  Воевала школа с моим пристрастием к чтению 5 лет. Пять лет мне выносили в школе и дома мозг!  Эти нотации по поводу, что столько много читать вредно, что я не так читаю,  невнимательно, что только глаза порчу…
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments