p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Category:

Фантастика, но... Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС

Оригинал взят у marafonec в Фантастика, но... Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС
59 лет назад 14 февраля 1956 года в Москве началася ХХ съезд КПСС, который впоследствии назовут историческим. Событие действительно стало историческим, потому что на этом важном не только для коммунистов СССР, но и для всего Советского Союза, всей коммунистической системы мира один из руководителей партии ( впоследствии выяснилось, что он являлся агентом британской разведки) выступил с докладом, в котором рассказал о культе личности И.В.Сталина, его звериной сущности. Съезд проходил с 14 по 26 февраля 1956 года.
Доклад Н.Хрущева, одного из основателя и активного исполнителя репрессий, по сути станет основой будущего развала СССР.
Рылся в архивах, и наткнулся на интереснейшее художественное произведение, посвещенное именно теме ХХ съезда КПСС, докладу Н.Хрущева.
Перепост из http://kramtp.info/news/64/full/id=15812

Фантастика, но... Речь И. В. Сталина на двадцатом съезде КПСС
3 мая 2011
Stalin_1945

Никита Сергеевич оторопело смотрел на маленький листочек. Было отчего потемнеть в глазах. На бумажке была выведена невероятная надпись: "В президиуме сидит СТАЛИН!!!" (Фантастический рассказ, основанный на реальных событиях и документах)
I
Никите Сергеевичу показалось, что в большом зале приглушили свет. Сидящие перед ним делегаты вдруг отчего-то стали плохо видны, будто все помещение подернулось серой вуалью. Он испуганно взглянул на лампу, освещавшую трибуну. Она тоже будто потемнела.

Однако в освещении оратор не сомневался. Он быстро понял, что это потемнело у него в глазах. Причина лежала прямо перед ним.

Поверх больших машинописных листов доклада непонятно откуда появилась маленькая бумажка. Ее, возможно, положил на трибуну дежурный секретарь, который, вроде бы, совсем недавно подходил к ней. Поглощенный выступлением Никита Сергеевич не помнил, подходил ли кто к трибуне и уж точно не обратил бы внимания на то, что подошедший человек мог принести.

Теперь он оторопело смотрел на маленький листочек. Было отчего потемнеть в глазах. На бумажке была выведена невероятная надпись:

"В президиуме сидит СТАЛИН!!!"

Именно так. Слово "Сталин" было выведено большими... нет... огромными буквами. И три восклицательных знака.

У докладчика перехватило дыхание. Его взгляд испугано забегал по сидящим в зале делегатам съезда. Увиденное повергло Первого секретаря в шок.

Присутствующие смотрели не на него. Их взгляды были обращены в одну точку, которая находилась где-то за спиной Никиты Сергеевича.

Не защищенный волосами затылок словно почувствовал жар, веющий оттуда.

Докладчик застыл на месте и некоторое время простоял в неудобной сгорбленной позе.

В зале царила гробовая тишина. Делегаты будто забыли о докладе, никак не реагируя на молчание лидера партии и государства.

Однако Никита Сергеевич не был бы Никитой Сергеевичем, если бы быстро не совладал с собой. Он не был мистиком, не верил ни в бога, ни в потусторонние миры, ни в воскрешение.

Сталин уже три года, как умер. Именно умер (к докладчику стало возвращаться самообладание), а не исчез, не спрятался, чтобы...

(Пот все-таки покатился по лысине. Никита Сергеевич полез в карман за платком.)

...Не спрятался, не скрылся, чтобы вдруг объявиться сейчас живым и здоровым. Никита Сергеевич сам много раз осматривал труп, сам хоронил, сам... (волнение все же сказывалось) ...сам посещал его в мавзолее...

Что за дурацкий розыгрыш!!! - Никита Сергеевич неожиданно вспылил. Он сверкнул взглядом за кулисы, куда мог скрыться дежурный секретарь съезда.

Куда он, собака, делся?!

Возникло желание покрутить головой в поисках пропавшего шутника, однако Никита Сергеевич быстро осадил себя: "Не хватало еще! Подумают, что я оглядываюсь на президиум, потому что поверил..."

Он скомкал злосчастную бумажку и отшвырнул ее в сторону.

Зал будто вздохнул. Во всяком случае, так Никите Сергеевичу показалось.

Ну что ж! Сейчас он приведет всех в чувство!

На дворе стоял 1956 год. Проходило последнее заседание двадцатого съезда партии.

Охрипший и вдруг взвинтившийся голос докладчика снова стал долбить сидящих в зале. Никита Сергеевич уже не поднимал взгляда от листов бумаги. Однако тон его выступления изменился. Если еще несколько минут назад он зорко следил за залом, взвешивая реакцию делегатов на свои слова, то теперь перешел почти на скороговорку. Неясный страх вдруг стал ощущаться в каждом его слове.

Хрущев говорил о Сталине, о массовых репрессиях, о зверствах вождя, о культе личности.

Неожиданно докладчик сделал паузу. Он стал перебирать рассыпавшуюся по трибуне бумагу. И вот в его руках появился небольшой машинописный листок.

Взгляд Никиты Сергеевича застыл на этой бумажке. Видно было, что докладчик что-то напряженно и в то же время растерянно вспоминал.

Наконец его брови дернулись. Вспомнил!

Он торопливо выкинул руку с листком вперед.

- Вот!

Слушатели никак не отреагировали на его жест, с напряжением ожидая последующих слов.

- Когда волна массовых репрессий в 1939 году, - почти на крик перешел докладчик, - начала ослабевать, когда руководители местных партийных организаций начали ставить в вину работникам НКВД применение физического воздействия к арестованным, Сталин направил 10 января 1939 года шифрованную телеграмму секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД.

Хрущев многозначительно помахал бумажкой.

- Вот она! - выкрикнул он.

Пробежав взглядом по залу, словно предвкушая эффект от того, что он собирается сказать, докладчик наконец повернул листок к себе и стал его зачитывать.

- "ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП(б)... Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата и притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманна в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружающихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод..."

Всю эту фразу докладчик выпалил на одном дыхании.

В зале стояло гробовое молчание.

Хрущев еще раз пробежался взглядом по слушателям и вдруг смешался. Что-то смутило его. Как-то не так молчали делегаты. Он покосился на бумажку и снова взмахнул ею.

- То есть... - начал было продолжать Хрущев и вдруг... осекся.

Сзади на его плечо легла чья-то тяжелая рука.

Что за наглость!!! Кто это?!...

Хрущев стал медленно поворачивать голову на подошедшего и...

Лицо докладчика окаменело в невероятной гримасе.

Рядом с ним стоял Сталин...

- Дай-ка, - негромко проговорил генералиссимус.

- Дай познакомиться, - продолжил Сталин и взял из рук Хрущева телеграмму.

- М-да! - в голосе гостя с того света прозвучало разочарование. - Тоже копия.

Он всмотрелся в листок.

- А где же все-таки оригинал? - он покосился на неподвижного докладчика. - Сегодня мне показывали еще одну копию этой шифрограммы.

Гость хмыкнул.

- И вот незадача. Оригинала никто не видел, а копии две. И самое странное - на разных писульках разные даты. Здесь написано 10 января, а на той стояло 27 июля 39-го года.

Сталин обратил пристальный взгляд на Хрущева.

- Какой оригинал настоящий?

Хрущев вдруг смертельно побледнел.

- Тот, - продолжил Сталин, - на котором среди других подписей членов политбюро должна была стоять подпись Хрущева, или этот, на котором подписи Хрущева быть не могло? Поскольку не был он 10 января еще членом политбюро...

Сталин сделал паузу.

- Копию какого документа выгоднее преподнести съезду? - вновь спросил он.

Хрущев вдруг стал терять равновесие. Он судорожно уцепился за трибуну.

- Ну бог с ними - датами! - неожиданно смягчился гость. - Меня все-таки занимает оригинал. Где же, все-таки, он?

Докладчик, продолжая держаться за трибуну, сделал шаг назад.

- Ну куда же вы? - проговорил Сталин. - У вас сегодня эпохальный доклад. Сегодня вы творите историю. Зачем же убегать?

В зале наконец началось шевеление.

- Товарищи! - отреагировал на движение делегатов Сталин. - Вы здесь все партийные работники. Кто-нибудь из вас видел документы политбюро, которые начинались бы такой фразой: "секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркомам внутренних дел, начальникам Управлений НКВД"?

По залу прокатился легкий шум.

- Какие-то нелады с партийной субординацией. Сначала стоят секретари обкомов, а потом уже крайкомов и ЦК нацкомпартий. Кого мы пишем в таких документов первыми? - он обратился в зал.

Среди делегатов опять пробежался шум.

- Нацкомпартий, - вдруг выкрикнул кто-то.

- Правильно, товарищ, - Сталин повел указательным пальцем в зал. - Я только уточню: после 36-го года на особо важных документах мы писали: не "секретарям нацкомпартий", а "секретарям ЦК компартий союзных республик".

В зале раздались возгласы.

Сталин бросил хмурый взгляд на Хрущева.

- И как сюда попали наркомы внутренних дел, начальники Управлений НКВД? Если мы высылаем документы в партийные органы...

Сталин вновь посмотрел в зал.

- Пишут: "для ознакомления наркомам внутренних дел", - опять кто-то выкрикнул из зала.

- Верно! - добавил еще один голос. - Для ознакомления...

Гость чуть заметно улыбнулся.

Хрущев сделал еще шаг назад, спрятавшись от Сталина за трибуну.

- От меня спрятался, - усмехнувшись, проговорил генералиссимус, - а свой зад товарищам подставил. Вот напинают-то.

Хрущев как ошпаренный отпрыгнул назад к Сталину и юркнул в трибуну, втиснув ягодицы внутрь.

- И что за странная фраза? - по лицу Сталина скользнуло недоумение, - "буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата". Какая-то журналистская беллетристика, а не партийный документ.

Х-м! Если все же делить пролетариат на социалистический и капиталистический, то какой он в капиталистических странах?

Сталин покрутил бумажку.

- Наверное, все-таки, - проговорил он, - капиталистический...

- Мне думается, - Сталин перевел взгляд на Хрущева, - в 1939 году члены политбюро такой бы глупости не допустили.

М-да! И что-то не припоминается, чтобы в 1937 году ЦК разрешил пытки. Если ЦК принимает какое-то решение, то для этого собирается пленум, вопрос ставится в повестку дня, проводятся прения, голосования. Ей-богу, не помню... Может, вы и тот документ зачитаете?

- Что это? - спросил Сталин в зал, подняв вверх бумажку.

- Фальшивка! Фальшивка! - закричали с разных сторон.

Сталин покачал головой.

Через некоторое время, когда шум стих, генералиссимус негромко произнес:

- И это эпохальный доклад?

В зале началось движение. Делегаты повставали со своих мест. Многие стали передвигаться по проходам к сцене.

Наконец, у трибуны собралась плотная толпа.

Генералиссимус смотрел на людей.

- Ну здравствуйте, товарищи! - проговорил он.

- Иосиф Виссарионович! - заговорили со всех сторон. - Вы откуда? Вы живы?

Сталин, улыбаясь, кивал им.

- Жив, жив...

- Но как?... но кто?...

- Как же так? - спрашивали с разных сторон, - люди же плакали на ваших похоронах...

- Товарищи! - Сталин постарался произнести это как можно тверже, хотя слышно было, как его голос слегка дрогнул. - Давайте займем свои места.

- Нам предстоит сегодня очень серьезно побеседовать, - проговорил он.

Люди поспешно отхлынули от сцены. Некоторое время в зале царила суета, но, наконец, все успокоилось. На генералиссимуса напряженно и внимательно смотрели сотни глаз.
(Продолжение следует)

Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments