p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

Categories:

Еще про штурм Кенигсберга.

      Почему я обратил особенное внимание на штурм Кенигсберга?  Потому что именно соотношения сторон во время этой операции и потери сторон  могут служить очень весомым поводом вообще задуматься о том, насколько сильно завышены потери советских войск в ВОВ.
       Для начала задумаемся о сравнимости мобилизационных ресурсов СССР и Германии.  Население Германии  порядка 80 млн. Население СССР – 190 млн.  Вроде бы почти 2,5-кратное преимущество.  Если не учитывать  людские ресурсы оккупированной Гитлером Европы и его союзников. И тогда уже картина совершенно противоположная: 400 с лишним миллионов против 190.
      Простой здравый смысл подсказывает, что если бы Советский Союз нес даже равные с вермахтом боевые потери, то мобилизационные ресурсы нашей страны истощились бы в два раза быстрее,  и война была бы проиграна.  Так ведь?
      Конечно, основу вермахта составляли немцы.  Но добавьте еще войска союзников. Но еще учтите, что даже если болгарских и французских мужиков в вермахт не призывали, то эти мужики заменяли немецких мужиков на полях и у станков.  Советских мужиков заменить было некем. Да, скажите вы – дети и женщины!  Ну, ага.  В какой-то мере, на не очень важных технологических операциях.  Основу  рабочих составляли все-таки мужики как раз призывного возраста. Даже из колхозов, из МТС не всех призвали.
      Но если у нас – женщины и дети, то и в Германии – женщины.  Не немки, конечно, хотя и они пошли к середине войны на производство, а угнанные  в рабство наши, русские бабы. И наши подростки, тоже угнанные в рабство.   Баш на баш.
     Более того,   после оккупации  европейской части СССР наш мобилизационный потенциал сократился до совсем смешных размеров, мы уже уступали в простой численности населения даже не всей оккупированной Европе, а непосредственно только Германии и ее союзникам.  Добавьте к этому, что наше население само работало и воевало, французы и болгары, как фактор промышленности, у нас отсутствовали, и вы поймете, что даже  боевые потери 2:1 в нашу пользу были бы для СССР фатальными.
       Конечно, после того, как началось освобождение оккупированных территорий,  населения прибавилось.  Можно было призывников брать оттуда. Только, понимаете, в чем проблема  -  там почти не осталось призывного контингента.  Его немцы нам почти не оставили.  Они его выметать начали еще с лета 1941 года.  Эти запредельно высокие цифры пленных красноармейцев – туфта.  Голая туфта. Наглая геббельсовская брехня.   Немцы мели под метелку в лагеря военнопленных  мужчин призывного возраста на оккупированной территории.  Как говорится, гуглите и обрящите, вы без труда можете найти приказы по вермахту, которые это прямо говорили.  Уже летом 1941 года немецкие генералы поняли, что войны быстрой не получится и подстраховывались этими мероприятиями.
     Да,  сотни тысяч наших бойцов попали в окружение. Но читайте воспоминания  немецких генералов и документы вермахта: окруженные части – это еще не плененные части. Конфигурации «котлов»,  как видел это немецкий Генштаб, быстро становились эллипсоидными, вытянутыми с запада на восток.  Бойцы и командиры окруженных частей не «хендэ хох» делали, а дрались с врагом,  выходили из окружения и крупными соединениями, и небольшими группами и одиночки выходили.
        И такой нюанс еще есть.  Если из окружения выходила войсковая часть с командованием, штабом и знаменем, то этих бойцов не помещали в лагеря для проверки. Они немедленно  доукомплектовывались, довооружались и ставились в оборону.  Чего их проверять-то было? Проверка особистами велась, но велась в обычной обстановке.  В фильтрационные лагеря  помещались те, кто вышел из окружения либо в одиночестве. Либо в составе очень небольшой группы.  Опять же – гуглите. Вы получите цифру, по памяти, в тысяч 600.  Это только одиночки.  А ведь большинство подразделений прорывалось в составе рот, батальонов и даже полков. Т.е., если под Киевом в окружение попало 600 тысяч (и эта цифра из пальца высосана), то это далеко не все плененные. Гальдер в своем дневнике прямо писал, что пленных крайне мало.  Без цифры даже. Ему даже неловко было эти цифры записывать.  Большинство из окружения не в плен пошло, а  прорвалось и дальше воевало.
      А эти миллионные цифры пленных 1941 года – значительная их составляющая мирные граждане призывного возраста.
       Таким образом,  если бы СССР позволил себе расходовать на фронте людские ресурсы хотя бы в таких же объемах, как и Германия, то  Кенигсберг в 1945 году штурмовали бы  12-летние подростки.  Мы бы истощили свой мобилизационный потенциал, как минимум, так же, как и Германия. А если вообще не хитрить, то просто ушли бы на дно…
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 40 comments