p_balaev (p_balaev) wrote,
p_balaev
p_balaev

"ТРОЦКИЗМ". Первые черновые наметки к будущей книге. Брежнев.

      Небольшой очерк авторства Л.И.Брежнева  «По заводскому гудку»  наполнен пафосом верности его семьи  родному заводу.  Из этого очерка следует, что они все так и работали на нем после революции, и 15-летним юношей сам Лёня пошел  в рабочие.

     Я поинтересовался историей Днепродзержинского (бывшего Каменского) металлургического комбината. И появились вопросы. Главный: на каком заводе началась трудовая биография Л.И.Брежнева, если его родной завод был в 1917 году законсервирован и пуск его состоялся только в 1926 году.

    В «Целине» Леонид Ильич  написал (или надиктовал) так: «Начинал рабочим, но в годы разрухи, когда остановили надолго завод, пришлось узнать пахоту, сев, косовицу, и я понял, что это значит – своими руками вырастить хлеб». Т.е., если даже он и пошел после школы (гимназия была преобразована в школу трудовой молодежи) на завод, то очень быстро бросил работу. Перекрестился из пролетария в крестьянина.

    По некоторым сведениям семья Брежневых в 1921 году  покинула Каменское и оказалась в Курской губернии, там, где  родился отец Генсека.  Сам Лёня начал работать на Курском маслобойном заводе, а через два года поступил в землемерный техникум.

    Какими-то уж очень хитрожопыми  оказались эти заводские патриоты.  В трудное для завода время бросили его и поехали искать более жирный кусок.  Настоящие рабочие, преданные своему предприятию, поступили совсем по-другому. Большинство рабочих Каменское не покинули,  жили трудно, но жили надеждой восстановления завода.

    С фронтов гражданской войны  (а вот никто из Брежневых  с винтовочкой за Советскую власть сражаться не пошел, это дворянин Г.М.Маленков совсем юношей пошел с белыми воевать) вернулись рабочие, самые сознательные решили просить  ВСНХ страны помочь с восстановлением предприятия.  В ВСНХ отправилась делегация в составе сталевара А.Белецкого и токаря А.Луковцева, они выбили средства для завода и в 1926 году была пущена первая доменная печь, в 1928 году производство достигло довоенного уровня.

    Вот так поступали настоящие рабочие и большевики. А комсомолец Леонид Брежнев в это время решил заняться сельским хозяйством и поступил в 1923 году в землемерный техникум. Заметьте, он выбрал специальность не заводскую, а сельскохозяйственную. И очень хлебную.

       Опять обратимся к «Целине»: «Землеустроителем начал работать в самом начале коллективизации, а на завод вернулся, когда она была в основном завершена. Эти годы – с 1927 по 1931 – равны эпохе в истории страны. Нарезая землю сельскохозяйственным артелям, мы сознавали, что не просто уничтожаем межи, но помогаем социалистическому переустройству села, перекраиваем весь тысячелетний уклад крестьянской жизни».

    Да-да, отважный борец за коллективизацию, кажется, уже в 1923 году знал, что она начнется.  Провидец.  Но в 1923 году, когда он поступил в техникум, о коллективизации еще и речи не шло. Зато специальность  выбрал очень интересную в том плане, что в те году не было на селе более хлебной.  Советская власть выделяла крестьян землю на работника. Составы семьи постоянно менялись. Наделы постоянно перемерялись, что-то отрезали, что-то прирезали. От землемера зависело очень многое.  Болотину или голую глину отмерит тебе – вот и намучаешься. Или отдаленный участок.  Землемер влиянием по более, чем председатель сельсовета, пользовался в те годы.

      И тут очень интересно, что на одном месте Лёня долго не задерживался. Начал работать в Курской губернии. Потом очутился в Белоруссии. Из Белоруссии – на Урале. В его биографии выглядит это так, как будто сама Партия его бросала на сложные участки с такой приличной географической амплитудой. В Курске всё нарезал, помчался помогать Белорусским товарищам, всё Белоруссию перемерил – давай на Урал!  Что-то очень много внимания Партия уделяла простому землемеру Лёне.  Или он просто сам бежал, после того, как наживал  себе врагов?

     Я вот именно это подозреваю: мерял землю Лёня так «справедливо», что его могли и прибить недовольные крестьяне,  поэтому он и сбегал подальше от тех мест, где его знали.

    В Белоруссии он даже себе браунинг купил. И нарвался на конфликт с сотрудником ОГПУ. Вот это совсем уже настораживает. Комсомолец. На ответственной работе. Вроде. наоборот, с ОГПУ у него должно было быть полное взаимопонимание.  Обязанностью чекистов было оберегать таких комсомольцев-специалистов от кулацкого террора. Лёню оберегать не хотели. Оперуполномоченный ОГПУ у него браунинг отобрал.  В ответ Брежнев накатал жалобу в волостной комитет партии. Чем там дело закончилось – неизвестно.  В архиве эта его жалоба хранится без резолюции. Но потом Брежнев очень быстро оказался уже на Урале.

      Некоторые журналисты, которые о Брежневе, Василий Журахов, в частности, считают, что браунинг был нужен молодому Брежневу для защиты от кулаков.  С чего они так решили, я лично понять не в состоянии.  Вот давайте представим, что написал бы Лёня в жалобе на сотрудника ОГПУ, если бы ему угрожали кулаки, а сотрудник лишил его возможности от них защититься?  Да там через слово было бы – кулаки и контрреволюционеры! Правильно?

   А в жалобе Брежнева потому, что «…работа связана со всякого рода скандалами…», и ни слова о кулаках.  Ну и вообще, если бы ему приходилось бороться с кулаками, то «дорогой Леонид Ильич»  такие факты в своих биографических сочинениях расписал бы со смаком.  Он не про один свой подвиг не забыл.  А так только упомянул, что приходилось с ними на сходах бороться.

       Но коллективизация, естественно, профессию землемера, как блатную, прикончила.  Облом случился у Лёни.



Tags: Брежнев
Subscribe
Buy for 100 tokens
***
...
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments